Вехи эпохи. Дом, который построил граф

Хотя 230-летие Владимирской губернии официально уже отмечено, фактически юбилей приходится на сентябрь. Указ императрицы Екатерины II об учреждении Владимирского наместничества был подписан 1 сентября 1778 года.

Хотя 230-летие Владимирской губернии официально уже отмечено, фактически юбилей приходится на сентябрь. Указ императрицы Екатерины II об учреждении Владимирского наместничества был подписан 1 сентября 1778 года.

Если пересчитывать со старого стиля на новый, поздравлять <юбиляра> надо 12 сентября. Помимо государыни, одним росчерком пера родившей новый, выражаясь современным языком, регион, в контексте тех давних событий чаще всего вспоминается граф Роман Илларионович Воронцов. Первый владимирский наместник и организатор местного сословного самоуправления, основатель шести новых уездных городов – Александрова, Вязников, Киржача, Коврова, Меленок, Покрова и Судогды, опытный администратор и законодатель – он по праву остался в анналах российской истории.
Известно, что, помимо казенного дома во Владимире, основной резиденцией графа было имение Воронцовых в селе Андреевском Петушинского района, доставшееся ему в приданое по жене Марфе Ивановне Сурминой. Сегодня там размещается санаторий, многое перестроено, а от прежнего внутреннего убранства ничего не сохранилось. Однако, помимо усадьбы в Андреевском, уцелел и другой дом графов Воронцовых XVIII столетия. Находился он в ныне несуществующем селе Батыеве на границе Владимирской и Костромской губерний в их старых границах. Сегодня те места оказались в составе Ивановской области, но последняя была образована всего лишь 90 лет назад в 1918-м, а большая часть ее территории почти полтора века оставалась владимирской землей.
Так получилось, что усадьба Воронцовых в Батыеве, национализированная вскоре после революционного 1917 года, с течением времени оказалась брошенной. Вначале там устроили квартиры для местных крестьян, потом в барском доме разместили школу. Но от соседних поселков она оказалась удаленной на несколько километров. Школьникам и учителям приходилось совершать туда-сюда немалые концы в любую погоду и время года. Школьных автобусов тогда не было, поэтому столь неудобно расположенное образовательное заведение перестало устраивать руководство местного районо. В конце концов большой трехэтажный графский дом опустел. Теперь в гости к их сиятельствам можно войти запросто и без доклада:
Ровесник Владимирской губернии, построенный в конце 1760-х – начале 1770-х годов в архитектурном стиле классицизма, дворец Воронцовых стал <домом с привидениями>. Вокруг – остатки наполовину вырубленного липового парка, руины надворных построек и наполовину заросший тиной пруд с темной водой из перегороженной плотиной невеликой речки, безлюдье. Старинная дорога, ведущая к графским развалинам, местами непроходима даже для грузовиков, не говоря уже про обычные легковушки.
Когда-то Батыево принадлежало кабинет-министру императрицы Анны Иоанновны Артемию Петровичу Волынскому. Генерал-адъютант Петра I, Волынский боролся с немецким засильем в Петербурге и вступил в конфликт с фаворитом царицы герцогом Бироном. Недоброжелатели Волынского взяли верх, и строптивый министр был казнен. Все имущество опального иноземцы забрали себе. Воцарившаяся на российском престоле дочь Петра Великого Елизавета вернула Батыево дочери Волынского Марии Артемьевне. Последняя вышла замуж за графа Ивана Илларионовича Воронцова – младшего брата будущего первого владимирского наместника.
Роман Илларионович был очень дружен с братьями: со старшим – канцлером Михаилом и особенно с младшим – Иваном. Графы подолгу жили и в Андреевском, и в Батыеве, и в своих подмосковных владениях.
Сегодня трудно представить былое великолепие дома-дворца в Батыеве. От роскошной обстановки не сохранилось ничего, но изящество архитектурных линий и остатки лепнины фасада и внутренних интерьеров дают хотя бы отдаленное представление о былой красоте. От рельефного графского герба, украшавшего фронтон, не осталось, впрочем, и следа. Сегодня там, где в освещенных десятками канделябров в сотни свечей залах когда-то собиралось аристократическое общество и звучала музыка менуэтов и экосезов светских балов, темно и пугающе тихо. Первый этаж дома Воронцовых предназначался для прислуги и хозяйственных надобностей, поэтому помещения там темны и особенно загадочны, имеют низкие сводчатые потолки и напоминают монастырские кельи.
Верхние этажи занимали господские покои. Ныне от них почти ничего не осталось. Деревянные перекрытия частично рухнули. Уцелели лишь лестничные башни, поломанные изразцовые печи, стенные ниши, в которых раньше стояли мраморные статуи античных богов, а также часть внешней отделки. С некоторым риском можно попытаться подняться на третий этаж и даже выше – на чердак старинного здания. Через выбитые окна, в которых свистит ветер, можно рассмотреть золото куполов церкви соседнего села Филисова. Первый каменный храм там выстроили тоже графы Воронцовы.
Внизу расстилается изумрудная зелень лужаек (по легенде траву туда выписывали из Англии, где российское посольство возглавляли дети Романа Илларионовича), видны фрагменты регулярной части парка и сонная гладь прудов. Кажется, что вот-вот из-за стволов лип и сосен покажутся белые зонтики дам и блестящие мундиры гвардейцев. Несмотря на полное разорение вокруг, очарование уникального <дворянского гнезда> столь велико, что поневоле чувствуешь присутствие давно покинувших Батыево хозяев.
Прежде главный зал батыевского дома украшали семейные портреты Воронцовых и их ближайших родственников. Центральное место занимали творения выдающегося художника Федора Рокотова, который написал парадные портреты графа Ивана Илларионовича, его супруги графини Марии Артемьевны и детей.
Младший брат первого владимирского наместника граф Иван Илларионович пережил Романа на шесть лет и скончался в 1789 году. Его сын и наследник – действительный тайный советник, сенатор и камергер граф Артемий Воронцов (названный в честь знаменитого деда), проведший детские годы в Батыеве, больше всего прославился тем, что в 1799 году стал крестным отцом Александра Сергеевича Пушкина. Именно по линии графа Артемия род Воронцовых, именуемых Воронцовыми-Дашковыми, продолжается по сей день. Нынешние представители этой фамилии живут в США. Портрет графа Артемия, тоже кисти Рокотова, ныне хранится в столичном музее В. Тропинина.
Согласно преданию, в доме Воронцовых в Батыеве почти полтора столетия хранился фамильный архив Волынских, содержащий ценнейшие документы царствований Петра Великого и его ближайших преемников. В начале 1870-х годов драматург и романист Алексей Потехин, почетный академик изящной словесности, увлекавшийся отечественной историей, нашел спрятанный в нежилой тогда усадьбе тайник, в котором хранились бумаги Волынского. Некоторые из обнаруженных источников он передал историку Михаилу Погодину. Вскоре в научных кругах разнеслась сенсационная новость – обнаружены ранее неизвестные данные о русской истории первой половины XVIII века, позволяющие значительно расширить представления о том времени, в том числе о существовании заговора русских патриотов против ненавистного Бирона. Однако вскоре Погодин умер, а Потехин вплоть до самой своей кончины в 1908 году так ничего и не опубликовал из своих батыевских находок. Они унесли в могилу тайну воронцовских усадеб. Судьба архива Волынского из бывшей воронцовской усадьбы до сих пор неизвестна.

Николай Фролов
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике