Юрий Гальцев: Есть рыжие и белые клоуны. А мои – оранжевые

Популярного артиста эстрады и кино Юрия Гальцева знают и любят многие благодаря телевидению, где он появляется во всех юмористических программах. Помимо этого, актёр снялся в фильмах и сериалах:...

Популярного артиста эстрады и кино Юрия Гальцева знают и любят многие благодаря телевидению, где он появляется во всех юмористических программах. Помимо этого, актёр снялся в фильмах и сериалах: "Улицы разбитых фонарей", "Агент национальной безопасности", "Любовь зла", "Русские страшилки"…
После концерта в Театре эстрады в Москве я побеседовал с артистом.

– Юра, вы помните свой первый выход к зрителям?
– В школе надо было спеть песню из "Неуловимых мстителей". Меня выпустили на сцену. Баянист играет вступление, а я… забыл слова. И он одно вступление сделал, второе – ни фига, ещё хуже. Ни одного слова вспомнить не могу. У меня пошла слеза от безысходности. Стою я и плачу. Зал затих. Баян поиграл, я поплакал – и взрыв аплодисментов! Вот тогда я понял, что песня – не важно. Главное, как ты её переживаешь.
– Студенческие годы весёлые были?
– Конечно! Бедность и молодость, чудачества и любовь, самоуверенность и взросление. Нам казалось, что мы можем все. Во время тех же новогодних представлений сколько же мы переиграли зайчиков, снежинок, ёлочек!..
Настоящий Новый год для артиста наступает 14 января, когда закончатся выступления, съёмки, банкеты. Только тогда праздник приходит в наш дом. Но лично у меня это ещё и в семейных традициях: бабушка всегда встречала Новый год по старому стилю.
– А как же бой курантов, поздравление президента, салат оливье, подарки под ёлкой?
– И это всё было. Для меня до сих пор Новый год – это запах детства, мандарины, апельсины, ватный Дед Мороз! Обратите внимание: накануне праздника все носятся по магазинам, ищут подарки, создают друг другу хорошее настроение. Ожидание чего-то прекрасного – самое главное в новогоднем празднике.
– Почему зрители смеются на ваших концертах? Дело в тексте или в актерском мастерстве?
– Кто знает… Главное – я не кривляюсь. Смешить – это не значит орать, падать, гримасничать. Между прочим, это очень сложно. Драматический спектакль сделать проще: хороший режиссёр соберёт актеров, раздаст роли, все войдут в образ и сыграют. А вот эстрадных спектаклей сейчас мало. И слабо!
– Вицин говорил, что актёру для здоровья вредно играть драму и трагедию: приходится бередить в себе старые раны, извлекать из души отрицательные эмоции. А комедия – нечто обратное, даже больше: идёт подпитка зала.
– Я люблю смотреть драматические спектакли. И играть смог бы. Но моё предназначение – комедия. Точнее, я бы назвал себя лирическим комиком. Это тот, кто хочет всем помочь, но у него ничего не получается. А он не расстраивается и идёт дальше.
Мой персонаж знает всё про космос, про науку, про женщин, про картины. На самом деле он ничего не знает, но постоянно участвует в любых разговорах. Есть рыжий клоун, есть белый. А мой, наверное, оранжевый.
– Кто придумывает для вас репризы?
– Жизнь.
– Ходите по рынкам, магазинам и выискиваете интересные типажи.
– Присматриваюсь. И случаи из жизни беру. Но бывает, что идея рождается сама.
– А те, к кому вы присматриваетесь, воспринимают вас как комика?
– Конечно. Мне нравится, когда меня видят и улыбаются.
– А как дочь воспринимает вашу популярность?
– В школе ей учительница однажды говорит: "Какой папа у тебя хороший актёр!" Машка отвечает: "Он у меня не актёр, он звезда!" Я говорю: "Маш, поскромнее надо. Какая я звезда?" Нет, не убедишь… Мне нравится, что она добрая, сердцем чувствует, что такое хорошо и что такое плохо. Это главное.
– Но увлекается, наверное, компьютером?
– Точно. Она знает про него всё. А я дуб дубом. Но если раньше не научился, сейчас уже некогда. Сажусь и думаю: "Господи!" Куда нажимать? Мышки какие-то!" Кому что дано. Вот другому трудно научиться на гитаре играть. А у меня ощущение, что я никогда этому не учился. Взял и начал. Отец как-то достал гитару и показал, где должна быть рука правая, где левая. Вот и всё. Недели не прошло, и я начал играть.
Я смогу сыграть на любом инструменте. Даже на арфе. По крайней мере, четыре аккорда освою, и все уже начнут говорить: "Смотри-ка, он играет на арфе!" На самом деле я и тут дуб дубом. Не знаю, как называются ноты, как они пишутся. Но по слуху подберу свободно.
– Вы часто говорите об отце…
– Он мне многое дал, многому научил. Жаль, рано ушёл из жизни. Отец для меня был всем – другом, братом, советчиком. Воспитывал одновременно по-царски и по-спартански. А отдыхали с музыкой. Лодки, рыбалка, песни, костёр, хорошее настроение. Отец хохмач был, играл с нами и в индейцев, в пожарных, в мушкетёров. Что-то мастерили, тонули в лодке, путешествовали…
– Это была ваша идея – учиться на актёра?
– Да. Он только спросил: "Тебе, сынок, надо это? Да? Ну давай!". Его очень радовал мой успех. Когда я что-то показывал и все аплодировали, он был горд. Помню, играл я одну из главных ролей в спектакле. Премьера, банкет. Собрался бомонд Питера. По первой выпили – за театр, по второй – за премьеру. Сидим, разговоры пошли. Вдруг: "Слово предоставляется Афанасьевичу!" Отец встаёт: "Мне всё понравилось, но я хочу сказать о сыне. Ну, хорошо, все смеялись. Но неужели за это ещё и деньги платят?"
– Вернемся к теме "комик-трагик". Вы снимаетесь иногда в 2-3 фильмах одновременно, вам приходится и драматические роли играть.
– Да, и это очень приятно. Режиссёр Виталий Москаленко, например, снял меня в сериале "Русский водевиль XIX века", а потом сказал: "Юра, мне жаль, что я не знал вас раньше". Ну а дальше – волна: один про меня что-то сказал, кто-то услышал, передал дальше. И вот приглашают.
– Особенно в сериалы. В "Ментах" вы сыграли эксцентричного колдуна, в "Агенте национальной безопасности" – бандита Хобота, в "Русских страшилках" вообще главную роль.
– Не поверите – приходится много отказываться. Не люблю стрельбу-пальбу. Всё-таки юмор – другое дело. Причём, юмор добрый, хороший, проверенный. Мечтаю сыграть в экранизациях Ильфа и Петрова, Зощенко, Аверченко, Довлатова. Или представьте: сериал по стихам Агнии Барто, Самуила Маршака!
– А кто для вас авторитеты в актёрской профессии?
– Евстигнеев, Леонов, Андрей Миронов. Из современных -Меньшиков, Сухоруков, Саша Ильин. Несколько лет назад снялся в экранизации сказки Леонида Филатова "Про Федота-стрельца". Мягков играл там царя, а я – французского посла.
А ещё знаете, кого уважаю? Эдуарда Хиля. Я помню его, когда ещё был ребёнком, любил его песню про зиму, которая жила в избушке. И вдруг он приходит ко мне на бенефис в образе старого пирата и поёт песню "Юра Гальцев". Я был в шоке!
– Спасибо вам, Юрий, за беседу! Я думаю, наши читатели, прочитав интервью, больше узнают о своём кумире.
– Надеюсь в наступившем 2008 году встретиться с владимирцами. Ведь мы не виделись пять лет…

Текст: Михаил КОСТАКОВ.
Фото из архива редакции.
г.Владимир.

Из досье "призыва"
Юрий Николаевич Гальцев родился 12 апреля 1961 года в Кургане. Живет в Санкт-Петербурге. Окончил машиностроительный институт, Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК). Работал в театре "Буфф", театре фарса, театре "На Литейном", "Лицедеи". Любимые писатели: Чехов, Пушкин, Астафьев. Хобби – живопись. Среди наград – Гран-при Всероссийского конурса эстрадников, приз фестиваля <Золотой Остап>, призы международного конкурса клоунады и пантомимы. В 2000 году получил звание Лучшего актёра года.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике