Впервые наши блюзмены играли на сербском Voxstocke

Каждый владимирец, когда-либо бравший в руки гитару и пытавшийся играть рок-н-ролл, знает Алексея Барышева - гитариста-исполнителя, музыканта-теоретика, педагога.

Каждый владимирец, когда-либо бравший в руки гитару и пытавшийся играть рок-н-ролл, знает Алексея Барышева – гитариста-исполнителя, музыканта-теоретика, педагога.

Российская земля богата талантами, и чем дальше от центра, тем меньше пресловутое давление массовой культуры с шаблонами и штампами. Твою самобытность могут проглядеть на Родине, но рано или поздно заметят за ее пределами. К чему это я? А к тому, что Алексей и его группа Blackmailers недавно вернулись с белградского фестиваля блюза, собравшего именитых исполнителей со всей Европы. Наши ребята стали первой российской группой, сыгравшей на сербском фестивале Voxstock.
– Алексей, расскажи, как ты и твоя команда оказались в Белграде?
– Начну издалека: не так давно наши песни стали появляться в эфире зарубежных блюзовых радиостанций. О нас они, как правило, узнавали от тех зарубежных музыкантов, чьи концерты мы с ребятами организовывали во Владимире. Приезжая на родину, люди, с которыми мы выступали на одной сцене, давали нам впечатляющую рекомендацию. Директора радиостанций, в свою очередь, просили прислать диски. Достоверно знаю, что наши песни крутят в Норвегии, Хорватии, Польше. Закономерным итогом этого стали приглашения на зарубежные фестивали. Главное – мы не влияли на этот процесс, все получилось очень естественно.
Выступление на сербском фестивале блюза стало лишь частью наших гастролей, в ходе которых Blackmailers отыграли концерты в Одессе, Донецке, Кишиневе.
Сам Voxstock – это крупнейший однодневный фестиваль на юге Европы, который проводит ассоциация, сложившаяся вокруг одноименного блюзового клуба в Белграде. Нам выпала честь разделить сцену с M.O.J. Band (Сербия), Downhome (Испания, Сербия), Point Blank (Сербия), Wressnig – Crivellaro Organ Trio – Matyas Pribojski (Австрия, Италия, Венгрия), Nine Below Zero (Великобритания) и Blues Hammer (Сербия). Мы, кстати, стали первой российской командой, принявшей участие в фестивале.
– Как прошло выступление?
– Потрясающе! Сцена находилась в черте Белграда, на склоне лесистой горы Кошутняк, на обратной стороне которого находится знаменитая деревня Эмира Кустурицы. С этого холма – весь Белград как на ладони. Выходить на сцену пришлось предпоследними, где-то около часа ночи, сразу после заслуженных британских блюз-рокеров Nine Below Zero. Предстояло удержать внимание публики после сета номинальных хедлайнеров фестиваля.
Нам пришлось нелегко, поскольку эта команда играет скорее жесткий рок а-ля 70-е, что всегда импонирует публике. Но и мы в принципе не совсем блюз играем и подумали – где наша не пропадала! И нам удалось не только не сбавить, но даже поднять и без того высокий градус шоу. Оказывается, русскую группу здесь ждали! Нам внимало не меньше 5 тысяч зрителей.
– А кстати, какой "не совсем блюз" вы представили югославской публике?
– Наш блюз приправлен изрядной порцией балканской народной музыки. Кстати, на фестивале нас все постоянно спрашивали, кто разработал наш стиль. Но разрабатывать стиль – это сродни спекуляции интеллектом. Он должен возникать сам по себе, исходя из того, что ты чувствуешь. У нас все началось с того, что мы всей командой подсели на фильмы Кустурицы, и я однажды, наигрывая какой-то блюзовый стандарт, смеха ради вставил в контекст отдающую балканщиной фразу. С тех пор реакция на творчество Blackmailers – это либо очень жесткое неприятие со стороны пуристов, предающих анафеме нашу смесь блюза и балканской музыки, либо полный восторг, средней оценки просто быть не может. Впрочем, критику я воспринимаю здраво, ибо продолжать заниматься своим делом – играть музыку так, как я чувствую, честно и от всего сердца – мне никто не помешает. Сколько раз нам пытались совать палки в колеса, но это оказалось безрезультатно.
– Если можно поподробней про <палки в колеса>…
– Ну, некоторые столичные пуристы пытались и пытаются по поводу и без повода облить грязью, кричат: <Вы в Москве больше играть не будете>. В общем, наверное, это хорошо, что нет равнодушных…
– Алексей Барышев, он кто – гитарист-исполнитель,
музыкант-теоретик, педагог? Как ты расставляешь
приоритеты?
– И то, и другое, и третье. Мне нравится заниматься с людьми, объяснять начинающим гитаристам все эти теоретические нюансы. До многого я доходил сам, путем проб и ошибок находя подтверждение своим догадкам. То же пытаюсь привить и ученикам: в первую очередь анализировать песню, гитарную партию, а не бездумно зазубривать ее.
– По каким критериям ты отбираешь учеников?
– Я не отказываю никому. Приходит много людей, но они естественным образом отсеиваются. Иногда я сам вижу, что все это человеку на самом деле и не нужно, и говорю ему: <Определись>. Так что человек либо пересматривает свое отношение к занятиям, либо уходит. Потому как мне интересно заниматься только с теми, кто хочет заниматься…
– Кто повлиял на тебя в момент
становления и кто, может быть, оказывает влияние сейчас?
– Мади Уотерс, Led Zeppelin, Pink Floyd, Beatles, Deep Purple – типичный набор меломана тех лет. Но уже тогда я интуитивно почувствовал, что форма блюза мне все-таки ближе, нежели иные стили. Вплотную я за него взялся благодаря Вайту Белову, лидеру группы <Удачное приобретение>, которого считаю своим наставником.
В свое время он мне сказал: попробуй заняться блюзом серьезно, у тебя это неплохо получается. И я последовал его совету, а он на начальном этапе очень сильно помог в столице. Его слово, слово друга и гитарного наставника самого Андрея Макаревича и многих других известных музыкантов, очень весомо в музыкальных кругах, и с его подачи я вошел сначала в музыкальную тусовку Москвы, а теперь вот и до Белграда добрался.
– Что для тебя значит быть гитаристом – это профессия или призвание?
– Изначально – это даже не призвание, а диагноз. Ты должен быть гитарным маньяком, не представлять себе жизни без нее. Отдавать через нее людям свою энергию, но не расплескивать ее направо и налево, а делиться. Я все время маньячил по поводу гитар: сам выпиливал модели лобзиком из дерева, делал эдакую уменьшенную копию и раскрашивал ее потом. По-моему, первую настоящую акустическую гитару мне подарила бабушка, когда мне было лет пять. Естественно, не то что играть, я ее тогда даже настраивать не умел и несколько лет просто бренчал на ней. Так все и завертелось…
– Как ты должен играть, чтобы быть довольным своей музыкой?
– А я всегда недоволен, ну…: практически всегда. То же, казалось бы, удачное соло может сегодня нравиться, а уже завтра – нет. Когда ты понимаешь, что тебе нечему больше учиться, то пора завязывать с музыкой. Сейчас я стараюсь сделать так, чтобы моя игра стала еще более эмоциональной.
Проходит время, ты становишься старше, и нарочитая техничность отходит на второй план. В последнее время мне все больше и больше нравятся люди, которые могут одной-тремя нотами выразить такую бурю эмоций, что мороз по коже. Без эмоций и энергии – техника пуста и лишена смысла.
– Ближайшие планы?
– Сейчас едем в Нижний Тагил на фестиваль. Осенью опять начнем привозить в наш город фирмачей и дальше просвещать владимирскую публику. Отрадно, что на эти концерты с каждым разом приходят все больше и больше поклонников блюза. Кого привезем в этот раз? Имена и фамилии пока держим в секрете, чтоб не сглазить.
А уже в конце августа состоится презентация видеоклипа на кавер-версию песни Джими Уизерспуна Don´t Let Go, который мы сняли в ходе нашего турне в Кишиневе. Режиссером клипа стал Игорь Левинский, известный по совместным работам с группой ZDOB [SI] ZDUB. В главных ролях снимались наш вокалист Тимофей Копылов и звезда молдавского театра и кино Михаэла Стрымбяну.

Владимир МИХАЙЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике