16+

По черкутинскому следу Владимира Солоухина

Знакомство с любым населенным пунктом начинается, конечно, с его названия, которое само по себе может уже нечто о нем сообщить. И иногда – самую сущность. Название села Черкутино, как объясняют местные жители, происходит от слова "церковь", которое в старину произносили здесь как "черква".

В книгах Патриаршего казенного приказа под 1628 годом записано: "Церковь святых чудотворцев Космы и Демиана в государеве цареве и великого князя Михаила Феодоровича всея Руси в дворцовом селе в Черкутине:". Космодамианская деревянная церковь в селе просуществовала до 1727 года. Тогда же была построена и освящена каменная церковь в честь Рождества Богородицы, с приделом во имя святых бессребреников Космы и Дамиана. Эта же церковь была заменена каменной церковью Рождества Богородицы в 1801 году владельцем села князем Николаем Ивановичем Салтыковым. Престолов в ней было три: в холодной в честь Рождества Богородицы, в приделах теплых – святых бессребреников Космы и Дамиана и святых апостолов Петра и Павла.
Священнослужители Богородицерождественского храма вели приходскую летопись с подробным описанием ущербов и восстановлений храма. Старожилы рассказывали, что в мае 1866 года сильная буря снесла большую главу с церкви. Глава была восстановлена, и в 1870 году усердием церковного старосты Николая Зотова устроены каменные своды вместо деревянных накатов. Своды были расписаны на средства купца Василия Зотова – на сумму свыше 900 рублей. В 1880-х годах производится капитальный ремонт храма на средства бывшего черкутинского прихожанина, бронницкого купца Симеона Челышова и иждивением церковного старосты купца Василия Зотова. Церковь возо-бновляется изнутри и снаружи. 1 сентября 1885 года высокопреосвященнейший Феогност, архиепископ Владимирский, освятил обновленный храм. В 1899 году на средства упомянутого уже потомственного почетного гражданина С. Челышова вызолочены все главы. Постоянной заботой была окружена церковь. В конце XIX века ей принадлежали и торговые лавки, и мельницы, и лес.
Были в Черкутино две школы: земская и церковно-приходская, открытая в 1885 году. Последняя помещалась в отдельном доме, построенном князем Салтыковым. Издавна существовавшее в черкутинском приходе народное школьное образование первое время было всецело в руках духовенства. С 1840-х до начала 1860-х годов училище в Черкутино было приходское, учителями были местные священники, и назначение их на эту должность зависело от епархиального начальства. В клировых ведомостях за 1843 год записано: "Священник А.Д. Похвалынски по резолюции высокопреосвященнейшего Парфения, архиепископа Владимирского, указом духовной консистории сделан учителем черкутинского приходского училища". Помогали священнослужителям и церковнослужители, обучая детей грамоте по букварю и церковно-славянским книгам у себя в домах. С 1870-х годов образовательная деятельность черкутинского духовенства переходит в руки учителей, большая часть которых была опять же духовного звания, окончивших курс наук духовной семинарии.
Но вернемся к Богородицерождественскому храму. Насколько великолепен был этот церковный архитектурный ансамбль, можно судить сейчас лишь по сохранившейся колокольне: Церковь Рождества Пресвятой Богородицы была разрушена в 1967 году. Вот как об этом событии рассказывал уроженец этих мест, писатель Владимир Солоухин: "Мы впервые увидели церковь, лежащую на земле. Особенно поразил нас церковный купол. Казавшийся небольшим в небе, на фоне плывущих облаков и относительно остальных пропорций церкви, он лежал теперь на земле огромный (можно разместить жилую комнату), и не было в нем теперь никакого полета, никакого парения, а была жалкая мертвая неподвижность".
На месте храма в советские времена был построен Дом культуры – огромное здание из бетона и стекла. Да, опустошались и разрушались храмы. Но культурную жизнь того периода (и периода продолжительного – длиною в целую жизнь) нельзя полностью отвергать и сбрасывать со счетов. Духовность заменилась душевностью.
Одну из стен Дома культуры украшает грандиозный барельеф с изображением, характерным для советских времен, символизирующим союз сельского труда и творчества: крепкие жизнерадостные жницы, сплоченные единым порывом созидания. Работа выполнена на высокохудожественном уровне. Автор ее, теперь доцент государственного гуманитарного университета, заслуженный художник Юрий Григорьевич Колов два года трудился над созданием этой, уже можно смело сказать, достопримечательности Черкутино. В те же времена (1981-1983) по договору с совхозом "Первомайский" из Москвы в черкутинский Дом культуры с концертными программами приезжали артисты Большого театра. С особым воодушевлением проводились и проводятся на селе праздники урожая. И по сей день пятнадцать кружков и студий (!) работают в Доме культуры. 28 ноября сельчане празднично отметят 90 лет со дня основания культуры в Черкутино – в 1918 году был открыт первый клуб на селе.
Но вернемся к тем временам, когда жители села Черкутино "все без изъятия были православного вероисповедания, ко храму более или менее усердны". Одновременно с церковью Рождества Богородицы в Черкутино издавна существовала деревянная церковь святителя и чудотворца Николая. В 1736 году помещик Иван Алексеевич Салтыков, адъютант лейб-гвардии конного полка, вместо обветшавшей деревянной Николаевской церкви построил каменную в честь того же святого. Рядом с церковью были строения усадьбы Салтыковых. Сохранились дом и флигель XVIII века. Позже дом был передан церковному причту. И в доме священника этой церкви 1 января 1772 года родился будущий государственный деятель Российской империи граф Михаил Михайлович Сперанский. В среде черкутинского приходского духовенства прошло детство Миши. Выдающуюся роль в воспитании мальчика играли дед и бабка. Здесь, в Никольской церкви, под бдительным наблюдением слепого деда, священника Василия Михайлова, Миша читал "часы" и "Апостол", знакомился с порядками церковно-богослужебных действий. По отзывам самого Сперанского, дед принес ему значительную пользу своим вниманием и строгостью. Бабка Сперанского еще более усилила религиозную настроенность внука. Суровая постница, питавшаяся одной просфорой, посвятившая всю себя молитвенным беседам с Богом, она была поразительным примером для восприимчивого внука. Много лет спустя Сперанский говорил о бабке, что он и до сих пор видит ее как живую – настолько сильно запечатлелся в его душе образ этой воистину подвижницы: Мы застали Никольскую церковь в запустении. Все подступы к ней густо поросли крапивой – травой забвения. Под изрешеченным куполом прятались галки:
Видимо, в таком же запустении в 1950-х годах застал Владимир Солоухин в Черкутино кладбищенскую Успенскую церковь, от которой сейчас и следа не осталось. Она была построена в 1795 году усердием князя Николая Ивановича Салтыкова. Деревянная, на каменном фундаменте, с деревянной колокольней, в 1843 году церковь была сделана теплой, снаружи обшита тесом, внутри оштукатурена и расписана. В 1885 году церковный староста, крестьянин села Черкутино Дмитрий Зотов, обнес все кладбище каменной оградой с железными решетками. Он же устроил близ церкви каменную часовню с позолоченным иконостасом. С 1927 года богослужения в церкви прекратились.
"Кладбище выглядело так, – писал В. Солоухин в 1950-х годах, – большая зеленая луговина на краю Черкутино. Посреди деревянная церковь. Потом (окружая церковь) могилы, липы, сирень. Потом кирпичная ограда с железными витиеватыми решетками. У главных ворот кладбища, по эту сторону кирпичной ограды, лепились друг к другу крохотные, словно игрушечные, домики. Каждый домик, однако, имел вид настоящей деревенской избы: и прясло, и завалинка, и два-три оконца, и дворик, и кровелька, и труба. Назывались эти избушки кельями, а жили в них монашки. Бывало мы, будучи ребятишками, заглядывали в оконца кельи и видели, что все там внутри тоже настоящее: стол, самовар на столе, на полу чистые половички и даже беленая русская печка. Домишки обветшали теперь, вросли в землю по самые окна. В одной из этих келий жил дедушка Николай – слепой и немощный сторож закрытой кладбищенской церкви: Желтобородый, пергаментный дед Николай сказал нам: "Сходите, поглядите. Там не закрыто. Кто хочет заходит, чего хочет берет". Эта церковь отличалась тем, что закрыть-то ее закрыли, но сразу же и забыли о ее существовании. Вся церковная утварь осталась на месте и разорялась постепенно в течение 25-ти лет. Подсвечники ронялись, цепочки обрывались, книги рассыпались, стекла бились. Голубиный помет, накопившийся на резных позолоченных перекладинах иконостаса, завершал картину общего запустения. Кладбище было невероятно запущено. Липы разрослись и сплелись ветвями, образуя сыроватый полумрак, валялись кости, обломки истлевших деревянных крестов. Все это было густо усыпано грачиным пометом и прутьями с гнезд".
Зная такое описание кладбища, войти на его территорию было как-то жутковато. Но нет – другая картина открылась нам. Кладбище сейчас довольно ухоженное. Старые деревья подпилены, нет захламленности и непроходимых зарослей. Конечно, уже не осталось и следов от домишек-келий и от самой Успенской церковки. Пострадала и кладбищенская ограда. Сохранился нетронутым лишь угловой столб безупречной кладки с углублением (гнездом) для иконы. Часть серой доски осталась в гнезде, а другая часть стояла прислоненной к столбу. Видимо, на доске той был написан какой-то образ. И уже знакомые для нас имена нашли мы на крестах и надгробиях:
Все-таки хочется верить, что Никольскую церковь в селе Черкутино не постигнет участь кладбищенской Успенской церкви, и что в скором времени ее возобновленные своды услышат долгожданный призыв: "Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу".

Елена Холоднова
Фото автора

Просмотры: