Владимирский парень Алексей Панин

В антрепризе "Шашни старого козла", премьера которой на прошлой неделе состоялась в концертном зале имени Танеева, задействована блистательная команда столичных актеров.

В антрепризе "Шашни старого козла", премьера которой на прошлой неделе состоялась в концертном зале имени Танеева, задействована блистательная команда столичных актеров.
Театральный дом "Миллениум" собрал очень разноплановых артистов – гениального, не побоюсь этого слова, вахтанговца Вячеслава Шалевича, "кавказскую пленницу" Наталью Варлей, красавицу Татьяну Арнтгольц. Но больше всего владимирцев пленил Алексей Панин своей ослепительной, детски-наивной, ассиметричной улыбкой.
Пока зритель начинал наслаждаться комедией положений, Панин, появляющийся на сцене не с первых минут театрального действа, успел побеседовать с корреспондентом "Призыва".
– Алексей, в последнее время антреприза стала чуть ли не синонимом слова халтура. Вас это не обижает?
– Если бы это была халтура, я бы в ней не работал. Театральный дом "Миллениум" и артисты, которые с ним работают, такие, как Купченко, Стеклов, Этуш, никогда бы не позволили себе халтуры. Есть спектакли менее бюджетные, есть более бюджетные, есть спектакли очень дорогие, есть более дешевые, но халтуры здесь не существует. Спектакль "Шашни старого козла" получился скромным, тем не менее халтурой его назвать нельзя.
– Творческая судьба впервые привела вас во Владимир?
– На сцену – да. А так, можно сказать, я – владимирский парень и Владимир – это практически мой второй родной город. Дело в том, что моя деревня находится в 60 км отсюда – Даниловка называется. Впервые я оказался на владимирской земле, когда мне было 8 месяцев, после чего под Владимиром прошло все мое детство и юность тоже.
Все лето от начала до конца я проводил в Даниловке – меня не на моря, не на курорты возили, а в деревню. Повзрослев, я стал ездить во Владимир в гости к друзьям, мы ходили на дискотеки в местную школу бокса. А еще нам, деревенским, нравилось ходить на дискотеки в ближайшие лагеря, там мы крутили с девочками романы, какие только возможны в 13-летнем возрасте. В последнее время, к сожалению, в Даниловку редко удается выбраться.
– А вы могли бы сменить место жительства и уехать из Москвы?
– Нет, ни в каком другом городе я бы жить не смог. Я люблю Москву, несмотря на всю ее суету, без нее мне становится скучно. Когда я устаю от столицы, я уезжаю куда-нибудь, но потом все равно не терпится вернуться. Видимо, просто Москва такой город, который "забирает" каждого, кто туда попадает. Сколько артистов из Питера перебралось в Москву, у них все хорошо было и там, но Москва открывает какие-то дополнительные возможности, а потом уже не отпускает.
– Многие ваши коллеги участвуют в различных телевизионных шоу. Интересуют ли вас такого рода проекты?
– Я все меньше и меньше принимаю участие в телевизионных шоу. Отношусь к ним всегда по-разному – в зависимости от того, что это за шоу. Есть программа "Закрытый показ" с Гордоном на Первом канале, где обсуждаются серьезные картины и где люди высказывают свое мнение по поводу того или иного кинопродукта. А есть совершенно непотребные вещи типа "Дома-2>. Поэтому к одному я отношусь хорошо, к другому – плохо.
– А на остров отправиться не хотели бы?
– Меня приглашали на остров, но я не горел большим желанием. К тому же мой график никогда не совпадал с графиком Первого канала. Приглашение на тот или иной проект всегда приходился на момент моих съемок в каком-либо фильме. Так ни разу ни в одном мероприятии Первого канала поучаствовать и не получилось.
– В ближайшее время в каких киноработах вас можно будет увидеть?
– Буквально на днях выходит 12-серийный фильм "Волчья стая", где я играю вместе с замечательным актером Лешей Серебряковым. А весной на экранах появится комедия под названием "Варенье из сакуры" – там кроме меня снимался Петр Красилов, известный по сериалу "Не родись красивой", и еще несколько хороших артистов.
– Популярность не мешает вам ходить по улице?
– Нет, популярность не мешает, мешает человеческое хамство, недалекость. Люди ведут себя так, как привыкли, они не понимают, что в общении с актерами есть какие-то рамки, которые стоит соблюдать. Мне не придет в голову подойти на улице к незнакомому человеку, обратиться на ты, начать общаться запанибрата: Вот когда подходят люди, которые знают твое кино и говорят не просто какие-то бестолковые слова, а делятся своими впечатлениями, – приятно, спасибо им.
– То есть вы резкий человек, можете и ответить?
– Я всегда отвечаю, если мне что-то не нравится. И это не связано с моей актерской профессией. Был бы я слесарем, я бы разговаривал точно так же. Характер, да, у меня сложный.
– У вас есть способ поднять себе настроение?
– Как такового нет. Настроение зависит не столько от меня, сколько от стечения обстоятельств. Но всегда должно быть настроение жить, радоваться, а праздник можно устроить в любой день, когда этого захочется.
– Вы любите подарки? И дарили ли вам когда-нибудь вашу мечту?
– Подарки люблю. А вот получить в подарок мечту не всегда получалось. Я вырос в нормальной советской семье среднего класса – в то время практически все были одного социального уровня и далеко не каждый мог позволить купить детям какие-то дорогие вещи. Родители меня баловали – то есть покупали мне все, на что у них были возможности и средства. Но, помню, я хотел машину за 25 рублей – такую, в которую можно сесть, крутить руль, нажимать педали, и она ездила. Но тогда эта сумма составляла четверть зарплаты и машинку мне так и не купили: Сейчас я тоже балую свою дочку подарками.
– Когда дочка вырастет, вы бы хотели, чтобы она пошла по вашим стопам?
– Да пускай идет куда хочет. Захочет продолжить актерскую династию – пожалуйста, нет – нет. Разумеется, я буду пытаться прививать ребенку вкус к театру и искусству вообще, но это не значит, что она станет именно творческим человеком. Посмотрим. Пока она еще маленькая и об этом рано говорить.
– Сейчас столько разговоров про финансовый кризис. Вас он как-то затронул?
– Конечно, затронул. Картины многие остановились, на "Мосфильме" огромное количество проектов "заморожено" на неопределенный срок. У меня было все расписано на полгода вперед. Пришлось этот план изрядно подсократить. Что касается цен в магазинах, то я в этом совсем не ориентируюсь – не знаю, что сколько стоит. Я прихожу в магазин, беру то, что мне нравится, потом мне говорят, сколько нужно за это заплатить. Но: придется теперь считать.

Татьяна Лапатина
Фото автора
*

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике