Владимирский след наследника “падишаха всея Туркестана”

Сельцо Михайловское, что неподалеку от погоста Спас-Купалище, - одна из наиболее известных дворянских усадеб Владимирской губернии, на всю Россию славившаяся убранством главного дома-дворца и роскошным парком.

Сельцо Михайловское, что неподалеку от погоста Спас-Купалище, – одна из наиболее известных дворянских усадеб Владимирской губернии, на всю Россию славившаяся убранством главного дома-дворца и роскошным парком.

В последней четверти XIX столетия Михайловское принадлежало внуку последнего царя Грузии светлейшему князю Николаю Грузинскому из династии Багратионов. Поселившийся во Владимирском уезде светлейший князь Грузинский в молодости был блестящим гвардейским офицером. Ему приходилось выполнять важные дипломатические поручения, например, возить личные письма российского императора Александра II к германскому императору Вильгельму I. Знавший происхождение царского курьера прусский венценосец обращался к гвардейцу "кузен", признавая его равным себе – все монархи мира по традиции считали (и считают) себя родственниками.
Князь Николай Грузинский в 1880-е годы в течение почти целого десятилетия избирался владимирским губернским предводителем дворянства и являлся влиятельной персоной в аристократических и светских кругах. Среди многочисленных гостей, побывавших в Михайловском, был композитор Петр Чайковский, оставшийся в восторге от княжеской усадьбы. Позже его светлость был виленским губернатором, а закончил карьеру на видном генеральском посту в Петербурге.
После смерти старшей дочери Марии наследницей князя Грузинского стала его вторая дочь, светлейшая княжна Надежда, которая, повернись судьбы мира иначе, вполне могла бы стать второй после знаменитой Тамары царицей Кахетии и Картли.
Князь пытался найти для дочери и наследницы жениха, соответствующего ее статусу, однако владетельные династии с давно лишившимися престола Багратионами родниться не желали. Тем сенсационнее не только для России, но и для Западной Европы стало известие, что дочь бывшего владимирского губернского предводителя царских кровей вышла замуж за наследника: "падишаха всея Туркестана"!
Нет, конечно же, православный грузинский князь не отдал любимую дочь в гарем восточного владыки. Падишахом Туркестана тогда называли генерал-губернатора Константина фон Кауфмана, который покорил для России всю Среднюю Азию, завоевав Бухарское, Кокандское и Хивинское ханства. Александр II всецело доверял генералу Кауфману, владения которого превышали площадь Англии, Франции и Германии вместе взятых, и пожаловал потомку прибалтийских рыцарей почетный титул "Туркестанский".
Супругом светлейшей княжны Надежды Грузинской стал выпускник Пажеского корпуса офицер кавалергардского полка Алексей фон Кауфман-Туркестанский, состоявший в молодости камер-пажом супруги Александра III императрицы Марии Федоровны. Как бывший паж, Кауфман-Туркестанский-младший носил на пальце скромное стальное кольцо, которое посвященным указывало на его принадлежность к элите большого света. Для наследника покорителя Туркестана были открыты двери любых, даже самых высоких кабинетов в империи, включая личные покои царя.
Именно этому сыну "падишаха Туркестана" досталось большинство владимирских имений потомков грузинского царя. По жене, внесенной в дворянскую родословную книгу Владимирской губернии еще в 1882 году, фон Кауфман тоже стал представителем владимирского благородного сословия.
Однако жизнь богатого помещика совсем не привлекала избранника грузинской царевны. Подобно Кауфману-старшему, Алексей был профессиональным военным. Но покорял он не Туркестан, а Дальний Восток. Полковник Кауфман-Туркестанский прославился активным участием в походах в Китай в начале 1900-х годов. Затем Николай II назначил было перспективного офицера и администратора вице-губернатором в Оренбург, но началась русско-японская война, и Алексей фон Кауфман отправился добровольцем на фронт. Как опытный кавалерист, он был назначен командиром 4-го Сибирского казачьего полка, а потом получил под начало 17-й Черниговский гусарский полк. За боевые заслуги полковник Кауфман получил пять боевых орденов, в том числе Георгия IV степени и св.Владимира "на шею", а также наградное золотое оружие.
После окончания войны Кауфман-Туркестанский получил чин генерал-майора и назначение командиром аристократического лейб-гвардии Гродненского гусарского полка, в рядах которого служили многие представители знатных родов.
В 1913 году фон Кауфманы приезжали во Владимир. Они провели несколько недель в своем имении в Михайловском, отслужили молебен о предках супруги в Преображенской церкви Спас-Купалища, гостили в Муромцево под Судогдой у тогдашнего владимирского губернского предводителя, гвардейского гусарского полковника Владимира Храповицкого. Поговаривали, что заслуженный боевой генерал и зять популярного среди местного дворянства светлейшего князя Грузинского Кауфман-Туркестанский – весьма вероятный кандидат на пост владимирского губернского предводителя дворянства на очередных выборах 1915 года.
Но уже в 1914-м началась новая война – первая мировая. И генерал Кауфман-Туркестанский вновь добровольно идет на фронт. Получив назначение на пост командира Уральской казачьей дивизии, он прошел с ней через множество испытаний и зарекомендовал себя одним из лучших кавалерийских генералов российской армии.
Октябрьский переворот 1917 года ни Алексей фон Кауфман-Туркестанский, ни его жена не приняли. Аристократы до мозга костей, они не могли примириться с властью большевиков. Вскоре супруги уехали на юг России, где Кауфман воевал сначала у генерала Деникина, а потом у Врангеля. Владимирские имения Кауфман-Туркестанских были конфискованы новой властью. Михайловское стало санаторием, а потом и вовсе было разорено.
После разгрома белых Кауфманы эмигрировали во Францию. Там генерал стал видной общественной фигурой. Председатель гвардейского объединения, объединения лейб-гвардии Гродненского гусарского полка, член главного комитета союза инвалидов, председатель союза георгиевских кавалеров и союза пажей, казначей общества ревнителей памяти Николая II – все должности, которые занимал фон Кауфман в эмиграции, трудно даже перечислить. Одновременно он входил в руководство Русского общевоинского союза (РОВС), против которого чекисты вели многолетнюю упорную борьбу. Несколько раз жизнь генерала была под угрозой, но куда более серьезным ударом для стареющего светского льва оказалась кончина жены.
На родине имя генерала было забыто на долгие десятилетия. Только в последние годы биография этого незаурядного человека, носившего знаменитую фамилию, вошла во все исторические справочники и словари. А для нас фигура Алексея фон Кауфмана-Туркестанского и его семейная хроника – еще одна страница прошлого Владимирской губернии, которое зачастую открывается с новой, неизвестной ранее стороны.

Николай ФРОЛОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике