16+

Древние валы могут не дождаться своего исследователя

В ближайшее время могут быть уничтожены уникальные памятники археологии – древние валы Владимира, Суздаля и Боголюбова.

Безнаказанность порождает рецидив
Все плохое всегда начинается с единичного случая, который считается из ряда вон выходящим. Постепенно одно характерное событие, следующее за другим, создает систему.
В 2003 году участок древнего суздальского вала исчез по велению мэра города-музея Андрея Рыжова. Боголюбовский вал (гос. инв. № 1700822000 в каталоге <Памятники истории и культуры Владимирской области>) в прошлом году подровнял на свой лад и вкус предприниматель Симонян, организовавший вполне приличное придорожное кафе. Козлов вал в силу производственной необходимости вскрыли работники горводоканала. Теперь жертвой строителей пал Троицкий вал, расположенный на стыке ул. Володарского и Манежного тупика областного центра (гос. инв. № 1700001000). Это одно из трех дошедших до нашего времени древних фортификационных сооружений – памятников археологии и архитектуры федерального значения.

Дырка в Троицком валу
Мы подоспели как раз вовремя: к огромной свежевырытой экскаватором яме приближались люди в оранжевых комбинезонах, вооруженные лопатами. Отвечать на вопрос, какая организация ведет здесь работы, они, конечно, не стали.
– Вон идет наш прораб, – махнули они рукой в сторону ул. Подбельского, – спрашивайте у него.
Но прораб тоже оказался крайне необщительным. Не дав никаких пояснений, он трусцой припустился к яме, позорно показав нам спину.
По информации, предоставленной журналисту руководителем инспекции по охране культурного наследия области Виктором Нефедовым, <раскопки> на памятнике археологии ведет СМУ-47 по заказу департамента образования.
– 6 мая жители близлежащих домов сообщили нам, что здесь работает экскаватор, – пояснил Виктор Нефедов. – 12 мая мы провели обследование памятника, подготовили заявление на имя начальника ГУВД Владимира. Но пока милиция ведет себя неактивно…:
Пресс-секретарь ГУВД ни о каком запросе инспекции по охране культурного наследия не ведала, секретарь начальника управления не нашла его среди зарегистрированных входящих документов.
Однако на следующий день журналист получил из достоверных источников информацию о том, что расследование происшествия ГУВД оперативно провело и состава преступления, как говорится, не обнаружило: все работы ведутся законно и согласованы с контролирующим органом – инспекцией по охране культурного наследия.
Интенсивная <разработка> вала продолжается. По его гребню проложена 40-метровая траншея шириной 1,5 метра, на дно которой уложены трубы отопления.

Валы – самая неисследованная часть культурного слоя Владимира
– Город наш сложился в трехгорье между руслами Клязьмы и Лыбеди, – рассказала и.о. начальника отдела археологии госцентра по использованию и реставрации памятников истории и культуры Лариса Гальчук. – По мере своего развития он приобрел в плане треугольную форму и исторически подразделяется на три части.
Напомним читателям, что сначала образовалась крепость в центральной части – так называемый Мономахов город. Его территория простирается от Рождественского монастыря до Соборной площади, от моста на ул. Володарского до гостиницы Владимир.
Наиболее сохранившаяся часть памятника – Ветшаный город – располагается между Рождественским монастырем и памятником Фрунзе.
Третья часть – Новый город – образовалась чуть позже и сохранилась хуже в силу активной застройки XVIII – XIX веков. Это участок от Ерофеевского спуска до Золотых ворот.
Мономахов город сформировался как типичный древнерусский город на значительной, впоследствии дополнительно укрепленной естественной возвышенности. Центральная его часть была обнесена валами с прорезанными в них воротами. Валы окружались рвами, заполненными водой, что делало город практически неприступным. Столь эшелонированная оборона поселений объяснялась постоянной угрозой разорительных набегов кочевников. Владимир в древности окружали 5 колец валов.
– Вал как таковой является не только памятником археологии, но и памятником архитектуры, – уточнила Лариса Гальчук. – Это сложное фортификационное сооружение, которое строилось с учетом древнего ландшафта и по точным промерам. Изначально помимо земляной насыпи оно имело наверху деревянные укрепления с бойницами для обороняющихся.
В основе вала находятся так называемые <клети> – деревянные срубные конструкции, засыпанные глиной. Интересно, что валы в каждом городе в зависимости от географических условий и геологической ситуации имеют разную структуру и присущие только им особенности.
Валы Владимира сильно пострадали в период перепланировки города и введения <регулярной застройки> в конце XVIII века. Лучше всего сохранился расположенный в центре Козлов вал. Интересно, что валы очень мало изучены, поскольку требуют разработки специальной методики исследования. Далеко не каждый археолог способен профессионально провести изыскания структуры вала, сделать разрез, проследить особенности конструкции древоземляных укреплений.

Боголюбовский вал разрушается

Валы как памятники археологии, по утверждению специалистов, восстановлению не подлежат, потому что грунт, оседавший веками, при нарушении целостности начинает расползаться. Именно поэтому полностью возместить нанесенный Боголюбовскому валу ущерб восстановлением насыпи не удастся.
– Данная мера применима к памятникам архитектуры, – заметила Лариса Гальчук. – Памятники археологии ценны своей незатронутостью, так как предметом исследований являются стратиграфия и содержащийся в пластах вещевой материал. Узнать, каким был Боголюбовский вал, теперь не представляется возможным. То, что грунт будет засыпан обратно, научную ценность памятнику не вернет. То, что в отвале найдут ценные вещи, археологии ничего не даст, потому что они для археологической науки вне своего культурного слоя интереса не представляют.
Выплата ущерба, нанесенного памятнику федерального значения <Древнерусский город Боголюбово, XII - XVII>, по прошествии года остается открытым вопросом, хотя Боголюбовское городище, по оценке специалистов, было наименее исследованным и наименее затронутым современным строительством. Никаких действий по его восстановлению не предпринято.
Тем временем вал продолжает разрушаться. Если этот процесс не остановить, памятник будет потерян, так как сейчас после весеннего снеготаяния находится в критическом состоянии и может самопроизвольно обрушиться.

Козлов вал перепахали

История с вскрытием Козлова вала в прошлом году попала на телеэкраны. Жителям Владимира сообщили, что обнаружен…: Козлов вал! Несмотря на разработанный управлением по реконструкции исторического ядра проект проведения археологических раскопок на Козловом валу, вместо раскопок на важнейшем памятнике федерального значения <Валы и рвы древнего г. Владимира, XII - XVII> были предприняты наблюдения под руководством ведущего археолога ВЦАРПИК Татьяны Мухиной.
Сейчас Козлов вал оказался в ситуации Боголюбовского вала. Внешний вид его не восстановлен, материалов отчета о проведенных наблюдениях нет, коллекции вещевых находок Владимиро-Суздальскому историко-архитектурному музею-заповеднику не переданы, информацию об исследованиях получить невозможно.

Валы для нас драгоценны

– То, что произошло и в Боголюбове и во Владимире – вопиющие примеры вандализма, – выразил свое отношение к происходящему директор Института археологии, член-корреспондент Российской академии наук Николай Макаров. – Земляные оборонительные валы и белокаменные соборы – единственные подлинные памятники эпохи расцвета Владимирской Руси, сохранившиеся в исторических городах. Они драгоценны для нас как элементы средневекового ландшафта, позволяющие хотя бы отчасти представить облик городов времен Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо, и как свидетельства драматических военных событий.
Клети Козлова вала прокалены пожаром 1238 г. и политы кровью горожан, защищавших город от Батыя. Это не место для укладки канализационных труб.
Журналист обратился за комментарием к заведующей отделом археологии Владимиро-Суздальского историко-архитектурного музея-заповедника Марии Родиной.
– Мы так гордимся историей своего города, что от праздника к празднику пытаемся ее удревнить, – не без иронии оценила происходящее она. – Но как только речь заходит об охране древностей, наши взгляды радикально меняются. Древних валов XII века, пусть с досыпками, перепланировками, во Владимире осталось не так много: Козлов, Троицкий и кусочек вала на площади Фрунзе. Больше зримых остатков древних фортификационных сооружений у нас нет. Поэтому их надо охранять. Мы живем в древнем городе, и поэтому хотелось бы, чтобы активная строительная деятельность происходила здесь с наименьшими разрушениями памятников археологии.
Задав сакраментальный для России вопрос: <Что делать?> – в данной ситуации с траншеей и экскаваторной ямой на Троицком валу, журналист получил от Марии Евгеньевны такой ответ:
– Как раз сегодня, стоя с сотрудниками инспекции по охране культурного наследия возле разрытого вала, мы рассуждали так: пока мы сейчас здесь стоим, работы не начнутся, – сказала она. – Но как только мы уйдем, они продолжатся. Выставлять караул возле каждого памятника археологии – людей не хватит. Между тем строители говорят, что они не знали, что это ценнейший археологический памятник. Может быть, стоит выставлять какие-то запретительные знаки, таблички с указанием, что это памятник истории и культуры, охраняемый государством, и что строительные и земляные работы здесь запрещены? От кого должна исходить такая инициатива? Я думаю, что прежде всего от инспекции по охране культурного наследия.

Ольга МАКСИМОВА
Фото С.Миронова

Просмотры: