16+

Мы любим Родину, но странною любовью

Главный археолог страны, директор Института археологии РАН, член-корреспондент РАН Николай Макаров рассказал обозревателю "Призыва", что ему неоднократно приходилось предотвращать разграбление культурного слоя суздальских селищ, богатых курганными захоронениями, так называемыми "черными копателями". Однако не меньший урон археологической науке наносят, казалось бы, вполне цивилизованные, но весьма далекие от такого понятия, как активная гражданская позиция, люди.

По английским полям так вот запросто с металлоискателем не погуляешь. Полицейский обязательно заинтересуется целями "экспедиции" и препроводит любителя древностей в полицейский участок. Не построишь где-нибудь в Суссексе и домик под черепичной крышей. Традиция, сэр! Поэтому в качестве кровельного материала используется только безумно дорогая солома, специально подготовленная для этих целей по новым технологиям. И никто не возмущается, потому что гордится славным прошлым страны и ценит национальную аутентичность.
А в это время в антикварных магазинах нашего региона торгуют бесценными для науки, но не имеющими никакой материальной ценности для коллекционеров археологическими древностями, и в старинной Кидекше строят конюшню в 150 метрах от памятника древнерусского зодчества эпохи Юрия Долгорукого, знаменитого храма Бориса и Глеба.
Еще один показательный пример безответственного поведения продемонстрировал нам начальник раскопа, старший научный сотрудник Госцентра по использованию и реставрации памятников истории и культуры Владимирской области Данила Кабаев.
– Сейчас мы проводим охранные раскопки в Суздале по адресу ул. Слободская, 47 – 49, предваряющие строительство гостиничного комплекса, причем под номером 49 числится незаконное строение, – удивляет он своим нестандартным комментарием.
Дело в том, что – уникальный случай! – в госцентр обратился законопослушный застройщик, который приобрел сдвоенный участок вместе с уже построенным в 2001 – 2002 годах домом, на месте возведения которого археологические исследования вопреки законодательству не проводились. Более того, благодаря добросовестному инвестору столь полномасштабные работы за пределами посадских валов Суздаля проводятся впервые, что особенно оценили ученые.
Разведка показала, что напластования культурного слоя могут находиться на промежутке между Ризоположенским и Александровским монастырями на площади 40 тыс. кв. метров. Таким образом, вероятность "зацепить" культурный слой на этом раскопе весьма высока. К тому же к северу от Ризоположенского находится древний курганный могильник, граница которого раскопками все еще не определена. И поскольку могильники тяготеют к рекам, вполне возможно, что этот земельный участок окажется для археологов урожайным.
– Поскольку культурный слой был нарушен строителями, 60 – 70 см от поверхности земли – это выбросы из котлована этого дома, – знакомит нас с раскопом Данила Кабаев. – Основные находки мы обнаружили пока в так называемом "перекопе".
В течение недели, еще не достигнув "материка", археологи нашли предметы, относящиеся к древнерусскому времени: медное рубчатое колечко и пряслице. Остальной найденный здесь же материал укладывается в хронологические рамки XI – XV веков, когда Суздаль переживал свой второй расцвет и, по данным письменных источников, в этой части города по обоим берегам Каменки располагалась кожевенная слобода: ножички, детские игрушки, замок, медные монеты.
На вопрос, почему так важно проводить полномасштабные исследования застраиваемых территорий исторических городов, Данила Кабаев отвечает, что есть история материальной культуры и есть историческая топография.
– Находки в рамках последнего направления играют роль датирующего материала, определяют социальный статус населения, занятия, бытовое сознание, – поясняет он. – Четкая хронология, отраженная в стратиграфии раскопа и сопровождаемая вещевым материалом, позволяет наиболее полно воссоздать историю средневековых городов.
Следующую историю, тоже связанную с Суздалем, нам рассказывает младший научный сотрудник Института археологии РАН Анастасия Федорина. В охранной зоне памятника археологии федерального значения "Курганный могильник "Мжарский" ("Панки")" XI – XIII веков появились забор, бытовка и склад стройматериалов. Но беда даже не в том, что археологов на свежеотведенном под застройку земельном участке нет. А в том, что городским чиновникам невдомек, что большая часть луга, которому, кстати, по инициативе Владимиро-Суздальского музея-заповедника в этом году присвоен статус достопримечательного места, составляет уникальный памятник.
Курганный могильник "Мжарский" – единственный городской средневековый некрополь крупного исторического центра, сохранившийся в своем первозданном виде. Почти во всех городах центрально-европейской части России территории городских некрополей сейчас находятся под застройкой. Благодаря усилиям музейщиков и археологов современный вид памятника полностью соответствует древней культурно-исторической ландшафтной ситуации.
– Обычно посетители музея просят экскурсовода показать, "как было", – увлеченно рассказывает Анастасия Федорина. – Музейщики с той или иной степенью достоверности пытаются восстановить топографию древнего города. Здесь мы имеем возможность без какой-либо реконструкции увидеть все живьем. Конечно, когда-то курганы имели более четкие очертания, травы на них было меньше, над ними располагались культовые деревянные конструкции, но в целом этот вид близок к средневековому виду. И в этом состоит его главная ценность.
Но Мжарский могильник ценен не только как ландшафтный памятник, но и как памятник обрядовой культуры средневекового городского населения. В частности, основной находкой, характерной для его погребений, отличающей его от сельских могильников, были выставленные в экспозиции Владимиро-Суздальского музея златотканые воротнички, свидетельствующие о высоком уровне мастерства суздальских ремесленников.
– Помимо ландшафтной и археологической ценности, памятник этот обладает огромным культурно-историческим багажом, – продолжает Анастасия Федорина. – На этом памятнике с мировым именем поработали все ключевые фигуры отечественной археологии. Он живая иллюстрация становления археологии в России и изучается уже на протяжении 150 лет.
Первым исследователем курганов был Алексей Уваров, за два года раскопавший более 100 насыпей в Суздале и Суздальском районе. Из-за принятой в XIX веке методики проведения археологических работ большая часть информации о погребальном обряде оказалась утраченной.
Следующий этап изучения Мжарского могильника пришелся на 20-30-е годы XX века. Около 30 курганных насыпей обследовал советский археолог Александр Дубынин, применивший на раскопках новые научные технологии.
Затем к изучению памятника обратилась объединенная экспедиция Владимиро-Суздальского музея-заповедника и Института археологии РАН, сначала возглавляемая археологом-славистом, академиком Валентином Седовым, а позднее – его женой, доктором исторических наук, Почетным гражданином Суздаля Марией Седовой, которая провела здесь не один сезон и исследовала около 150 погребений.
В числе важнейших научных достижений экспедиции – обнаружение грунтовых могильников, которые до этого были практически не изучены, так как визуально не выявлялись на земной поверхности, фиксация особенностей древнерусского обрядового культа. В частности, были сделаны принципиально важные выводы о сохранявшихся в XI – XII веках пережитках культа огня, о системе организации межкурганного пространства и одновременном существовании курганного и бескурганного погребального обрядов. Достаточно сказать, что до 2006 года, когда суздальской экспедиции Института археологии удалось зафиксировать грунтовое погребение в селище Весь-5, единственным свидетельством того, что средневековое население Суздальского Ополья использовало грунтовый обряд, был Мжарский могильник.
– Несмотря на то, что сейчас мы имеем достаточно четкие границы памятника, вероятность того, что могильник занимает гораздо большую площадь, остается, так как грунтовые погребения могли быть просто не выявлены, – переживает Анастасия Федорина. – Невозможно точно очертить его границу, пока мы его полностью не раскопаем. Самая большая проблема заключается в том, что в нем зафиксировано свыше 350 курганов, но изучен он примерно на две трети. Каждый новый виток развития научной технологии дает нам новую информацию.
Археологам, историкам, краеведам важно сохранить Мжарский могильник в нетронутом виде и в том ландшафте, в котором он существует. Это памятник такого же уровня, как древние валы Суздаля, Рождественский собор, кремль, монастыри и луга.
– Можно раскопать все оставшиеся курганы, но эту местность все равно надо оставить незастроенной, поскольку она является неотъемлемой частью историко-культурного ландшафта Суздаля, – убеждена Анастасия Федорина. – На мой взгляд, это проблема общественного сознания. Либо мы как граждане своей страны заинтересованы в сохранении ее истории и хотим, чтобы наши дети и внуки могли так же, как и мы, видеть физически существующий памятник археологии в том виде, в котором он существовал в древности, либо не заинтересованы, и нам все равно. В этом и заключается гражданская позиция.

Ольга РОМАНОВА
Фото автора

Просмотры: