Фестиваль. Зрители радовались и плакали вместе с героями Островского

Трудно себе представить, что в наше время искушенного помпезными и бездушными теле- и театральными шоу зрителя можно заставить горевать и ликовать вместе с героями немудреной пьесы Александра Островского....

Трудно себе представить, что в наше время искушенного помпезными и бездушными теле- и театральными шоу зрителя можно заставить горевать и ликовать вместе с героями немудреной пьесы Александра Островского. Однако артистам Малого театра удалось увлечь и повести за собой владимирскую публику, которая даже всплакнула на комедии "Бедность не порок".

Сюжет пьесы банален. Бедный приказчик купца Гордея Карпыча Торцова Митя влюбился в дочь своего хозяина без надежды на взаимность. По воле драматурга судьба проявила по отношению к нему сначала благосклонность, а потом низвергла в пучину отчаяния: Любовь Гордеевна неожиданно ответила взаимностью, но строгий папаша тут же спроворил ее за своего богатого приятеля Африкана Савича Коршунова. Вопреки замыслу расчетливого отца влюбленных (и зрителей) ждет весьма неправдоподобный хэппи-энд: преодолев все напасти, они на радость обиженным самодуром родственникам воссоединяются, а отец вдруг прозревает и понимает, как был неправ.
Сыграть этот лубочный сюжет (действие которого разворачивается к тому же во время святок) достоверно, не впав в скоморошество, очень трудно. Тем более что режиссер-постановщик и исполнитель одной из главных ролей в спектакле народный артист России Александр Коршунов исповедует открытость и искренность существования актеров в этой пьесе.
– Мне хотелось открыть те родники, в которых нуждается сейчас наш зритель, – сказал он владимирским журналистам на пресс-конференции. – Внутренний посыл при постановке спектакля у нас был примерно такой: <За ваше и наше здоровье!>
Воспроизведение многокрасочной и полифоничной ткани жизни в пьесе <Бедность не порок> достигается всеми доступными режиссеру средствами. На замысел работает панорамный задник, выполненный по мотивам картины Кустодиева, уютная, легко трансформирующаяся декорация, музыкальная, шумовая, звуковая партитуры, очень деликатно прописанные, прекрасно выверенные и сбалансированные. Зритель то слышит далекий лай собаки, то пение подвыпивших купчиков и пиликанье гармошки, то балалаечный наигрыш, то смех и крики колядующей молодежи. Мельчайшие детали <среды обитания> персонажей предстают перед публикой во всем их многообразии.
Аналогичный подход, очевидно, требовался и от актеров при подготовке ролей. Уточним, что большая часть из них сыграна недавними выпускниками <Щепки>, которые для достижения органичного существования в воссоздаваемой действительности, помимо ведения основной темы роли, должны были лихо отплясывать, свободно владеть народными музыкальными инструментами и петь – так, как делали это русские люди в эпоху Островского. Азарт, универсализм и погруженность в предложенный режиссером материал именно молодежной части приехавшего на гастроли состава труппы Малого театра не дает оторвать взгляд от сцены.
Вкусно, с хорошим куражом и психологическим наполнением ведут свои партии Г. Скряпкин (Митя), Д. Курочка (Яша Гуслин), С. Потапов (Гриша Разлюляев), поражая то голосовыми данными, то пластическими способностями, а то и вовсе недюжинными акробатическими навыками. Не менее достоверны Л. Ещенко (Любовь Гордеевна), Е. Порубель и О. Жевакина (подруги Любови Гордеевны), но ровно до тех пор, пока на сцене рядом с ними не появляется харизматичная и голосистая И. Жерякова (Анна Ивановна, молодая вдова). Такому певческому дару позавидовали бы солисты многих народных коллективов!
Кстати, о песнях. В пьесе использован аутентичный этнографический материал, подобранный музыкальным консультантом-этнографом Б. Ефремовым и подготовленный с помощью хормейстера Г. Гусевой. Все это делает постановку поистине уникальной. <Однако как вы спелись!> – говорит персонаж одного из популярных ретрофильмов Велюров. Хочется вслед за ним адресовать это молодым актерам труппы. Возможно, именно фактор <спетости> так влияет на <сыгранность>, что явно на пользу спектаклю.

Несколько слов о мастерах сцены. Именно их яркое искусство раскололо в третьем действии зрительный зал пополам: часть публики в дело и не в дело хлопала и кричала <браво> преподлейшему Африкану Савичу Коршунову (заслуженный артист России К.Демин), а вторая от души сочувствовала горькому пьянице Любиму Карпычу Торцову (народный артист России А. Коршунов), разоренному в свое время Африканом. Дикие нравы, сударь, в нашем городе!
Благодаря душещипательным монологам старой няньки Арины (заслуженная артистка России З. Андреева) и жены Гордея Карпыча Пелагеи Егоровны (заслуженная артистка России Т. Лебедева) женская половина зала едва сдерживала слезы, удивляясь себе и тому, что <зацепило>. Всех спас счастливый конец и неправдоподобное преображение из изверга в человеколюбца главного движителя пьесы, самодура Гордея Карпыча Торцова. Но заслуженному артисту России Д. Кознову удалось тактично обыграть и эту прихоть авторской фантазии. Столь талантливое прочтение Островского наверняка заставляет публику обращаться к нему вновь и вновь. Во всяком случае, в столице на эту постановку лишних билетиков не достать.

Ольга РОМАНОВА
Фото А. Николаева

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике