Владимирский драмтеатр артистично борется со взяточниками

В свете развернувшейся в стране борьбы с коррупцией "Ревизор" Гоголя на подмостках Владимирского драматического театра прозвучал неожиданно свежо. В момент передачи Городничим поиздержавшемуся Хлестакову денежной помощи, рапидно подчеркнутый...

В свете развернувшейся в стране борьбы с коррупцией "Ревизор" Гоголя на подмостках Владимирского драматического театра прозвучал неожиданно свежо.
В момент передачи Городничим поиздержавшемуся Хлестакову денежной помощи, рапидно подчеркнутый режиссером Сергеем Морозовым, зал понимающе хохотал и дружно аплодировал.
Аплодисментами сопровождала публика и окончание каждого явления пьесы. А во второй ее части зрители вслед за персонажами всерьез подсчитывали, кто из действующих лиц сколько дал мнимому ревизору, в рублях оценивая степень чиновничьей глупости и корысти.
Более посвященные в литературно-театральную кухню представители СМИ рассуждали об особенностях режиссерского прочтения знаменитой пьесы. У одних не возникло ощущения "искушения", которым (вместо гоголевской "комедии в пяти действиях") был обозначен в программке жанр пьесы. Другие концептуально не согласились с буффонадой. Третьи сочли недостаточно подчеркнутой тему греховности, страха божьего и страшного суда. И все же спектакль состоялся и по праву займет одно из лучших мест в репертуаре Владимирского академического областного театра драмы.
Пьес, подобных "Ревизору", где могут реализоваться творческие индивидуальности сразу двадцати актеров, сегодня просто не сыскать. "Ревизор" же для режиссера и актеров – задачка повышенной сложности со многими неизвестными и серьезное испытание на профпригодность.
К чести приглашенного режиссера Сергея Морозова, трехчасовой спектакль воспринимается зрителем на одном дыхании, благодаря пунктуально рассчитанному и на протяжении всего действа удержанному актерами темпоритму, органично спаянному с удивительно точно подобранным и активно работающим на идею пьесы музыкальным сопровождением.
Вдумчиво расписан рисунок каждой роли и каждая мизансцена, так что актерам, слава богу, не приходится тратить силы на блуждание между стульями, декорациями и друг другом. Именно поэтому они свободно и с максимальной отдачей играют в ансамбле и могут сконцентрироваться на развитии характера доставшегося им персонажа.
Именно поэтому так великолепно донесен текст, что для гоголевской прозы чрезвычайно важно, ибо она, по определению Владимира Набокова, четырехмерна, фантасмагорична и перенаселена "второстепенными", фоновыми персонажами. Достаточно вспомнить упоминающегося по случаю судебного заседателя, человека "сведущего", но распространяющего вокруг себя такой запах, "как будто бы он сейчас вышел из винокуренного завода", пописывающего статейки, но не появляющегося в пьесе приятеля Хлестакова Тряпичкина или даже самого Пушкина.
Здесь уместно отдать дань удачной и выразительной находке режиссера, рискнувшего оживить и показать зрителю всех этих "закулисных" действующих лиц, причем ключнице Авдотье повезло больше других, так как статус ее значительно вырос и она перешла, так сказать, в основной состав игроков. Время от времени, воссоздавая второй и третий планы многомерной пьесы, они появляются на авансцене, чтобы продемонстрировать спровоцированное заезжим чиновником бурное кипение жизни в забытом богом заштатном городишке.
Авторский и режиссерский замысел дополняется и поддерживается оригинальным сценографическим решением, предложенным Николаем Шароновым. Здание с пузатыми колоннами (дом Городничего и одновременно символ власти) асимметрично делит сцену на неравные части и заставляет балансировать зрительское восприятие на грани шаткого равновесия. С помощью двух "зеркал", в которых искаженно отражаются персонажи, подчеркивается фантасмагоричность и искривленность чиновничьего мира, разоблачаемого перед публикой с присущей Гоголю беспощадностью.
Основная декорация позволяет задействовать все пространство сцены. Через дверь внутри дома на протяжении пьесы входят гости и слуги, а в финале – жандарм, грозно извещающий о прибытии по именному повелению чиновника из Петербурга. Между гротескными колоннами снуют и гнездятся многочисленные чиновники. На переднем плане замысловатые па совершают разномастные кресла, креслица и стулья, различающиеся размерами и внешним видом сообразно чину обладающего ими персонажа. Трактирный номер Хлестакова решен как темная каморка под лестницей, которая по завершении сцены возносит его к вершинам власти.
Особого внимания заслуживают костюмы персонажей, созданные Викторией Хархалуп. Во-первых, они по стилю соответствуют эпохе, что нынче большая редкость, во-вторых, избранной цветовой гаммой, особенностями кроя и фасона способствуют раскрытию характеров персонажей, в-третьих, по мере развития сюжета пьесы видоизменяются, делая спектакль более ярким и интересным, в первую очередь, для зрительниц. Так, у жены и дочери Городничего Анны Андреевны и Марьи Антоновны три перемены платьев и по мере приближения к вожделенному генеральству наряды их становятся все более изощренными и пышными.
Все вышеперечисленные составляющие сценического воплощения лучшего гоголевского произведения создали идеальные условия для проявления актерского мастерства, и, как уже упоминалось, ансамбль сложился и зажил своей жизнью. Каждый из чиновников, находясь на разных ступенях иерархической лестницы, непохож на другого костюмом, речевой характеристикой, манерами и в то же время , как винтик единого государственного механизма, безоговорочно подчиняется приказу начальства – строится в шеренгу или восторженно дует в медные трубы самодеятельного оркестра.
Виртуозно управляет этой вакханалией власти предводитель стаи опытный Городничий в исполнении не менее опытного актера и народного артиста РФ Михаила Асафова, которому приходится соперничать с умничающим судьей Ляпкиным-Тяпкиным (Сергей Баринов) и плутоватым попечителем богоугодных заведений Земляникой (Игорь Клочков). Выразителен и даже трогателен застенчивый смотритель училищ Лука Лукич Хлопов (Владимир Апполонов). Омерзителен в своем простодушном служебном рвении не всегда трезвый почтмейстер Шпекин (Андрей Щербинин).
Бесподобен в своем немногословии лекарь Гибнер (заслуженный артист РФ Анатолий Ерин), по замыслу Гоголя по ходу пьесы издающий нечленораздельные звуки, а по версии режиссера Сергея Морозова – с тупым упорством затягивающий одну и ту же песню про "зольдатушек". Неповоротливый в своей долгополой, наглухо застегнутой шинели и очечках, чуждых его глупейшей физиономии, он весьма комичен и своей параличной пластикой более всего напоминает неотесанное бревно.
Прекрасную и очень смешную пару составили Добчинский (Алексей Куликов) и Бобчинский (Богдан Тартаковский). Особенно удалась первая сцена, в которой они, перебивая друг друга, рассказывают о трактирном постояльце, молодом чиновнике из Петербурга, причем Добчинский, которому вынужденно приходится большей частью жестикулировать, неожиданно выдает уморительный и весьма эмоциональный сурдоперевод. Запоминается и сцена в трактире, где они подобострастно стараются услужить мнимому ревизору.
Выразительно противостояние Городничего и Хлестакова (Антон Карташов), почти каждая сцена с которым заканчивалась аплодисментами. Молодой актер обладает мощной энергетикой, хорошо чувствует своего героя и сочными красками убедительно рисует образ гламурного вертопраха.
Очень хорош женский дуэт в исполнении народной артистки РФ Галины Ивановой и Инги Галдиной. Молодящаяся романтичная кокетка Анна Андреевна уравновешена резонерствующей угловатой Марьей Антоновной. Это противостояние характеров сохраняется на протяжении всей пьесы, создает необходимое для удержания зрительского внимания напряжение, усиливается и оттеняется соперничеством за Хлестакова.
Неожиданно многозначительной получилась фигура Осипа (заслуженный артист РФ Александр Чубченко), самого совестливого человека в этом царстве лжи и обмана. Благодаря его нестяжательству и умению вовремя остановиться спасся легкомысленный и увлекающийся барин. Спокойствие и рассудительность этого персонажа становятся камертоном пьесы, в которой все суетятся и пытаются урвать от жизни как можно больше.

Ольга РОМАНОВА
Фото Р.Новикова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике