Село Давыдово – родина “Князя Игоря”

Высоченная четырехъярусная колокольня Преображенской церкви в селе Давыдово Камешковского района видна издалека. Из десятков и сотен владимирских сел у Давыдово - особое очарование. И дело не только в...

Высоченная четырехъярусная колокольня Преображенской церкви в селе Давыдово Камешковского района видна издалека. Из десятков и сотен владимирских сел у Давыдово – особое очарование. И дело не только в необычном храме и удивительным образом сохранившемся при нем сельском кладбище, где уцелели почти нетронутые временем и людьми богатые памятники местных крестьян-отходников из темного гранита и светлого мрамора.

Вот уже 130 лет Давыдово связано с именем российского композитора-классика Александра Бородина. Здесь он провел три лета, в 1876, 1878 и 1879 годах, создавая главное творение своей жизни – оперу "Князь Игорь". Повернись история чуть иначе, и село Давыдово вполне могло бы стать центром российско-грузинской дружбы в нашем регионе. Сегодня мало кто знает, что композитор с русской фамилией, именем и отчеством Александр Порфирьевич Бородин вполне мог бы зваться: сиятельным князем Александром Лукичом Гедеванишвили.
Отец композитора имеретинский князь Лука Семенович Гедеванишвили принадлежал к одному из древнейших аристократических родов Грузии, ведущему счет предкам от современников Иисуса Христа. Однако его сын Александр, появившийся на свет в 1833 году, был рожден вне брака, и его отцом был записан крепостной князя Порфирий Бородин. Перед своей кончиной в 1840 году князь материально обеспечил мальчика и его мать, хотя фамилию и титул передать не смог. Тем не менее, Александр Бородин сегодня – в числе наиболее чтимых композиторов не только в России, но и в Грузии, причем в обеих странах его считают своим.
В село Давыдово тогда еще Владимирского уезда Бородин в 1870-е годы попал благодаря своему ученику и коллеге по кафедре химии Петербургской медицинской академии (именно там было основное место работы композитора, музыка же была лишь увлечением) Александру Дианину, который был сыном священника Павла Дианина, настоятеля Преображенского храма в Давыдово. Отец Павел прослужил в этом селе более полувека. При нем в 1841 году был выстроен и ныне существующий величественный каменный храм. В процессе строительства давыдовцы до того вошли во вкус, что отгрохали не просто заурядную сельскую церковь, а одну из самых значительных в округе – и по размерам, и по красоте. До сих пор рядом с церковной стеной сохранилось металлическое надгробие иерея Павла Дианина, которого односельчане похоронили в 1891 году на почетном месте.
В доме Дианиных, выстроенном священником еще в середине XIX столетия, с 1980 года – музей Бородина. Точнее, это дом-музей Дианиных, в котором в качестве дачника гостил композитор. Инициатором его создания стал внук о.Павла и сын профессора-химика Александра Дианина – математик и физик Сергей Дианин. Выпускник Петербургского университета, он много лет отдал преподавательской работе, занимался изучением эпистолярного наследия Бородина (издал несколько томов его писем), а в родовом доме в Давыдово оказался, будучи эвакуирован из блокадного Ленинграда во время Великой Отечественной войны.
Поселившись на родине предков, Сергей Александрович по собственной инициативе открыл в своем доме музыкальную школу для сельских ребятишек. В доме было старое пианино, но С.Дианин обучал детвору не только технике игры, но и постижению прекрасного. "Наш дедушка Дианин" – так называли его ученики. В 1967 году Дианин написал завещание, отдав свой дом сельсовету "для использования в качестве музея или школы". Скончался он в 1968 году, накануне своего 80-летия.
Последнюю волю Сергея Дианина выполнили лишь спустя 12 лет после его кончины, когда в 1980 году в Давыдово открылся-таки музей Бородина. В его создании огромную роль сыграла многолетний председатель давыдовского сельсовета Клавдия Щербакова. Благодаря ее усилиям старый дианинский дом был отремонтирован, а в комнатах устроена экспозиция, рассказывающая о пребывании композитора в гостях у прежних хозяев.
Средства собирали по крохам, из-за чего открытие столь и затянулось. Если бы не верность идее да не напористость К.Щербаковой, пожалуй, вообще ничего бы не получилось. "Только на вас и надеюсь", – говорил, умирая, Сергей Дианин Клавдии Ивановне. И не ошибся. Всю душу вложила она в музей, не оставляя его вниманием и помощью до сих пор.
Теперь дом Дианиных в Давыдово – филиал Камешковского историко-краеведческого музея. Нынешняя его "хозяйка" – Нина Борисовна Матреничкина – может рассказывать о Бородине и Дианиных часами. Приятно, что она – большая поклонница нашей газеты, которую читает "от корки до корки".
Интерес к музею немалый, туда часто привозят экскурсии из Камешкова и иных мест. Музейное собрание пополняется новыми экспонатами, которые привозят даже скупившие половину домов в селе московские дачники, с немалым почтением относящиеся к столь примечательному соседству. В музее собрано множество уникальных экспонатов, есть даже гравюры 150-летней давности из США! Не оставляют своим вниманием гостеприимный дом Дианиных и ветераны, постоянно принося что-то новое, дополняющее экспозицию.
То, что в целом культура у нас до сих пор финансируется по остаточному принципу, в дианинском доме чувствуется особенно остро. Уже несколько лет в Камешкове капитально ремонтируется огромный Дом культуры – нужный и важный объект, в который вкладываются десятки миллионов как из бюджета района, так и области. А уникальному музею великого композитора, который является своего рода визитной карточкой района (и в определенной мере – всей области), достается или очень мало, или совсем ничего. Можно построить много новых клубов и иных "культурных" зданий, но новый дом, в котором жил давно уже умерший композитор Бородин, ни за какие деньги не создать. Поэтому поддерживать и развивать то, что сохранилось буквально чудом, – святая обязанность властей всех уровней, равно как и местной общественности.
Пока же в Давыдовском музее удивительные вещи, документы и фотографии соседствуют с проваливающимися полами и давно не крашенными дверями и рамами, с приколотым ржавыми кнопками листком-объявлением о часах работы музея, унылым палисадником и дырами в стенах пристроенной к дому хозяйственной клети. А напротив дома-музея, у церкви, красуется проржавевший убогий (иначе не скажешь!) памятник с размытой от сырости фотографией подарившего людям все свое достояние "дедушки Дианина", биография которого внесена в десятки словарей и энциклопедий:
Может быть, потомков Дианиных из числа иностранных граждан привлечь в качестве спонсоров? Например, сегодня во Франции живет внук Александра Дианина Сирил Гавард, однако гораздо чаще, чем в России, он бывает в Грузии, где творения Бородина с удовольствием исполняют лучшие оркестры и музыканты.
Совсем скоро, в середине ноября, в Камешковском районе будет торжественно отмечаться 175-летие Александра Бородина. В программе – выступление солистов столичного Большого театра, в их исполнении прозвучат арии из оперы "Князь Игорь". Говорят, москвичи очень хотели провести концерт в клубе села Давыдово – непосредственно там, где жил и творил великий композитор. Но их убедили этого не делать: мол, в сельском ДК нет необходимых условий. Поэтому выступать знаменитости будут в райцентре. Но дом Дианиных собираются посетить обязательно.

Николай ФРОЛОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике