“Утка” про след тамплиеров во Владимире – дешевая сенсация или идеологическая диверсия?

Опубликованная недавно на страницах одного из популярных еженедельников "сенсация" о возможном сооружении Владимирского Успенского собора на деньги духовно-рыцарского ордена тамплиеров в качестве в канун 850-летнего юбилея этого храма...

Опубликованная недавно на страницах одного из популярных еженедельников "сенсация" о возможном сооружении Владимирского Успенского собора на деньги духовно-рыцарского ордена тамплиеров в качестве <подарка> в канун 850-летнего юбилея этого храма не нова. Эта сомнительная гипотеза муссируется уже давно.

Основания для таких предположений более чем скудные и, мягко говоря, очень сомнительные. Один из главных <аргументов> – участие князя Андрея Боголюбского во Втором крестовом походе 1147 года!
Ни в одной из сохранившихся русских летописей подобного известия нет. Молчат о пребывании в рядах <защитников Гроба Господня> русского князя и западные анналы.
Но для ревизионистов от истории это уже повод утверждать: раз никто и ничего из летописцев о пребывании Андрея на Западе не пишет, значит, что-то было! Мол, именно тогда князь (точнее, еще княжич) Андрей познакомился с главными крестоносцами – герцогом Швабским Фридрихом фон Гогештауфеном (будущим германским императором Фридрихом I Барбароссой), германским императором Конрадом III (дядей Фридриха), французским королем Людовиком VII, герцогом Анжуйским Генрихом Плантагенетом (будущим английским королем Генрихом II) и византийским императором Мануилом I Комниным.
Дальше даже у любителей ненаучной фантастики мысль, что называется, <раздвояется>. По одной из версий, вошедший в круг высшей элиты Запада 36-летний князь Андрей был завербован магистром ордена тамплиеров Робером де Краоном в ряды <храмовников> (второе название членов этого монашеского братства в честь храма Соломона в Иерусалиме).
В то время тамплиеры еще только начали развивать свою структуру и именно при де Краоне (как раз в 1147 году) получили ставшую впоследствии знаменитой орденскую эмблему в виде красного креста на белом поле (этот символ вошел в рыцарский герб самого магистра де Краона). Разумеется, никаких конкретных доказательств вступления сына Юрия Долгорукого в ряды тамплиеров нет.
Впрочем, по другой версии, вышеупомянутые государи во время Второго крестового похода в 1147 году, наоборот, вступили в заговор против тамплиеров, причем к этому тайному союзу примкнул и князь Андрей. Именно этим якобы объясняются превратности судеб монархов-<заговорщиков>: Фридрих Барбаросса трагически погиб при переправе через небольшую речку, Генрих II был лишен престола своими сыновьями, Мануил Комнин утратил большую часть империи, а Андрей Боголюбский и вовсе был убит. Лишь французский король Людовик VII кончил жизнь в относительном благополучии, но и он потерял жену, которая сбежала от него к Генриху II Английскому!
Во всем этом ревизионисты видят месть вездесущих тамплиеров. В 2004 году на телеканале ОРТ в фильме про Андрея Боголюбского данная интерпретация событий была озвучена на всю страну.
Однако у любителей сенсаций популярнее идея не о вражде, а о дружбе Андрея Боголюбского с тамплиерами. Точнее, с одним из главных вождей крестоносцев – императором Фридрихом I Барбароссой. Вообще-то в советской историографии не очень любили вспоминать о возможных дружественных контактах убитого боярами прогрессивного князя и германского императора-завоевателя, в честь которого Гитлер назвал проект блицкрига против СССР в 1941 году – планом <Барбаросса>.
Тезис <дружбы> владимирского князя и императора <Священной Римской империи Германской нации> (таким был официальный титул Фридриха) основывается на сведениях русского историка середины XVIII столетия Василия Татищева. В исторических трудах последнего есть упоминание о том, что германский император будто бы прислал к князю Андрею Боголюбскому неких мастеров для строительства Успенского собора: <Мастеры же присланы были от императора Фридерика Перваго, с которым Андрей в дружбе был:>
Звучит авторитетно, но беда в том, что большинство источников, которыми оперировал Татищев, до нас не дошли. Считается, что они погибли при пожаре Москвы во время Отечественной войны 1812 года. Хотя среди специалистов бытует точка зрения, что почтенный историограф мог источники и фальсифицировать.
Не злонамеренно, а излагая свое видение реконструкции исторических событий – три века назад понятия научной этики в нынешнем понимании не существовало. Современные исследователи, например, профессор Анатолий Толочко, в специальной работе о татищевской <Истории> пришел к выводу о вымышленности вообще всех его так называемых дополнительных известий, а также о том, что ссылки на источники у Татищева последовательно мистифицированы. У этой точки зрения есть немало приверженцев и не меньше противников. Но проверить справедливость данных Татищева о присланных во Владимир зодчих из Германии нельзя.
Впрочем, если мастера от Барбароссы действительно участвовали в возведении Успенского собора во Владимире, то, скорее всего, это были не немцы, а итальянцы. Точнее – ломбардцы. Исследователи романской архитектуры находят немало общих деталей в декоре владимирского Успенского собора и имперского собора в городе Шпейере.
Сегодня это небольшой городок в земле Рейнланд-Пфальц. Однако во времена Барбароссы там был один из центров Германской империи, где в 1147 году и было принято решение о начале Второго крестового похода (кстати, этот поход, о котором здесь неоднократно упоминается, оказался самым бездарным и неудачным из всех крестовых походов). Собор в честь Святых Марии и Стефана в Шпейере начали возводить еще в 1030 году, причем строили его именно ломбардские зодчие, так как большая часть Италии тогда входила в состав Священной Римской (Германской) империи.
Ряд историков полагает, что имперских мастеров выписал на Русь еще отец Андрея Боголюбского великий князь Киевский Юрий Долгорукий. Но когда иноземцы, наконец, приехали, князь Юрий уже скончался, а его старший сын определил заезжих умельцев для украшения своей залесской столицы Владимира на Клязьме.
Тем не менее, обмеры Успенского собора в последние десятилетия дали основания современным исследователям утверждать, что определяющую роль в строительстве Боголюбского играли суздальские строительные кадры, сформированные при его отце. Если присланные Барбароссой мастера и участвовали в работах, то, скорее всего, не как архитекторы, а лишь в качестве скульпторов-камнесечцев. С собором в Шпейере Успенский храм роднят не столько архитектурные пропорции, сколько зооантропоморфный скульптурный декор.
Однако утверждать, как это делают отдельные сказочники от истории, что Фридрих I Барбаросса фон Гогенштауфен не только прислал мастеров, но и профинансировал строительство собора во Владимире, причем из средств ордена тамплиеров – более чем смелая фантазия. Могущественный государь, не уступавший по своему потенциалу европейским королям, Андрей Боголюбский, как и другие русские великие князья, был вполне в состоянии обойтись и своими средствами, а гуманитарная помощь с Запада в XII веке – полный бред. Да и стереотип об ордене тамплиеров, как об очень богатой организации, к середине XII столетия не относится.
Разбогател орден гораздо позже, а при Боголюбском основанному лишь в 1119 году ордену храмовников было уж точно не до Руси. Фактически основанием для подобной басни служат вышеупомянутая цитата из Татищева (про тамплиеров там, разумеется, ни слова) и старинная миниатюра, на которой Барбаросса изображен в одеянии рыцаря-тамплиера. Получается, что если бы императора запечатлели в плаще, скажем, Тевтонского ордена, то можно было бы утверждать, что одну из величайших святынь Руси возвели псы-рыцари!
В прежние времена подобные байки называли идеологической диверсией. Действительно, утверждать, что главный православный храм Великого княжества Владимирского, в котором короновались российские государи вплоть до деда Ивана Грозного, возведен строителями Германской империи на деньги католического рыцарского ордена по приказу основоположника немецкого милитаризма, не слишком утруждая себя поиском доказательств, могут лишь недоброжелатели России, стремящиеся умалить ее достоинство.
В XV веке в строительстве Успенского собора в Московском Кремле, к примеру, принимал участие итальянский архитектор из Болоньи Аристотель Фиораванти. Известно, что этот зодчий до приезда в Москву служил герцогу Сфорца, работал на Папу Римского и на венгерского короля. Но еще никто не додумался до выводов, что, мол, кремлевский собор построен на деньги того же Папы или западных венценосцев! Право же, не стоит передергивать исторические реалии и в отношении послужившего примером для первенствующего кремлевского храма Успенского собора во Владимире.

Николай ФРОЛОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике