Здесь живут история и тайна

С 1917 по 1919 год усадьба знаменитых князей Воронцовых в селе Андреево Петушинского района подвергалась расхищению. Мебель и посуда из здешних мест продавались даже во Владимире на рынке.

С 1917 по 1919 год усадьба знаменитых князей Воронцовых в селе Андреево Петушинского района подвергалась расхищению. Мебель и посуда из здешних мест продавались даже во Владимире на рынке.

До основания разрушить не удалось
Та же участь не миновала и все другие поместья княжеского рода. Но есть одна особенность – никогда и никто не решался потревожить надгробия и надругаться над мощами представителей славной династии.
– Своих людей Господь охраняет, – уверен отец Валерий. Десять лет назад этот молодой священник приехал в Андреево из Москвы. Вместе с его появлением у местных жителей укрепилась уверенность в том, что сельскую церковь можно восстановить. Проект храма принадлежит светскому архитектору Львову. После революции здесь чего только не было: и театр, и кинотеатр, и гараж, и продуктовый магазин, и даже морг. Под полом храма, на глубине до трех метров, земля была черной. Все воздуховоды, по которым тепло от печей распространялось в здании, были перебиты.
Пригласили известных архитекторов, а они только руками развели: вернуть первоначальный вид невозможно. Спустившись в подвал церкви, один из специалистов среди хлама и мусора вдруг увидел рельсу и в недоумении обратился к отцу Валерию:
– Ну откуда здесь рельса-то взялась? Первые рельсы появились в 1768 году, когда была построена первая железная дорога.
Тут он вдруг понял, что это настоящие английские рельсы образца 1768 года:
– Быть не может! На Руси в то время железных дорог не было!
Однако для графа было все возможным. Не говоря уже о том, что Львов был просто виртуозным архитектором и применил в конструкции здания передовые для того времени достижения английских зодчих.
А церковь, в стены которой вдохнули жизнь, продолжала удивлять. Исследовав состав покрытия верхней росписи, почерневшей от времени, реставраторы пришли к выводу, что ни восстановить прежний рисунок, ни загрунтовать его невозможно. Именно поэтому надо было видеть их восторг через несколько лет:
– Чем вы отмыли старинные фрески? – спросили они и были совершенно обескуражены, узнав, что контуры изображений стали ясными сами по себе.

Обратимся к истории
Говорят, что, женившись на Марфе Ивановне Сурминой, Роман Илларионович Воронцов получил земли в качестве приданого за невестой. О селе Андреевском упоминается в документах XVII века. А еще раньше эти владения принадлежали родственникам князя Дмитрия Донского. До сих пор в строении усадьбы сохранились канонического типа колонны, узкие окна – стиль построения крепости. Усадьбу некогда опоясывала цепочка оврагов и прудов.
Завуч местной школы, Ирина Катина, наверное, могла бы защитить диссертацию на этом уникальном историческом материале:
– Когда-то подземные каналы, на месте которых протекала подземная река, связывали речку Нергель, сухую пристань и речку Пекшу. Огромные валуны, которые находились в основании фундамента здания имения, были вбиты в землю, возможно, в качестве мостовой. Интересно их свойство: эти валуны у нас путешествуют!
Вначале они находятся под полом прачечной, впоследствии – к осени – они мигрируют в спелеокамеру. Когда наступает половодье, они приподнимаются наверх. Эта циркуляция выверена временем.
Первоначально усадьба имела скромный вид. Но как только Роман Илларионович стал наместником Владимирской губернии, статус не позволил ему иметь скромные апартаменты. Роман Илларионович был близко знаком со скульптором Николаем фон Бергом, который занимался реставрацией Золотых ворот и строил каменные Торговые ряды во Владимире. По проекту фон Берга были построены левое и правое крылья усадьбы, передний фасад.
Рядом с усадьбой появилась каменная оранжерея площадью 10 на 60 метров. Она была отапливаемая и функционировала круглый год. В оранжерее выращивались померанцы (персики), лимоны, ананасы и другие теплолюбивые культуры. Деревья росли в огромных деревянных кадках, снабженных колесами. С наступлением тепла они перевозились в сад по вымощенной булыжником дороге в угодное князю место.
В саду и поныне стоят вековые липы, посаженные лично Екатериной Романовной Воронцовой – Дашковой.
Роман Илларионович Воронцов умер в 1783 году и погребен во Владимире, в Дмитриевском соборе. Достраивал храм Александр Романович Воронцов. В нем же, в 1805 году, он и был погребен.

Поднимал людей до своего уровня
Всю свою жизнь Александр Романович Воронцов тратил на то, чтобы не допустить разорения России, за что и был нелюбим в обществе. После отставки князь Александр поселился в родовом имении на своей собственной земле.
– До сих пор мне попадаются пожелтевшие от времени расписки крепостных о получении зарплаты, – рассказывает отец Валерий. – Александр Романович обучил своих дворовых людей грамоте, признавая их право на образование. В селе было Ланкастерское училище – это семиклассная система, семибалльное образование. Причем старшие дети учили тех, кто на 1-2 класса младше. Обучали письму, чтению, арифметике и основам ремесла. Весь верхний этаж имения был завален книгами. И все их читали.
Граф не унижал своих крепостных. Построил жесткую бухгалтерскую систему, по которой каждый день работающий на него человек получал зарплату.
Здесь был замечательный театр. Приехав в имение со своим другом, библиотекарем Лафермьером, Александр Романович организовал труппу. Старожилы помнят могилу крепостной актрисы, похороненной в ограде церкви. Эта женщина могла играть на восьми (!) языках.
Из маленького помещения артистической Ирина Катина провела нас в огромный зал.
– Когда я стояла на сцене и говорила полушепотом, – рассказывает наш гид, – то дети меня слышали в другом конце зала. Для достижения такой акустики раньше использовались глиняные горшки, которые монтировались в кладку, а также учитывались законы геометрии и физики. Музыканты Владимирской филармонии, приехав к нам впервые, признались, что такого звучания инструментов они еще не слышали. К сожалению, после ремонта помещения эффект акустики исчез.
Как писала в своих дневниках Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова, однажды она приехала погостить к брату, и его крепостные каждый день играли для нее новую пьесу с новыми декорациями. И так в течение всех 28 дней пребывания в имении.
А ведь можно было графу держать слуг и в животном состоянии, наслаждаясь полной властью над людьми. Но он приехал сюда не унижать людей, а поднимать их до своего уровня.
В пяти километрах от графской усадьбы, в деревне Рощино, на средства крепостных была построена церковь, которая по своим размерам, пожалуй, превосходит все храмы Владимирской области. У графа Воронцова существовала своя система материальной помощи и социального обеспечения.
Каждому крепостному крестьянину строился дом. Под старость каждый мог рассчитывать на проживание в домах милосердия и полный пансион. Самым страшным наказанием для людей было лишение возможности жить при имении. Так появилась деревня Неугодово, куда выселяли неугодных графу крестьян.
Сегодня в древних стенах графского имения звонко перекликаются ребячьи голоса. Здесь расположен пульмонологический детский санаторий. Последний из представителей рода Воронцовых – Александр Илларионович Воронцов живет в США, преподает на кафедре русской литературы. Он поддерживает связь с исторической родиной и бывает в Андреево.

Елена КАШКИНА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике