Уважаемые читатели "Призыва"! Совместно с Владимиро-Суздальским музеем-заповедником и лично с его генеральным директором Алисой Ивановной АКСЕНОВОЙ мы продолжаем новую рубрику. Отныне на страницах газеты мы публикуем книгу Алисы Ивановны "История. Судьба. Музей".
К сожалению, приобрести эту интереснейшую книгу могут не все, поэтому предлагаем вам познакомиться с ней на страницах "Призыва". Пусть у книги будет как можно больше читателей!

(Продолжение. Начало в еженедельниках №№ 78, 81, 84)

В 1960 году в фондах было уже 2133 экспоната по истории советского периода, в основном фотографии, образцы тканей, брошюры.

Первые месяцы работы в музее
Из сотрудников, имевших опыт экспозиционной работы, со значительным, 13-летним, стажем был только Григорий Борисович Шпионский. Он и стал руководить работой по созданию новой экспозиции. Меньше года работала Лия Романовна Горелик, но ее светлый ум, творческие способности и искренняя преданность делу сполна проявились в этой отчаянной, небывалой по сжатости отпущенного срока работе.
Да, отчаянной! В течение трех месяцев были приняты на работу человек десять, почти все по рекомендации обкома партии. Увы, никто не прижился: кто страдал пристрастием к алкоголю (их я с ходу выпроводила), других не устраивала беспокойная жизнь – через год их уже не было. Но работали в те месяцы – все!
Дельные мысли подавал Григорий Борисович, я их подхватывала и налаживала воплощение в дело. Главное – сбор экспонатов!
На третьем месяце работы удалось выпросить-вытребовать в Министерстве культуры РСФСР первый(!), выпущенный Краснодарским заводом автобус "Кубань" – он был празднично раскрашен по диагонали красной и белой краской (мы его любовно называли "бантик", под этим ласковым именем он служил музею верой и правдой лет семь). Как мне удалось его выклянчить – сама удивляюсь. Наверное, столько было отчаянья и убежденности в моих глазах и словах, что замминистра культуры Василий Михайлович Стриганов поверил и с тех пор стал нашим большим другом и помощником и оставался им долгие годы вплоть до последних дней работы в Министерстве.
Как же толково и четко удалось тогда организовать работу! Опять удивляюсь. Раз в две-три недели, в понедельник, шла оперативка – распределялись задания абсолютно всем сотрудникам, раздавались адреса, телефоны старых большевиков, земляков, ставших видными деятелями науки, культуры, народного хозяйства. Эти именитые люди теперь, в основном, жили в Москве, и во вторник, в семь утра, автобус отправлялся в Москву, и все двадцать три "представителя науки" (вместимость автобуса) разбегались по записанным адресам. В восемнадцать часов собирались у Детского мира – возбужденные – и с ходу докладывали: "добыл", "застал", "договорился" и т. д. Кто – с папкой, кто – со свертком, и все – с большими авоськами. Каждый успевал пробежаться по магазинам и купить продуктов – во Владимире магазины были пустые. (Я всегда везла четыре – пять бутылок молока: сыну пошел второй год, а даже с молоком в городе были большие трудности.) Возвращались домой близко к полуночи, а утром разрешалось прийти не к девяти, а к десяти часам. Командировочных не выдавали.

Что привозили из экспедиций?
И что же привозили из этих экспедиций, а точнее – набегов? Собранные тогда бесценные экспонаты до сих пор составляют золотой фонд нашей коллекции по современной истории. Перечислю лишь некоторые из них: летный шлем Николая Петровича Каманина, в котором он спасал челюскинцев в апреле 1934 года; письма комиссара чапаевской дивизии П.С.Батурина; мундир, погоны и фуражка маршала К.Л.Мерецкова (в годы революции он жил в Судогде); часы Герасима Фейгина – одного из организаторов владимирского комсомола, которые были при нем во время гибели под Крондштадтом; печатная машинка "Миньон", на которой кольчугинские большевики подпольно печатали листовки; мандат И.В.Осьмова, командированного в 1920 году для изъятия излишков хлеба в Суздальском и Юрьевском уездах; флаг и телеграфный ключ штабного корабля Дунайской флотилии (начальник штаба Свердлов Аркадий Владимирович, уроженец Коврова, по комсомольской путевке в 20-е годы был направлен на флот); студенческий билет и рукописи Владимира Солоухина; рукописные тексты песен и записные книжки Алексея Фатьянова; бурка С.Д.Жевакина, участника установления советской власти в Узбекистане, и т. д.
Однажды немного опоздал к назначенному времени отхода автобуса А.П.Большаков: у него в руках было что-то огромное, зашитое в простыню, – оказалось, лавровый венок чемпиона мира по шахматам среди женщин Елизаветы Быковой. Она долго не отпускала Алексея Николаевича, вспоминала родное Боголюбово, уговорила поиграть… в карты.
Летчик Александр Сергеевич Шорников, уроженец Вязников, Герой Советского Союза и Герой Югославии, который в июне 1944 года чудом спас Иосипа Броз-Тито, окруженного фашистами, передал в музей планшет с картой тех времен, фотографии с черногорцами.
Солист Большого театра Сергей Красовский сохранил интересные афиши выступления "Синей блузы" во Владимире. Много материалов передала уроженка Суздаля Вера Фирсова, известная солистка Большого театра. Наш земляк Михаил Михайлович Тарасов – главный хирург страны в период Великой Отечественной войны, директор института им.Склифосовского – подарил много фотоматериалов и изданий своих уникальных трудов по хирургии в военно-полевых условиях.
Собирались материалы о передовиках производства, Героях Социалистического Труда. Были и такие необычные экспонаты, как муфта сцепления трактора, собранная в бригаде коммунистического труда. По просьбе музея и по распоряжению обкома партии Владимирский совнархоз направил на предприятия области письма с указанием предоставить нам образцы выпускаемой продукции.
Всего за четыре месяца, с февраля по май 1960 года, было собрано 2106 предметов!
С предприятий области везли радиоприемники и телевизоры, образцы тканей и осветительную арматуру, хрусталь и режущий инструмент, часы и автомобильные приборы. 33 предприятия области передали образцы своих изделий и изготовили макеты тракторов, тепловоза, экскаватора.

Работа над экспозицией
И в это же время шел монтаж экспозиции в соответствии с разработанной структурой. Более половины площади, как и требовалось, было отведено под публичный показ успехов владимирцев в коммунистическом строительстве. А какие находки экспозиционных и оформительских решений, может быть, наивных и забавных на сегодняшний день, но тогда весьма убедительных! На лестничную площадку было заказано владимирским художникам Н.Н.Модорову и В.И.Шамаеву пятиметровое панно "На благо Родины". Полотно символизировало достижения социалистического хозяйства Владимирской области – на нем была изображена продукция промышленных предприятий: трактор, тепловоз, экскаватор, станки, холодильник, хрусталь, ткани и т.п.; колхозные поля и скот, а также творцы всего итого – счастливые рабочий и колхозница. Этот своеобразный памятник эпохи и сейчас хранится в сундуках музея.
Модорову заказали и картину "Новая Владимирка" – как бы в противовес левитановской! Широкая лента асфальтированного шоссе, по которому мчатся машины – легковые, грузовые. В небе летят самолеты. Высоковольтная линия сбоку перерезает горизонт. Конечно, все выдержано в солнечных тонах.
Многие разделы истории 20-40-х годов, судя и с сегодняшних позиций, были наполнены очень интересными документами и предметами.
Так называемые комплексы материалов о судьбах людей были экспозиционной находкой – в частности, о директоре Кольчугинского завода им.Орджоникидзе Карасеве, о председателе колхоза "Большевик" Горшкове, о работнице завода "Автоприбор" Строгановой и др. Открытие экспозиции состоялось уже в июле того же 1960 года! Темпы поистине стахановские!
В те времена построение заново экспозиции по советскому периоду в столь сжатые сроки – идеологически выдержанной, насыщенной подлинными памятниками, да еще оформленной с разными выдумками – было сенсацией для музейной общественности страны. Выездная сессия Института музееведения дала высокую оценку этой работе. О нашем опыте было поведано осенью на Всероссийском совещании музейных работников в Казани, а в феврале следующего года – на Всесоюзном – в Москве, в Музее революции. Владимиро-Суздальский музей-заповедник на ВДНХ, в павильоне "Культура", представил свою новую актуальную экспозицию. Шпионский и Горелик были награждены бронзовыми медалями ВДНХ, а мне, молодому, отчаянному директору, была вручена серебряная.
Эта экспозиция затем еще дорабатывалась, дополнялась. После XXII съезда КПСС был обновлен раздел "Ростки коммунизма", изъяты материалы по "культу личности". Просуществовала экспозиция недолго: в 1963 году она была разобрана в связи с работами по устройству в музее центрального отопления. Но значение ее в дальнейшей судьбе музея немалое: был поднят огромный пласт истории края советского периода, сплотился в совместной работе коллектив, напряженная работа показала, кто из сотрудников на что способен. Да и отношение местных властей к музею стало меняться, начался рост его авторитета.

Продолжение – в следующем еженедельнике.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике