Казанская икона – заступница усердная земли Русской

На Владимирщине, как и повсеместно на Руси, в память освобождения Русской земли от иноземцев в 1612 году, широко строились храмы во имя чудотворной Казанской иконы, а 4 ноября...

На Владимирщине, как и повсеместно на Руси, в память освобождения Русской земли от иноземцев в 1612 году, широко строились храмы во имя чудотворной Казанской иконы, а 4 ноября не только государственный праздник – День народного единства, но и великое событие для всех православных – день почитания Казанской иконы Божией Матери.

Трагическое время пережила Россия в начале XVII века. Мор и голод, кровавые междоусобицы, вражеские нашествия разорили страну дотла. Значительная часть ее населения погибла. В течение двух долгих лет столица Русского государства оставалась во власти иноземцев. Пали главные пограничные твердыни страны – Смоленск и Великий Новгород. В Западной Европе уже считали, что Россия не сможет больше подняться с колен и никогда не обретет былого могущества.
Но смертельная опасность объединила все патриотические силы страны, сплотила народ вне зависимости от происхождения и положения в обществе. Народное ополчение спасло русскую государственность. Всеобщее покаяние и упование на милость Божию явились главным залогом преодоления смуты. И духовным знаменем русского народа стала Казанская икона Пресвятой Богородицы.
Ополченцы из Казани принесли с собою список с чудотворной иконы Казанской. С верою и радостью приняли воины святую икону, от которой стали совершаться многие чудеса. Ополченцы встречали препятствия, которые не смогли бы победить человеческими силами: многочисленное польское войско под Москвой, неподступное укрепление города, вражда между русскими отрядами, недостаток оружия и средств для содержания ополчения. И осенняя непогода увеличила бедствия осаждающих.
"Прости, свобода Отечества, прости, Кремль священный!" – теряли они последнюю надежду. Решившись сделать еще одну попытку победить врагов, все войско три дня постилось и молилось перед Казанскою иконою. А в Кремле, среди врагов, в плену и болезни томился приехавший из Греции архиепископ Арсений. Однажды келья больного вдруг озарилась божественным светом, и увидел он пред собою преподобного Сергия Радонежского. "Предстательством Богоматери суд Божий об Отечестве преложен на милость, – сказал преподобный Сергий, – Россия будет спасена". Арсений вдруг выздоровел. И 22 октября по старому стилю русские взяли Китай-город. Через два дня взяли и Кремль. В воскресный день 25 октября торжественно, с крестным ходом и Казанской иконою русское войско двинулось в Кремль. На Лобном месте крестный ход встретил архиепископ Арсений, который нес чудотворную икону, сохраненную им во время плена: Царь Михаил Феодорович установил праздники в честь Казанской иконы с крестным ходом два раза в год – 8 июля, в день ее обретения; и 22 октября – в память освобождения Русской земли от поляков.
Не часто такое бывает в истории народов, и потому чудеса и знамения должны оставаться в памяти людей для нашего укрепления, утверждения в вере и надежде, что не оставлены мы промыслом Божиим.
Стояла зима 1941 года. Повсюду были паника, страх и уныние. Но, как и в 1612 году, для изъявления воли Божией и определения судьбы страны был избран молитвенник за Россию митрополит гор Ливанских Илия. Владыка затворился в каменном подземелье, куда не доносился ни один звук с земли и где не было ничего, кроме иконы Божией Матери. Он не ел, не пил, не спал, а только, стоя на коленях, молился перед иконой с лампадой. Через трое суток бдения в огненном столпе явилась ему сама Богородица и объявила, что избран он для того, чтобы передать определение Божие для народа российского. "Пусть вынесут, – сказала она, – чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города Петра. Тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война кончится, митрополит Илия должен будет приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена". Сталин не видел другой возможности изменить положение. Все произошло так, как и было предсказано. После Ленинграда Казанская икона начала свое шествие по России.
Киев – матерь городов русских – был освобожден нашими войсками именно 4 ноября – в день празднования Казанской иконы Божией Матери.
Почитали "Казанскую", как ее любовно именовали в народе, во всех уголках Руси. Когда миновало Смутное время, храм Казанской иконы был построен и в селе Ундол, как назывался тогда город Лакинск. Первое упоминание о селе непосредственно связано с событиями Смутного времени. "Ундола" (волость или река) упоминается в "отписке ярославцев к воложанам в 1611 году о немедленной присылке ратных людей на помощь Москве против поляков и литовцев". Говорится, что 11 февраля 1611 года князь Куракин с русскими изменниками и литовцами осадил Владимир, но, будучи разбит Просовецким, воеводой суздальским, бежал по направлению к Москве, и "весть-де им учинилась на Ундоле, что от Прокофия Ляпунова многие люди пришли в Вохну (Московской губернии), и они-де от тех людей воротились и отошли опять в Юрьев-Польский", откуда было сделано нападение на Владимир.
Церковь села Ундол в книгах патриаршего казенного приказа под 1628 годом записана так: "Церковь Воскресения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в селе Ундол в вотчине окольничего Федора Васильевича Головина дани одиннадцать алтын". Время разрушения этого храма – вероятнее всего, деревянного – не известно. А в 1693 году усердием помещика, стольника Петра Васильевича Головина в Ундоле была построена другая церковь – Казанской иконы. Место для возведения храма, по местному преданию, было избрано самою Богородицей. Дважды являлась Казанская икона Божией Матери у источника. Рядом с источником и решено было заложить новый каменный храм. Может быть, явления иконы у источника определили и название источника, и само посвящение храма – Казанской иконе Богородицы.
К тому времени село Ундол было уже достаточно большим и богатым благодаря Владимирке, которая с XVI века стала проходить – в отличие от старой дороги на Москву, пролегавшей в древности через Сергиев Посад, Александров и Юрьев-Польский, – через село Рогожи (ныне Ногинск) и Антониеву пустынь (ныне Покров).
В 1780-е годы владелец села великий полководец Александр Васильевич Суворов пристроил к храму теплый придел преподобного Сергия Радонежского. В 1859 году на церковные средства были пристроены теплая трапеза с престолом святителя и чудотворца Николая и колокольня. В 1870 году также на церковные суммы церковь и колокольня обнесены каменной оградой.
Из богатой церковной утвари был замечателен напрестольный сребропозлащенный крест с частицами святых мощей угодников Божиих. Из святых икон особо почитались самые древние – икона Воскресения господня и Казанская икона Божией Матери. В конце XIX века в приходе было 326 дворов. Земское училище в селе помещалось в отдельном доме. В советские времена храм закрыли. Его помещение приспособили под авторемонтную мастерскую. Не сохранилось дореволюционное убранство храма, но, на наше счастье, архитектурный ансамбль в цельности своей не пострадал.
Но вернемся к тем временам, когда жизнь села была наполнена особым духовным смыслом, содержанием и порядком, благодаря пребыванию в Ундоле Александра Васильевича Суворова. В 1784 году, после того как Суворов становится командиром 6-й Владимирской дивизии, Александр Васильевич живет здесь постоянно в течение двух лет. Большое торговое село при московской дороге, где мог разместиться не только он сам, но и штаб Владимирской дивизии, село Ундол было выбрано Суворовым не случайно. Для солдат здесь были выстроены специальные казармы, "сухие, бесклопные", чтобы избавить крестьян от тягот постоя. Сам Суворов жил в небольшом господском доме, расположенном над речкой Ундолкой. Именно здесь он пишет свой знаменитый трактат "Наука побеждать".
Истинный христианин, скромнейший человек, он был назван "русским Архистратигом". Суворов был непоколебим в своем уповании на Господа. Он учил солдат не бояться смерти, ибо жизни они отдают за "дом Богородицы", какой всегда виделась русскому человеку родная земля. "Не бренное человеческое тело одерживает на войне победу, а бессмертная душа,.. если душа воина велика и могуча, то победа несомненна", – говорил он. В своем завещании потомству Суворов пишет: "Все начинайте с благословения Божия и до издыхания будьте верны государю и Отечеству".
Благодаря всестороннему уму и практичности Суворов был и хорошим хозяйственником. В Ундоле его заботы были об умножении скота, об очистке кустарников на покосах, о поднятии людей, задавленных бедностью, о выборе дельных старост. Остались воспоминания крестьянина Локтева о Суворове: "При нем леса за одной рекой на 40 верст тянулись. И свой крестьянин на постройку денег попросит – не даст. Свой лес как же рубить можно, когда у соседей он дешев? Наши леса и после нас успеют вывести". Уезжая из Ундола в августе 1785 года, Суворов писал своему управляющему Поречневу: "Не пропусти время в ундольском саду вместо подсохших березок насадить осенью новые, а коли можно, то и елками: Тако ж какие есть в цветниках и огороде из растениев семена собирать и плодов довольно запасти. Мяты, зеленой петрушки, особливо ж укропу высушить сколько можно больше:". Сохранилось описание "птичьей горницы" – в самой большой комнате было своеобразное подобие зимнего сада: с осени здесь высаживались в кадки сосенки, ели и березки; одновременно ловили птиц – синиц, снегирей, щеглов и выпускали их в эту искусственную рощицу. А весной, на Святой неделе, почитая древний обычай, Суворов выпускал птиц на волю. "Роща чтоб так чиста была, – писал Александр Васильевич Поречневу, – чтоб нам можно было бы в ней и зимой кушать. Корыта для птичьих семян в ней должны быть приличны, да и плошки надобно получше". В имении поддерживался образцовый порядок во всем. Но главной заботой Суворова в Ундоле была, конечно, церковь Казанской иконы Божией Матери. Особую ревность имел Александр Васильевич к церковной службе. На рассвете всегда шел в церковь, во время службы сам читал "Апостола" и пел на клиросе. Благочестие его проявлялось и в постоянных заботах по содержанию храма. "Чем меньше мы издержим по Ундолу, – писал Суворов управляющему, – тем больше останется нам денег на тамошние ризы к божией церкви. Священникам сделать рясы приличные, как у московских городских священников:". Известный владимирский краевед К. Тихонравов в одной из своих заметок, опубликованных во "Владимирских губернских ведомостях", писал: ":Некоторое время он (Суворов) жил тут, пел и читал в церкви на клиросе и пожертвовал на нее свои орденские звезды: они нашиты на священнические ризы и хранятся в ризнице". Речь, по всей видимости, идет о дубликатах орденов, которые изготовлялись из материи, украшались шитьем и нашивались на мундир.
Рядом с церковью Суворов построил школу для крестьянских и солдатских детей. При нем в имении существовали театр, оркестр и великолепный церковный хор. Кроме певцов, актеров и музыкантов, в Ундоле был еще при Суворове и фельдшер, который занимался одним кровопусканием. Суворов никогда не принимал никаких лекарств. "Мне нужны деревенская изба, молитва, баня, кашица да квас: ведь я солдат", – сказал заболевший Суворов лейб-медику императора Павла Вейкарту. Александр Васильевич жил, полностью полагаясь лишь на волю Божию. Одна из его последних записок заканчивалась простым напутствием: "Будь христианин, Бог сам даст и знает, что когда дать".
У храма Казанской иконы Божией Матери в Лакинске тихо. Сразу забывается близость загруженной трассы Москва – Нижний, будто попадаем мы вдруг в место заповедное, окруженное незримою благодатью. В праздничные дни стекается сюда множество паломников – припасть к целебному источнику и поблагодарить храмовую чудотворную икону за исцеление и укрепление. Издревле Казанская икона Божией Матери избавляла людей от слепоты и наделяла духовным прозрением.
Растут у каменной ограды храма две липы, посаженные руками самого генералиссимуса. И по всей облагороженной церковной территории и к дороге за оградой приживаются 170 саженцев сосенок и можжевеловых кустов. Может быть, через какое-то время по склону к Ундолке возобновится и Ундольский сад, о котором когда-то так ревностно заботился Суворов. Труды и молитвы принесут свои плоды.

Елена Холоднова
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике