Музыка – моя жизнь, а творчество – биение сердца

- считает Николай Басков - певец, артист, телеведущий, любимец публики Его талант отмечен многими наградами: заслуженный артист России, народный артист Украины, кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством II...

– считает Николай Басков – певец, артист, телеведущий, любимец публики

Его талант отмечен многими наградами: заслуженный артист России, народный артист Украины, кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством II степени", ордена Франциска Скорины Республики Беларусь, обладатель золотой медали Российского фонда мира, лауреат премии "Овация". Он – звезда, но не страдает звездной болезнью. Потому что он земной, легкий, веселый, интересный человек, обладающий своей философией жизни, о которой интересно говорить.
Это интервью Николай дал эксклюзивно для "Призыва".

– С каким географическим местом вы себя ассоциируете, где бы вам захотелось воскликнуть: это мой уголок?
– У каждого человека есть свой рай на земле. Для меня это остров Маврикий, где я чувствую себя комфортно, могу расслабиться и отдохнуть. Если говорить о городе моего сердца, то это Москва, и я не променяю его ни на какие другие. Меня помотало по миру, но где бы я ни был, всегда чувствую огромное счастье вернуться домой.
– В последнее время у известных персон появилась тенденция строить дома в живописных местах российской глубинки, где здоровее воздух и чище аура. Вы бы хотели, чтоб ваши потомки жили за границей, в столице или в провинции?
– На самом деле я хочу, чтобы мои потомки жили в Москве или в красивом месте Подмосковья. Как раз сейчас я занимаюсь этим. У меня нет своего жилья, и я думаю, что лучше приобрести – квартиру или загородный дом. Пока склоняюсь ко второму. Хотя дом в Подмосковье – удовольствие дорогое. Но какие мои годы, заработаю!
– Отличается ли нестоличный зритель от столичного?
– Когда приезжаю на гастроли куда-нибудь в Поволжье или в Сибирь, то чувствую, что здесь живут совсем другие люди. Да, у них ниже уровень жизни, чем в столице, но, как ни странно, они выглядят более счастливыми. И могу сказать прямо: духовность их намного выше. Так что попадаю как на другую планету.
– Говорят, что Москва и Санкт-Петербург – это еще не вся Россия. Вы согласны с этим?
– Согласен. И хочу еще раз подчеркнуть, что это касается, прежде всего, людей. В провинции они производят впечатление более искренних, открытых и бескорыстных. Очень жаль, что ритм жизни мегаполиса нас всех испортил.
– Приходилось ли вам бывать в старинных русских городах: Владимире, Суздале, Муроме?
– Я был только во Владимире. К сожалению, с коротким визитом. Но город невероятно красив той исконно русской красотой, которая завораживает. Вообще, старинные города имеют свою ауру. Это очень намоленные места России, что, безусловно, ощущается. Даже воздух здесь другой. Ведь есть места вообще без ауры. У меня есть желание сделать большой тур по русским городам.
– Как вы относитесь к духовной музыке и не было ли мечты спеть в Успенском соборе Владимира?
– Такой мечты не было. Я считаю, чтобы петь духовную музыку, надо дорасти до этого духовно. Я периодически пою в церковном хоре одного старинного храма Подмосковья. Делаю это для себя, своей души. И никогда это не афиширую.
– Жители Мурома выступили с инициативой сделать всероссийским праздником семьи, верности и любви день почитания святых Петра и Февроньи. Идея получила общественный отклик, праздник патронирует Светлана Медведева. На ваш взгляд, приживется ли этот праздник? Хотели бы вы на нем выступить? Какую песню вы исполнили бы?
– Мне нравится эта идея. Одним из первых этот праздник подхватил Санкт-Петербург. Мне приятно, что я открывал его и пел песню <Корабль судьбы>. На празднике были молодые пары, которые в этот день вступали в брак, и те, кто отмечал золотую свадьбу. Это очень трогательно.
– В течение творческой жизни актер должен следовать полюбившемуся зрителям имиджу или все-таки интересно менять свой имидж? Вы не планируете, например, стать брюнетом?
– Могу ответить фразой из моего любимого фильма <Покровские ворота>: <Артист должен переодеваться>. Я ее взял как лозунг. Чтобы оставаться интересным, надо быть разным. Но цвет волос менять не хотел бы, хочу остаться блондином. В этом году я даже получил премию как самый красивый блондин <Джеймс Блонд> на <Бриллиантовой шпильке>, которая ежегодно проходит в Новинском пассаже в Москве.
– Как вы воспринимаете пародии на себя?
– Прекрасно. Я всегда относился к пародиям лояльно. Галкин стал знаменитым благодаря пародиям и на меня. А сейчас я и Максим участвуем в одном проекте на канале Россия <Звездный лед>. Я буду судьей, а он – ведущим.
– Николай, в вашем исполнении одинаково блестяще звучат и оперные арии, и эстрадные песни. Что является наиболее важным в творчестве <золотого голоса России>?
– Я считаю, что творчество должно быть многогранным. Мне интересно работать в разных жанрах, поэтому между оперой и эстрадой разногласий не возникает. Очень трудно спеть арию, но и эстрадному певцу нелегко найти хорошую песню и исполнить ее. К тому же мы живем в XXI веке, когда все стремительно развивается. Так и в творчестве – должно ощущаться постоянное развитие и не исчезать желание охватить больше, чем диктуют границы одного жанра.
– Кем вы ощущаете себя – певцом России или певцом всего мира?
– Если говорить о популярности и славе, то можно просто подписывать контракты и петь, с успехом гастролируя по миру. Если касаться глубоких чувств, то в первую очередь я считаю себя певцом России.
– Как складываются ваши отношения с партнерами по сцене и различным проектам, в которых участвуете? Со стороны кажется, что любая роль дается вам с легкостью. И не бывает проблем в общении.
– Я коммуникабельный человек, и у меня легкий характер. Но если я чувствую негатив, исходящий от человека, и он не отвечает на мои попытки разобраться с ситуацией, то не стараюсь изменить его точку зрения. Потому что это всегда бессмысленная трата сил, энергии и времени.
– Ценой большого успеха часто бывает потеря друзей. Вам удалось избежать этого?
– В мире шоу-бизнеса мы все хорошо понимаем друг друга, и одиночество в актерской среде нетипично. Но мало кто имеет друзей со школьной скамьи.
Идет своеобразная селекция. И это нормально. Мне в большей мере интересны люди, у которых я мог бы чему-то научиться.
Конечно, среди моих друзей люди разных профессий. Есть и те, кто был связан, к примеру, с моими родителями. И общение с ними – большое удовольствие для меня.
– Несколько лет назад вы путешествовали по Индии и отметили, что ее культура во многом созвучна вашей философии и отношению к жизни. Что привело вас к таким выводам и что удивило вас в Индии?
– В Индии большое значение имеют традиции. Мы не будем касаться тяжелых сторон жизни. Но всегда обращают на себя внимание люди, которые живут и не теряют своего достоинства, несмотря ни на что. Во многом это определено буддизмом и впечатляет не только в Индии, но и в Корее, и Китае. Когда бываешь в этих странах, то всегда думаешь, что люди там другие. Даже я, находясь в своем статусе, стараюсь учиться у них умению впитывать хорошее и отметать плохое.
Я ничего в своей жизни не сделал, за что бы мне было бы стыдно или страшно. Даже если у меня когда-нибудь и появлялось плохое чувство по отношению к каким-нибудь людям, то я сразу же убивал его в себе внутренним копьем. Я стараюсь не замечать того негатива, который иногда направлен на меня, как, впрочем, и на каждую публичную персону. Пусть это останется на совести недоброжелателей, ведь им вреда от этого гораздо больше.
– Ваше представление о подарке – что вы любите дарить и что получать?
– Люблю дарить то, что вызывает чувство растерянности и бывает неожиданным. Бог дал мне возможность делать такие подарки, о которых человек не мог даже мечтать. Для меня лучший подарок – реализация в творчестве. Возможно, я бы обрадовался, если мне, допустим, подарили самолет или что-то в этом роде. Но я всего привык достигать сам.
– Как вы относитесь к моде? Легко ли меняете фрак на джинсы, уживаясь со стилем, который они диктуют?
– Я ношу то, что нравится, так как мода иногда бывает странноватой, особенно в исполнении современных дизайнеров. Считаю, что одежда для сцены и жизни – это разные вещи. Даже джинсы в моем гардеробе есть сценические и есть повседневные. Иначе теряется смысл перевоплощения.
– Раздражает ли вас, как и многих мужчин, погружение женщин в процесс шопинга?
– Если говорить об артистах-мужчинах и просто женщинах, то неизвестно, кто из нас больше погружается в этот процесс. Все-таки артисты – это артисты. У них много минусов, но и много плюсов.
– Зрители видели вас в роли принца в музыкальном фильме <Золушка>. Есть ли планы и желание сыграть в кино драматические, характерные роли?
– Обожаю кино. И если бы не стал певцом, то был бы актером. Поэтому жду хороший сценарий с хорошим бюджетом, так как люблю профессиональное и дорогое кино. Сейчас рассматриваю одно предложение, но рассказать о нем пока не могу.
– Ваш принц мечтал стать писателем, а у вас нет такой мечты?
– Все мы пишем книгу жизни. Думаю, когда доживу до определенного возраста, то напишу о каких-то моментах своей судьбы. Я люблю читать книги, написанные известными личностями. Жизненные ситуации повторяются, и учиться на чужих ошибках можно.
Самое главное – находить компромиссы, но при этом уметь бороться за себя, ведь человек – единица свободолюбивая и должен чувствовать себя комфортно. Если вам трудно дышать, то надо снять кислородную маску и вздохнуть полной грудью. Нельзя, чтобы шея сгибалась под чьей-то тяжестью.
– Устаете ли вы от музыки?
– Никогда не устаю, потому что музыка – моя жизнь, а творчество – биение сердца.
– Николай, какой кухне вы отдаете предпочтение? И вообще, любите вкусно поесть?
– Какой тенор не любит поесть? Люблю спагетти с морепродуктами, мясо, птицу. Особенно перед классическими выступлениями, потому что надо плотно поесть, чтобы были силы. Есть голоса, которые не едят: утром перекусят легко, чтобы вечером был голодный желудок и легче было петь. А я не могу так, мне надо поесть. Если я не поем и желудок пустой, то у меня нет опоры, мне тяжело опираться на диафрагму.
– Можно говорить о привередливости в еде?
– Я совершенно не привередлив. Но когда нахожусь в Испании, то обязательно захожу в один очень известный ресторан и заказываю блюдо, которое готовят только испанцы, – ножку козленка. Она зажарена в специальной печи наподобие тандыра и подается с жареной картошкой и маленькими зелеными перчиками. Конечно же, люблю в Испании поесть различные салаты с морепродуктами: омарами, лангустинами.
– Первый ресторан, посещение которого стало для вас событием?
– <Макдональдс> на Пушкинской. Я был в день его открытия и у меня, кажется, сохранился какой-то их флажок. Я, правда, не стоял тогда в огромной очереди, а придумал иной способ прохождения – без очереди. Мы тогда заканчивали школу, и конечно, этот фастфуд произвел на нас впечатление. Казалось, это был самый шикарный ресторан Москвы.
– Когда-нибудь вы продадите этот флажок из <Макдональдса> за миллион! Ну а когда вы впервые побывали в настоящем ресторане?
– Это было в Париже. Я же рано стал выезжать за границу, еще когда занимался в детском музыкальном театре юного актера. Там я первый раз попробовал китайскую еду не в ресторане, а в таком киоске на колесах, и почему-то – каких-то гусениц. Их покупали все, и я тоже заказал, просто указав на них пальцем. Я не знал, что это. И было вкусно. Но когда мне сказали, что это было, я больше никогда такое не заказывал.
А вот потом во Франции был настоящий ресторан. В 12 лет я побывал в знаменитом Maximе. Мы жили в семьях. И мне опять повезло: меня поселили в семье стоматолога. И вот несколько семей, взрослые и дети, пошли в этот ресторан. Когда же я был второй раз на гастролях во Франции, я попал в Crazy Horse, мне было 14 лет.
– Но русская душа нередко просит не изысков, а того, что ели столетия назад!
– А как же без этого? Это корни. Это твоя жизнь. Иногда хочется поехать на рынок, купить молочного поросенка, положить его в духовочку, и через полтора часа будет сказка. Да еще с гречневой кашей с жареным луком. А на другой день пойти в ресторан, например, итальянской кухни. Это счастье, что мы живем в таком мире, когда есть разнообразие и столько возможностей.
– А вы умеете готовить? Может быть, подарите читателям <Призыва> рецепт своего фирменного блюда?
– Готовлю. Есть блюдо, которое могу сделать за 20 минут. Рецепт простой: курица режется на мелкие части, заливается горячей водой и варится 10 минут. Затем вода сливается и добавляется 250 граммов сливочного масла, килограмм нашинкованного лука и специи для плова. И все это томится еще 10 минут. Иногда готовлю это блюдо друзьям. Могу картошку пожарить и блины испечь, тонкие с корочкой. Потом беру черную икру, тонко их намазываю, сворачиваю. И тогда чувствуешь вкус каждой икринки. Обожаю!
– Главное событие вашей творческой жизни, которое должно произойти этой осенью?
– 1 ноября в Санкт-Петербурге в Ледовом дворце пройдет мое единственное шоу <Корабль судьбы>. Эта сцена знаковая для меня и, даст Бог, счастливая. Здесь состоялось мое первое выступление с Монтсеррат Кабалье и прошли мои шоу <Мне 25>, <Шедевры уходящего века>.
Постановкой нового шоу занимается европейский режиссер. Создаются уникальные декорации, шьются костюмы и для меня, и для шоу-балета. Его не покажут по телевидению, но оно будет записано на DVD. Так что, до встречи!

Ольга СОКИРКИНА,
Анна ИЛЬИНА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике