Церковь и армия

По рассказам военнослужащих, вернувшихся из "горячих точек", на войне атеистов нет. Близость случайной смерти меняет мировоззрение воина. В Великую Отечественную войну не только солдаты, но и старшие офицеры...

По рассказам военнослужащих, вернувшихся из "горячих точек", на войне атеистов нет. Близость случайной смерти меняет мировоззрение воина. В Великую Отечественную войну не только солдаты, но и старшие офицеры молились перед боем.

Многие командиры, да и сам маршал Жуков, говорили перед боем: <С Богом!>. Один офицер, сидевший на связи с летчиками во время боевых вылетов, рассказывал, что часто слышал в наушниках, как пилоты горящих самолетов кричали: <Господи! Прими с миром дух мой!>
<Бог любит добродушный мир, - говорит святитель Филарет, митрополит Московский, - и бог же благословляет праведную войну. На земле всегда есть немирные люди, посему нельзя наслаждаться миром без помощи военной. Высоко звание воинское!>.
Военная служба, по его убеждению, есть величайший подвиг любви к ближнему, прямое исполнение заповеди Христовой: <Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих> (Ин.15;13).
Вопрос о совместимости военной службы с христианским званием не нов. Он поднимался на церковном Соборе в Арле в 314 году, где впервые церковь документально засвидетельствовала свое отношение к этой проблеме. <Отлучаются от причастия те христиане, которые бросают оружие во время войны>, – таково было постановление Собора. Составители канонов, святые отцы церкви, говорили: <Не позволительно убивать, но убивать врагов на брани и законно, и похвалы достойно> (Св. Афанасий Великий). По апостольским установлениям, <служить кесарю в воинском звании для христианина вполне доступно, так же необходимо приносить и воинскую присягу>.
Русская православная церковь имеет особое попечение о российском воинстве. Она с древних времен заботилась о поддержании духа веры, благочестия и воинской дисциплины, терпения, мужества и самопожертвования. Военные священники в полках появились в период царствования Алексея Михайловича (1645 – 1676). Становление же и совершенствование структуры военного духовенства связано прежде всего с реформами Петра I. В уставе регулярной русской армии 1716 года есть отдельная глава <О священнослужителях>, в которой определялись правовое положение, обязанности и основные формы их деятельности. В апреле 1717 года по указу царя было решено содержать священников на кораблях и других военных судах российского флота. С увеличением численности военного духовенства возникла необходимость создания специального органа управления. Были учреждены должности обер-священника при командующем армией и обер-монаха на флоте. Права и обязанности обер-священника заключались в непосредственном руководстве деятельностью всех полевых священников, которых он должен был <направлять к доброму житию>, а в случае нарушения ими своих инструкций <казанье чинить>, то есть наказывать.
В годы правления Павла I (1796 – 1801) ведомство по управлению военным духовенством обособилось от епархиального. Царь объединил армейское и флотское духовенство, сосредоточив управление в одних руках полевого обер-священника армии и флота (позже – главного священника армии), который имел право личного доклада императору. Основная работа по религиозному обучению и воспитанию военнослужащих проводилась полковыми священниками. Они совершали богослужения в полковых церквах в воскресные и праздничные дни, обучали воинов <истинам православной веры и благочестия>, вели беседы и чтения, утешали больных и раненых в лазаретах. В их обязанность входило также ограждать военнослужащих от <вредных учений>, исправлять <нравственные недостатки>, предотвращать <отступления от православной веры>.
В 1911 году на тысячу новобранцев приходилось 617 неграмотных и для ликвидации неграмотности при воинских частях открывались церковно-приходские школы и библиотеки. Кроме изучения Закона Божия солдаты получали знания и по истории России, и по мировой истории, а также уроки нравственного поведения.
Активная благотворительная деятельность направлялась на социальную защиту прихожан. Для распределения пожертвований между обездоленными в каждом полку создавалась специальная комиссия. Церковь всегда являлась примером в оказании помощи пострадавшим от войны, своеобразным центром, вокруг которого появлялись различные благотворительные общества.
В военное время полковому священнику инструкциями вменялось в обязанность помогать санитарам в перевозке и оказании первой помощи раненым, организовывать вывоз убитых и раненых с поля боя, извещать родственников погибших, заботиться о содержании в порядке воинских могил и кладбищ, создавать общества помощи семьям членов своего полка. От священников требовалось совершать молебны в больницах, ежедневно обходить палаты, беседовать с выздоравливающими и умирающими, писать письма от их имени.
Главным и основным методом в деятельности военного духовенства являлся личный пример. Военные священники обязаны были вести себя так, чтобы <воинские чины видели в них назидательный для себя пример веры, благочестия и исполнения обязанностей службы>. Во время боевых действий полковой священник должен был находиться при войсках и собственным примером поддерживать у военнослужащих храбрость и героизм. До 1904 года за военные подвиги четыре пастыря были удостоены высшей степени воинской награды – ордена св. Георгия 4-й степени, 111 награждены золотыми наперсными крестами на Георгиевской ленте, 119 – орденами св. Владимира и св. Анны. За годы первой мировой войны священникам было вручено 227 золотых наперсных крестов на Георгиевской ленте, 288 орденов св. Владимира и 643 ордена св. Анны.
После 70-летнего господства государственного атеизма в нашей стране нравственный распад лишил людей четких моральных ориентиров, критериев добра и зла. Но жизнь показывает, что без твердых духовно-нравственных понятий, пригодных всем людям без различия их положения, невозможно достичь положительных результатов ни в экономике, ни в политике, ни в каких-либо других областях деятельности. Для русской армии духовно-нравственную основу составляет понятие жертвы и подвига, о которых всегда учила церковь и которые должны быть близки и понятны каждому воину. Св. Иоанн Кронштадтский писал: <Служба Отечеству есть образ главного, долженствующего продлиться вечно, служения царю небесному, приготовительная служба к служению на небесах>.
Помимо физических тягот и лишений военная служба создает необходимость решать острые нравственные проблемы. Она требует высочайшего духовного напряжения, особенно трудного для совсем молодых людей, не имеющих достаточного жизненного опыта. Без православного духовного направления, без понятия о смиренности человек не может естественным образом принять суровый мир казармы и военного строя. И в этом причина всевозможных срывов в армейской жизни, жестокости и насилия, неуставных отношений и самоубийств. Кроме того, в нынешней системе международных отношений подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной. Одним из явных признаков, по которому можно судить о праведности или несправедливости воюющих, является отношение к пленным и мирному населению противоборствующих сторон, особенно к детям, женщинам и старикам. Даже защищаясь от нападения, можно по своему духовному и моральному состоянию оказаться не выше захватчика. <Война должна вестись с гневом праведным, но не со злостью, алчностью, похотью и прочими порождениями ада> (Ин. 2;16).
Русская православная церковь призвана осуществлять миротворческое служение и в международном, и в национальном масштабе, и на уровне отдельно взятого человека.
Подписанное 2 марта 1994 года министром обороны РФ П. Грачевым и патриархом Московским и всея Руси Алексием II соглашение о сотрудничестве положило начало возрождению тесных взаимоотношений армии и церкви, имеющих многовековую историю. В октябре 1994 года проведена первая Всероссийская конференция <Православие и Российская армия>.
В ноябре 1999 года во Владимиро-Суздальской епархии создано воинское благочиние, задачей которого стало укрепление связей с воинскими частями и развитие пастырского попечения о контингенте воинских частей, расположенных на территории епархии. 19 декабря 2001 года на областном сборном пункте военного комиссариата была освящена часовня в честь Архангела Михаила. В войсковой части Мурома построен храм св. мч. Иоанна Воина, в Киржачском районе в селе Барсове строится храм св. блг. князя Александра Невского, в войсковой части 6521 Владимира идет строительство часовни в честь св. князя Владимира.
<Церковь желает, чтобы человек, носящий военную форму, был просвещен светом истины Христовой, чтобы сам господь направлял этого человека и в мирные, и в военные времена>, – сказал святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Александр Ходырев

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике