Край родной. Владимирское ополчение

В июне исполнится 196 лет со дня начала Отечественной войны 1812 года. В победе русских войск над армией Наполеона большая заслуга принадлежит Владимирскому ополчению.

В июне исполнится 196 лет со дня начала Отечественной войны 1812 года. В победе русских войск над армией Наполеона большая заслуга принадлежит Владимирскому ополчению.
"Призыв" начинает новую рубрику "Край родной". В ней мы рассказываем историю Владимирского края. Редакция обращается к краеведам, любителям истории и просто к рядовым читателям – давайте делать эту рубрику вместе. Присылайте материалы о родном крае и они будут опубликованы. Фотографии приветствуются.

12 июня 1812 года (24 числа по новому стилю) великая армия императора Франции Наполеона I Бонапарта, наведя 3 понтонных моста через пограничную реку Неман, вторглась в пределы Российской империи. Началась Отечественная война, со времени которой прошло уже 196 лет.

Сразу было ясно, что российская армия не может
открыто противостоять армии Наполеона, с тяжёлыми боями она медленно отступала вглубь империи, оставляя русские селения на растерзание врагу.
Двумя своими манифестами Александр I объявил "о составлении внутренних сил для защиты Отечества", разделив губернии, которые с наибольшей вероятностью могли подвергнуться нападению неприятеля, на три округа. Губернскому дворянству предписывалось организовать сбор ополчения и назначение над ним командующего, о сборе докладывать в Москву, откуда и будут дальнейшие указания. Специальным пунктом оговаривалось, что собираемая военная сила – не очередной рекрутский набор, а явление всего лишь временное и "по изгнании неприятеля: всяк возвратится с честью и славою в первобытное своё состояние и к прежним своим обязанностям".
Ополчению первого округа, в который вошли близлежащие к Москве губернии (в том числе и Владимирская), предстояло "охранять первопрестольную столицу: и пределы сего округа".
На дворянском собрании уездов Владимирской губернии было решено выставить в ополчение до 15 тысяч человек. На пост начальника ополчения был выбран помещик села Сима генерал-лейтенант князь Борис Андреевич Голицын – потомок старинного дворянского рода. Выбор владимирского дворянства не случаен. Князь был потомственным военным. Он начал службу в 13 лет, а в 17 лет произведён в первый офицерский чин. Получив боевое крещение в войне со Швецией, он к 28 годам командовал карабинерным полком, участвуя с ним в штурме Варшавы в войне с Польшей, за что был отмечен орденом св.Георгия IV степени. При императоре Павле I карьера князя Голицына была стремительна. За сравнительно короткое время он получил чин генерал-майора, затем генерал-лейтенанта, был награждён орденом св. Александра Невского и назначен командиром элитного лейб-гвардии Конного полка. Но не только эти заслуги способствовали выбору губернского дворянства. У Голицына уже был опыт командования подобным формированием – в 1806-1807 гг. он был начальником губернской милиции, созданной также в пору войны с Наполеоном, когда бои проходили в непосредственной близости от западных границ Российской империи.

Владимирское ополчение собиралось медленно. Если, к примеру, Рязанское ополчение, также входящее в состав 1-го округа, было сформировано за 10 дней, то владимирская рать была полностью собрана лишь к концу августа-началу сентября 1812 года. В шесть пеших полков губернии, делившихся на батальоны и сотни (роты), поступали мелкие чиновники государственных учреждений и простые крестьяне. Дворянам, как правило, предлагались командирские должности. Крепостные крестьяне поступали в ополчение только с разрешения своих хозяев. Не спросившие же разрешения своего помещика приравнивались к беглецам и жестоко наказывались. Параллельно с приёмом в ополчение живой силы было принято решение о сборе средств на нужды губернского воинства. Известны случаи крупных пожертвований от купцов и богатых помещиков.
Конечно, не всё проходило гладко. Многие помещики просто не отпускали своих людей воевать. В работах по истории Отечественной войны описывается небывалый подъём патриотизма среди населения. Факт бесспорный, но: истории известны случаи, когда дворяне пытались, что называется, "откосить" от службы в ополчении, ссылаясь на различные недуги и дела семейные. В 3-й пеший казачий полк, формируемый в Коврове, из 50 офицеров 5 просто не явились. Возможно, и были уважительные причины этой неявки. Кстати, бесспорный факт – массовое дезертирство из рядов регулярной армии. Даже после прославленного Бородинского сражения русские солдаты покидали свои части. А главный помещик империи Александр Павлович Романов запретил брать в ополчения своих крестьян, предоставив их, однако, для обыкновенного рекрутского набора, что составляло максимум 20 человек из 500 душ. Были и обманы со стороны поставщиков провизии и обмундирования, были и случаи казнокрадства:.
В начале сентября 1812 года Владимирское ополчение, общим числом 15086 человек, встало на позиции в Покровском и Александровском уездах. Ратники в качестве оружия имели пики с ружейными прикладами и топоры. Также можно было встретить снятые с вооружения старинные тесаки, сабли, шпаги, бердыши и даже огнестрельное оружие – охотничьи ружья, мушкетоны, пистолеты. Но его было немного, в основном им вооружались офицеры, прихватив его из своих домашних арсеналов. В помощь владимирцам был прислан 5-й Уральский казачий полк, а позже к ним присоединилась драгунская полицейская команда Москвы и эскадрон Павлоградского гусарского полка.

Ктому времени французы уже вовсю хозяйничали в древней столице, занимаясь грабежами, поджогами и насилием. Крупный отряд из состава 3-го армейского корпуса маршала Нея (за битву при Бородино он получил титул князя Московского, а потомки маршала носят этот титул до сих пор), усиленный кавалерией и артиллерией, занял Богородск (переименованный после 1917 года в Ногинск). Оттуда французские фуражные команды рассылались по округе в поисках провианта. Они отбирали у населения всё съестное, угоняли скот. Мелкие партии французских мародёров уничтожались владимирскими ополченцами. В выявлении неприятельских группировок активно помогали "глаза и уши" армии – казаки и местное население. Прикрывая дороги в нетронутую войной Владимирскую губернию, ополчение вошло в Богородский уезд, провоцируя неприятеля мелкими стычками. Но французы не приняли боя.
19 октября 1812 года генерал-лейтенант князь Голицын получил приказ от фельдмаршала М.И.Голенищева-Кутузова вступить "с вверенным ополчением в Москву". К тому времени из рядов ополчения было выделено 2 батальона "для препровождения пленных французов до города Оренбурга". Когда владимирцы вошли в разорённую столицу, Голицын рапортовал Кутузову: "Что же принадлежит до всего ополчения, то имею честь Вашей милости донести, что оное поместиться в столице никак не может, поскольку Москва не имеет в себе более 1000 домов, в прочем все обращено в пепел:".
До приведения в порядок зимних квартир ополчение расположилось бивуаком. В Москве ратники несли караульную службу, вылавливая мародёров и шпионов, налаживали почтовую связь, проводили санитарную очистку города, собирая, вывозя и сжигая трупы, ухаживали за ранеными и больными. Командира 2-го пешего казачьего полка Г.Спиридова назначили комендантом Москвы. Помимо непосредственных обязанностей, связанных с должностью коменданта, он занимался описью уцелевших кремлёвских драгоценностей.
Служба наших земляков была отмечена Александром I в рескрипте на имя князя Б.А. Голицына: "Во время двухмесячного пребывания оного [ополчения] в Московской столице и её окрестностях, в числе 14 тысяч воинов, не было перенесено на них ни единые жалобы".
14 февраля 1813 года Владимирское ополчение выступило из Москвы. Продвигаясь к западным границам империи, имея далеко впереди регулярную армию и не вступая в бои с врагом, ополчение всё же несло потери в своих рядах. Эпидемии в разорённых войной землях, тяжесть и лишения походной жизни сказывались на здоровье ратников. Как следует из рапорта Голицына в Военное ведомство, в полки не было отпущено "ни жалованья, ни рубашечного холста, ни сапожного товару". Ратники зачастую не имели положенной амуниции, вместо сапог носили лапти.

Весь 1813 год губернское ополчение провело в походе. 1-й пеший полк был направлен в Бобруйск, 2-й и 4-й полки – в Минск, 3-й – в Киев, 6-й – в Могилев. Отсюда ополчение повернуло обратно и в мае-июне 1814 года достигло границ Владимирской губернии. Из первоначального состава в полках осталось не более половины. К примеру, в 1-м пешем полку из 2356 ратников вернулось домой 1040, а в 4-м из 2407 только 869 человек.

17 ноября 1814 года правительство объявило о роспуске ополчения.
Ратники получили в качестве награды латунные кресты с изображением Георгия Победоносца и надписью "За веру и царя", которые они носили на головных уборах. Офицеры получили производство в следующие чины и памятные медали.
30 августа 1814 года была учреждена памятная бронзовая медаль на чёрно-красной владимирской ленточке для награждения офицеров, участвовавших в заграничном походе 1813-1814 гг., а также для дворян и чиновников, принимавших участие в формировании ополчения и делавших пожертвования на нужды армии. Такой же медалью на красно-жёлтой анненской ленточке награждались мещане и купцы за пожертвования в годы войны. В идеале, такими наградами должны были быть награждены все участники ополчения и жертвователи на его нужды.

Отгремели сражения 1812 года, бывшие ратники вернулись к своим ремёслам и промыслам, чиновники – за массивные столы к бумагам и чернильницам, а дворяне – кто в свои имения, кто – на государеву службу. Бывшие однополчане, вынесшие на своих плечах все трудности военного времени и походных условий, снова стали представителями разных слоёв общества. И лишь одно объединяло их: долгие годы спустя, кто у трескучей лучины, кто у тёплого камина – все они в который раз рассказывали своим домашним, как в "грозную пору" Отечественной войны прогоняли армию французского императора из пределов земли русской.

Текст и фото: Владимир УШАКОВ.
Ковровский р-н.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике