Родной город. Владимирский централ

Это случилось в шестидесятых годах. Один владимирский писатель работал над книгой о М.Фрунзе. И чтобы наиболее полно изобразить страдания молодого революционера, он обратился в Обком КПСС с просьбой...

Это случилось в шестидесятых годах. Один владимирский писатель работал над книгой о М.Фрунзе. И чтобы наиболее полно изобразить страдания молодого революционера, он обратился в Обком КПСС с просьбой разрешить провести сутки в камере Владимирского централа. Подумав, просьбу удовлетворили, нашли камеру поприличней. Но теснота тюрем – извечная проблема: в камере оказался сосед.
Полдня писатель ходил по камере, осматривался и проникался впечатлениями. Потом ему стало скучно, и сосед предложил ему партию в шахматы, вылепленные из хлеба. Шахматы – не карты. Писатель согласился. Сначала играли на азарт, потом на деньги, потом в долг. Короче, писатель проиграл соседу 300 пачек чая. Сосед поставил условие: приносить ему чай постепенно, в передачах. Делать нечего, писатель согласился. И вот началось: писатель зачастил в тюрьму. Компетентные органы все, конечно, узнали и втихомолку посмеивались.
А писатель таскал и таскал бесконечный чай, пока ему не сказали, что хватит. Оказалось, что предприимчивый сосед по камере до того опился этим чаем, что попал в больницу и возненавидел его на всю оставшуюся жизнь. Да и писатель с тех пор потерял любовь к этому благородному напитку.

Текст: Владимир Пучков.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике