Главный Орфей ушел, но остались его мелодии любви

Почти неделю нет с нами артиста, который еще при жизни стал легендой советской эстрады. По всем каналам показывают фильмы о нем. Москва простилась с кумиром многих поколений во...

Почти неделю нет с нами артиста, который еще при жизни стал легендой советской эстрады. По всем каналам показывают фильмы о нем. Москва простилась с кумиром многих поколений во вторник, а вчера родной Баку отдал последние почести своему земляку в среду, похоронив его на Аллее почетного захоронения.

Почитатели таланта Муслима Магомаева не перестают вспоминать о нем. Трудно смириться с тем, что Орфей, оставивший эстраду 15 лет назад, теперь ушел навсегда. Его любили, его боготворили, ему подражали:
Популярность у Муслима Магомаева была фантастической, причем практически с первого же появления на эстраде. Тогда поклонников звезд еще не именовали фанатами, но теперь, задним числом, иначе очарованных его голосом и обаянием слушателей и не назовешь. Но вот что символично – и сегодня вряд ли кто скажет, что просто мода такая вдруг появилась: восхищаться Магомаевым.
Слишком громко сразу заявил о себе, слишком выделялся среди соперников и конкурентов, слишком потрясал и уникальным талантом, и взыскательностью к себе, и обдуманно выбираемым репертуаром. Впрочем, что касается репертуара, он не знал ограничений: с равным успехом исполнял оперные арии, романсы, песни советских композиторов. И несоветские тоже – имею в виду зарубежные шлягеры, даже на это бдительные власти смотрели снисходительно. Его "легкий" жанр был подкреплен не только консерваторским образованием (полученным в Баку), но и двухгодичной стажировкой в миланском театре "Ла Скала".
Муслим часто вспоминал, как о некоем курьезе, обстоятельства своей победы на знаковом для советских времен фестивале в Сопоте. Говорили, что она не совсем заслуженна: лучший-то он лучший, да поет не так, как "нужно", – с оперным размахом. Но сам Муслим, разумеется, считал, что хороший и хорошо поставленный голос – эстраде не помеха. Впрочем, была ли в те времена у нас эстрада? – размышлял певец и вспоминал, как на одной из "Песен года" ему пришлось соревноваться с еще семью баритонами, исполняя "Легко на сердце:" На сердце, может быть, было и легко, а вот голосовым связкам артистов пришлось туго. Каждый старался перекричать соперника – никаким духом эстрады там и не пахло. "Нам просто хотелось думать, что эстрада у нас была, чтобы чувствовать себя не хуже других", – размышлял тогда Магомаев. Но жизнь и судьба певца – лучшее подтверждение тому, что эстрада все-таки была.
Уйдя много лет назад со сцены, и Муслим, и его жена Тамара Синявская иногда радовали нас своим искусством. Певец до последнего дня хранил удивительную преданность своему репертуару.
– Я никогда не пел ничего случайного и считаю, что лучшие мои песни ничуть не потускнели с годами. Другого репертуара мне не нужно было. И мои слушатели полностью со мной согласны.
"Ты – моя мелодия:" – пел он, и прекрасная половина человечества с наслаждением ему внимала. Этот голос звучал когда-то из каждого окна. Женщины сходили по нему с ума, на концертах рыдали и падали в обморок.
Подлинный триумф пришел к Муслиму после выступления в Кремлевском Дворце съездов, состоявшегося в рамках фестиваля азербайджанской культуры. Затем был памятный концерт в Большом театре – Магомаев тогда буквально поразил всех великолепным итальянским бельканто. Но, несмотря на то, что после такого шумного успеха Муслима стали часто приглашать на правительственные концерты, он старался избегать идеологических песен. Пел зарубежные песни на языке оригинала, твистовые и свинговые мелодии – это было не просто смело, а даже дерзко.
Как-то Хрущев услышал в исполнении Магомаева твист о Москве, написанный Леонидом Дербеневым и Арно Бабаджаняном. Никита Сергеевич ужасно возмутился: "Твист о Москве? Снять с эфира!!!" Но через год Хрущева самого сняли с должности, а Дербенев пошутил тогда, сказав, что Магомаев сделал для этого все, что мог.
Высокий, черноволосый, обладатель бархатного баритона – он покорил слушателей не только голосом, но и необыкновенным артистизмом. Без Магомаева не обходился ни один "Голубой огонек". В 31 год он стал народным артистом СССР – уникальный случай! Поклонницы буквально носили певца на руках. Однажды, после выступления в "Лужниках", подняли его машину и так пронесли несколько метров. Немало женских сердец было разбито, когда Магомаев женился на красавице, примадонне Большого театра – меццо-сопрано Тамаре Синявской, но его звездный ореол засиял еще ярче. Безграничность возможностей своего уникального таланта Магомаев доказал еще раз, спев за большинство героев в продолжении знаменитого мультфильма "Бременские музыканты".
В день своего 60-летия в 2002 году певец не стал петь перед публикой. Разгадка оказалась простой: "Лучше уйти со сцены на год раньше, чем на день позже, – не уставал повторять Муслим. – Да и шоу-бизнес не по мне. Предпочитаю покой и уединение на даче или дома".
Магомаев и Синявская жили в уютном пяти-этажном доме в центре Москвы, в Леонтьевском переулке. Одно из первых впечатлений – портреты Бетховена и Верди, висящие в холле над роялем. "В нашем доме только музыканты в почете", – любил повторять певец.
Последние годы Муслим любил работать на "своем" специальном "музыкальном" компьютере. "В Интернете люблю общаться со своими поклонниками: хочешь – выходишь на связь, хочешь – молчишь".
Многое в интерьере и дома, и дачи выполнено самим артистом. Ведь отец певца – художник. И хоть сначала верх одержали гены деда – знаменитого азербайджанского композитора, потом в Магомаеве проснулся и талант живописца. Интерьеры комнат его дома украшают портреты жены и знакомых музыкантов.
О его неизлечимой болезни знали только близкие. Поклонники, узнав об этом, посылали на его электронный адрес письма с пожеланием скорейшего выздоровления. Но, как в таких случаях говорят, медицина оказалась бессильной.
Главного Орфея не стало 25 октября. Но память о нем будет еще долго храниться в сердцах почитателей его таланта.

Михаил Костаков
Фото из архива автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике