Святые места. Церковь в селе Медуши

"Призыв" продолжает новую рубрику "Святые места". В ней мы рассказываем о церквах и храмах нашей области. Редакция обращается к краеведам, любителям истории и просто к рядовым читателям -...

"Призыв" продолжает новую рубрику "Святые места". В ней мы рассказываем о церквах и храмах нашей области. Редакция обращается к краеведам, любителям истории и просто к рядовым читателям – давайте делать эту рубрику вместе. Присылайте материалы о своих местных святынях, и они будут опубликованы. Фотографии приветствуются.
В бывшем Ковровском уезде у южной его границы среди непроходимых лесов находился погост Медуши "при колодцах". Название погоста говорит само за себя и напоминает о вкусном и душистом меде. Так оно и есть. Со стародавних времён местные жители занимались бортничеством, а мёд продавали на многочисленных ярмарках не только Ковровского уезда, но в городах и сёлах соседних уездов и губерний. Ковровский мёд поставлялся даже в Москву.

В погосте Медуши, находящемся по старому исчислению в 52 верстах от Владимира, издавна стояла церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Вначале храм был деревянным. Впервые о нем упоминается в 1628 году в окладных книгах патриаршего казённого приказа. В середине того же XVII века описывается небольшой приход Богородице-Рождественской церкви погоста: ":на церковной земле двор попов, двор дьячков, бобыльских 2 двора, да в приходе помещиковых 14 дворов, крестьянских 52 двора, двор людской, бобыльских 38 дворов".
Деревянный Медушский храм простоял до середины XIX столетия, пока в погосте не возвели каменную церковь.

Строительство новой церкви началось по завещанию помещика приходской деревни Дмитриево Григория Михайловича Дроздова. Кроме этой владимирской деревни, Дроздову принадлежали имения в Московской и Саратовской губерниях. Вообще-то отставной поручик Дроздов жил в Москве, но во время Отечественной войны 1812 года, когда французы заняли древнюю русскую столицу, он был вынужден перебраться во Владимирскую губернию, да так и остался тут жить. В августе 1818 года почтенный старец скончался, пережив жену, дочь и внука. Всё своё состояние он завещал правнукам. Непременным условием завещания было возведение на погосте каменной церкви рядом с деревянной. На строительство храма Дроздов оставлял 3000 рублей. Примечательно, что 5000 рублей он приказал раздать в качестве милостыни нищим.
В 1820 году священник Богородице-Рождественской церкви Фёдор Иванов направил прошение епископу Владимирскому и Суздальскому Ксенофонту (Троепольскому) о разрешении строительства в погосте Медуши каменного храма вместо деревянной церквушки. Разрешение это было получено. После начала строительства стало ясно, что денег, оставленных покойным барином на возведение храма, не хватает. И даже пожертвований прихожан было мало. Строительство замедлилось, а потом и вовсе остановилось. Два брата-наследника, Александр и Николай Андреевы, поступили на государеву службу в гусары. Их сестра Ольга вышла замуж и поселилась в Москве.

В 1931 году строительство церкви возобновилось благодаря священнику Луке Шелутинскому – он добился от братьев Андреевых нового пожертвования. К 1833 году была построена трапеза. Один придел в ней освятили во имя святого пророка Ильи, второй – во имя святых мучеников Карпа и Папилы.
Освящение второго придела имеет интересную историю. В конце XVIII столетия при деревянной церкви в погосте Медуши поселился старец по имени Карп. Местными крестьянами он почитался как великий праведник. Когда старец умер, на его могиле стали происходить чудесные исцеления. Приехавший из Москвы помещик Дроздов в своём завещании о возведении церкви из камня велел освятить её во имя святых мучеников Карпа и Папилы. Таким образом, его воля была исполнена и один из придельных престолов был освящён в память о почившем праведнике Карпе.
В 1841 году Александр Ефимович Андреев, отставной поручик, скоропостижно скончался и был погребён на медушском кладбище. Его брат Николай (тоже поручик в отставке) поселился в имении прадеда, в котором до этого жил Александр.
Только в 1854 году полностью завершилось строительство церкви в погосте Медуши с колокольней и оградой. В холодной церкви над северным и южным входами были устроены хоры. А в тёплом храме своды поддерживали массивные колонны – явление редкое для сельских храмов. Главный престол освятили в прежнее наименование – Рождества Пресвятой Богородицы. Деревянная церковь была разобрана. Из неё в новый храм вместе с образами и церковной утварью перенесли серебряный вызолоченный крест "с 46 частицами святых мощей разных угодников Божьих" и Минея месячная середины XVIII столетия, приложенная в церковь крестьянином деревни Дмитриево Герасимом Петровым в 1755 году.
При храме в своих собственных домах жили священник и псаломщик с семьями. Особого дохода священнослужители не имели и довольствовались лишь платой за требоисправления. В конце XIX столетия эта сумма составляла около 600 рублей. Тогда в приходе Богородице-Рождественской церкви в 250 дворах жили около 1300 человек. В ближайшей к погосту деревне – Клюшниково – в 1894 году была открыта земская народная школа.

Привычный и размеренный ход жизни нарушило начало XX века вместе с революциями и приходом большевиков к власти. После изъятия церковной утвари и ценностей храм несколько раз пытались закрыть. Но вот незадача! Если в крупных сёлах и городах церкви закрывались под предлогом устройства в них склада, клуба или столовой, то тут, в глухом лесу, храм просто был не нужен – не находилось применения церковным стенам. Тем не менее, он был официально закрыт одним из самых последних уже в начале войны. 24 июля 1941 года решение о ликвидации вынес Ивановский облисполком.
Удивительно, но после закрытия храмовые иконы и оставшаяся утварь ещё некоторое время продолжали оставаться на своих местах внутри церкви. Власти оставили их без внимания, а местные жители не растаскивали. Причём, причиной тому была не богобоязнь и глубокая религиозность, а наоборот – полное безразличие к церкви, посеянное сталинской пропагандой. Лишь много позднее образа и утварь стали пропадать из храма. Богородице-Рождественский храм остался стоять один-одинёшенек.

Более 60 лет церковь разрушалась природой и человеком. Как населённого пункта погоста уже давно нет. Не сохранилась ни церковная ограда, ни кровля, ни завершение колокольни с главами и крестами. Роспись холодного храма и придела уничтожена полностью, выломан пол из массивных каменных плит, а от Святых ворот остались лишь жалкие обрубки. Старое кладбище с усыпальницей Дроздовых, могилами многих священников и местных жителей почти полностью стёрто с лица земли. Завалены колодцы.
Сейчас церковь в Медушах оделась в строительные леса. Вот уже более года храм восстанавливают, латая дыры в его кирпичных стенах, спрятав крышу под железную кровлю. К самому погосту проведено электричество и теперь в церковном здании гудят деревообрабатывающие станки, жужжат дрели, стучат молотки.
Поговаривали, что руку к восстановлению храма приложила католическая церковь. Эта информация не подтверждена и, скорее всего, вымысел неких заинтересованных лиц. На нынешнем этапе восстановительных работ известно, что при медушском храме будет создана мужская община. Однако недалеко от церковных стен появилось несколько срубов будущих домов и хозяйственных построек, принадлежащих группе женщин, которые собираются переехать в погост на постоянное место жительства, дабы провести остаток дней своих в молитвах и праведности, которых им так не хватает в мирской жизни.
А между тем среди слухов и легенд, споров, толков и разногласий, пока на месте бывшего погоста появляются первые признаки цивилизации, церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы восстанавливается, возвращаясь к своей былой красоте, и её по-прежнему окружают непроходимые дремучие леса.

Текст и фото: Владимир УШАКОВ.
Ковровский р-н.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике