Музейный взрыв

Уважаемые читатели "Призыва"! Совместно с Владимиро-Суздальским музеем-заповедником и лично с его генеральным директором Алисой Ивановной Аксеновой мы продолжаем публикацию избранных глав из книги "История. Судьба. Музей". (Продолжение. Начало...

Уважаемые читатели "Призыва"! Совместно с Владимиро-Суздальским музеем-заповедником и лично с его генеральным директором Алисой Ивановной Аксеновой мы продолжаем публикацию избранных глав из книги "История. Судьба. Музей". (Продолжение. Начало в №№ 78, 81, 84, 89-91, 106, 109, 122, 125)

И снова – о музейных проблемах.
Экскурсоводов не хватало по субботам и воскресеньям. Мы придумали выход: курсы внештатных экскурсоводов. Программа большая – занятия с октября до апреля, в мае – экзамены, пробные экскурсии и выпуск. Конкурс – на 120 мест свыше 200 заявлений. Звонки от начальства и знакомых! До экзаменов доходило человек семьдесят, права водить экскурсии удостаивались не более пятидесяти. Неудивительно – ведь за это время надо было не только освежить знания по истории России, но и разобраться в родословной князей, запомнить даты, освоить библейские сюжеты, почувствовать гениальность фресок Рублева, познакомиться с архитектурными терминами: закомары, архивольты, лопатки, консоли; запомнить названия 33 суздальских церквей…: Да еще учесть идеологическую направленность, покритиковать дореволюционные события с классовых позиций, не упустить антирелигиозную пропаганду:… А особенности ведения экскурсий с детьми, ориентирование на состав группы по образованию, возрасту: и прочие методические премудрости!
Конечно, списки экскурсоводов, допущенных к работе с иностранцами, утверждались в обкоме. (Мы были под постоянным наблюдением сотрудников КГБ, один из них состоял даже на учете в нашей партийной организации.)
Методическую службу возглавляла "железная" Т.И. Андронова. Как боролись "за чистоту своих рядов" – не допускать монотонной речи, высокомерного взгляда (как у советских продавщиц), равнодушного "посмотрите налево, посмотрите направо"… Добились осознания, что вежливость, грамотность, приветливость должны быть – даже если утром рассорилась с мужем, в троллейбусе обидели, настроение плохое, – всё равно к группе выходи с улыбкой…: Мы должны быть артистами!
С 1966 г. за 25 лет через курсы внештатных экскурсоводов прошло 1800 человек. Это был настоящий, а не формальный университет культуры. Пусть многие не стали водить экскурсии, но все они сделались пропагандистами наших памятников и музеев.
А плата за проведение экскурсии была мизерная: за час платили 1 рубль 40 копеек, за всю экскурсию по Владимиру и Суздалю (не менее 6 часов) получали около 9 рублей. Но к нам шли не просто ради заработка.
Не могу не рассказать о некоторых талантливых экскурсоводах.
В.И. Кузьмичев – суздальский учитель, типичный интеллигент старой формации, кстати, играл в драмкружке. Однажды пришла в Покровский монастырь. Там – группы три по нескольку человек и безмолвная толпа у надвратной церкви. Встала на цыпочки, вижу: в центре – Василий Иванович. Воспроизвожу почти дословно его повествование: "Зима, мороз, вечереет. Сугробы высоченные. Въезжает вот с этой стороны возок (все поворачивают головы). Бежит навстречу настоятельница с монахинями. Выводят под руки из возка царицу несчастную Евдокию и ведут ее, сердечную, по этой дорожке (все смотрят – по какой) вот к этому дому, там была ее келья:…" И так далее. Я смотрела на туристов – они были на спектакле. И уж точно запомнили эту экскурсию.
Ленинградцы упорно заказывали Ю.П. Белолапова. Он завораживал обилием имен, дат. Всегда найдется любитель "срезать": "А вот Олег Рязанский, кем он приходился тому-то и тому-то?" (Явно ожидая смущения). А Юрий Павлович начинал выстраивать линию родства, называл братьев, жен, детей…: Занимало минуты две. Эффект!
Н.Н.Вязовская покоряла всех поэтичностью рассказа, в который органично включала стихи. Мне писали, что побывали не на экскурсии, а на встрече с Прекрасным.
А отдел пропаганды обкома излагал "повышенные требования". Вот выдержка из справки за декабрь 1970 г. "Об идейно-политической направленности экскурсий…: во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике":
"В экскурсиях крайне недостаточно пропагандируются…: роль Коммунистической партии в…: социалистическом строительстве, успехи и достижения народного хозяйства…: лучшие люди промышленности и сельского хозяйства области". ":…Слаба атеистическая направленность. Не раскрывается реакционная сущность церкви при характеристике архитектурных памятников". "Ряд важных тем, таких как "Ленин и наш край", "Революционное движение в крае", не получили должного раскрытия".
Конечно, здесь много вранья и привычных фраз – про заботу партии о культуре, про "ленинскую политику охраны памятников", о Героях Социалистического Труда. И по дороге в Суздаль подробно рассказывали об успехах сельского хозяйства, о приезде Ленина во Владимир. О революционном движении в Суздале (хотя вообще-то его, движения, не было) умудрялись поговорить.
А вот "реакционную сущность церкви" разоблачать, показывая прекрасную архитектуру, никак не получалось. Как это сделать, никто из проверяющих подсказать не мог. Из года в год писались одни и те же неконкретные, но сердитые фразы.
А мы "делали выводы", писали методички об атеистической направленности при показе икон (!)…: И отчитывались.
Поток туристов возрастал, мы уже спокойно распределяли его по нескольким маршрутам (открывались новые экспозиции), экскурсоводов хватало, но возникла новая проблема: из других городов группы стали приезжать со своими экскурсоводами, которые несли чушь, иногда, например, путая Успенский собор с Дмитриевским…: Это наши памятники! Мы их охраняем, реставрируем, делаем экспозиции и грамотно показываем! Чужие не должны работать на нашей территории!
Дело в том, что основные доходы шли не от входных билетов в экспозиции, а от платы за экскурсии. Турфирмы сразу стали мудрить, рассчитав экономию: одно – заплатить 9 рублей экскурсоводу, другое – 45 музею. Но нам нужны были деньги на поддержание огромного хозяйства.
И музей встал на "тропу войны" с фирмами Москвы, Ленинграда, Горького и с Владимирским бюро экскурсий и путешествий (фирма по линии профсоюзов).
Весной 1969 г. я обошла всех членов бюро обкома партии (кроме Н.Д. Новожиловой – председателя облсовпрофа) и смогла их поодиночке убедить, что экскурсионное обслуживание должно быть в одних руках – музейных.
Когда на бюро обкома слушался вопрос о развитии туризма, было принято это решение, против голосовала одна Н.Д. Новожилова.
Однако в 1971 г. вышло постановление "О мерах по дальнейшему развитию туризма и экскурсий в стране", где признавалось целесообразным все руководство экскурсионной работой возложить на ВЦСПС и его органы на местах…: Но к тому времени музей-заповедник так стабильно работал с огромным потоком туристов, что отдел пропаганды высказал мнение о "нецелесообразности менять сложившуюся практику экскурсионного обслуживания". Министерство культуры РСФСР решительно пресекло претензии "Интуриста" проводить экскурсии силами собственных гидов-переводчиков. У нас уже были экскурсоводы, владеющие основными европейскими языками.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике