Елена Воробей: Не боюсь быть смешной

Это одна из немногих женщин, сумевших сделать смех профессией. Её имя на афише - гарантия успеха любого концерта или шоу. Ведь она - едва ли не лучший пародист...

Это одна из немногих женщин, сумевших сделать смех профессией. Её имя на афише – гарантия успеха любого концерта или шоу. Ведь она – едва ли не лучший пародист на отечественной эстраде

Её голос таит самые непохожие тембры и интонации. Голоса кумиров она "снимает в ноль" и к этому прилагает свои собственные, оригинальные юмористические тексты, обнажающие гротесковую сущность знакомого образа. В этом я смог убедиться на концертах артистки во время Рождественских дней в Москве.

Пародии начались с подделок
– Лена, откуда вы родом?
– Я родилась в Бресте. Детство – деревья, крыши, заборы… И вечная коляска – мне было шесть лет, когда родители "купили мне сестру в магазине". Я была в шоке! Могли ведь подарить нормальную игрушку! Зачем они купили эту сестру? Возись с ней теперь… Меня зовут куда-то лазать, убегать, играть в казаки-разбойники, а я тут с коляской… На улице я пропадала. Родители меня редко видели. Я хулиганистая была. Но справедливая.
– Учились, конечно, кое-как?
– Нет, хотя всем почему-то так кажется. На самом деле была отличницей. У меня папа был строгий. Отправляя меня в школу, сказал с металлом в голосе: "Попробуй только принести тройку!" Меня пробрала дрожь. И когда получила первую тройку, домой не пошла. Отправилась к подругам спрашивать – что делать? Люди сжалились, научили, как вывести тройку. Дали растворчик удивительный. Берешь его, обводишь тройку, и тут же на глазах тройка исчезает.
Мне понравилось. Я на энтузиазме ещё и некоторые четверки вытравила. Прихожу домой, открываю дневник – он весь в белых пятнах. Оказывается, в сумерках мои преступления незаметны, а яркий солнечный свет дневнику теперь был не рекомендован. Дождалась сумерек, обрадовала родителей хорошими отметками. А потом сдала дневник учительнице на проверку. А она старая, в очках… Я так надеялась, что не заметит… Зря. Всюду, где раньше стояли четверки, появились здоровенные двойки. Полный дневник двоек. Как с этим идти домой? Я купила новый дневник. С этого момента началась эпопея двух дневников. С пятнами и двойками я сдавала учительнице, научилась подделывать подпись родителей. А для другого дневника научилась подделывать подписи учителей.

Люблю рожи корчить
– Начали вы с подписей, а теперь подделываете чужие голоса…
– Ещё я обожала копировать походки. И рожи корчить. Мимо зеркала спокойно не проходила. Находила своё отражение во всех витринах… Родители за дверь, я стакан в руку – это мой микрофон.
Петь очень любила. Правда, сначала не понимала, хорошо ли? Громко – это точно. Потом были пионерлагеря, художественная самодеятельность. Успех, аплодисменты.
Я с детства хотела стать клоуном. Но родители меня огорчили – мол, для того, чтобы стать клоуном, нужно окончить цирковое училище. А такого в Белоруссии нет. Тогда я нашла компромисс: решила стать артисткой. После восьмого класса мама с папой перевели меня в музыкальное училище.
Кстати, в восьмом классе случилось событие, повлиявшее на всю мою дальнейшую биографию. Я побывала в Ленинграде и влюбилась в этот город. Поняла, что поступать буду именно в Ленинградский театральный институт – ЛГИТМиК.
Родители отнеслись к этому благосклонно. Денег дали на дорогу. Вернулась я, потерпев фиаско – для поступления в институт требовался аттестат об окончании средней школы.
Ну, думаю, на следующий год – обязательно. Правда, непонятно, где взять аттестат… Я вспоминаю Володю Ульянова. Он экстерном сдавал экзамены. А я чем хуже? Узнаю по справочной, где гороно. Являюсь. Там все были так ошарашены моим заявлением, что выписали направление на сдачу экзаменов экстерном. Сдала и получила – аттестат. Только по астрономии поставили трояк, но я утешала себя тем, что астрономия к актёрскому делу не имеет никакого отношения.
На сей раз родители провожали меня в Питер без улыбок. Но поездку профинансировали. А меня опять постигла неудача. Возвратилась домой. Что делать? Вернулась в музучилище.
Однако перспектива стать учительницей музыки меня не устраивала. К следующему лету я снова стала собираться в Питер. Но родители денег мне уже не дали. Читаю объявление на подъезде – нужна уборщица. Месяц мыла лестницы и заработала на билет. Уехала и пропала. Домой не звонила, не рассказывала, как дела. Дела шли хорошо, я боялась сглазить. Приехала в Брест, только получив студенческий билет.
Я – на седьмом небе. Попасть в институт моей мечты, заниматься любимым делом! Параллельно с учёбой я, так же, как и Юра Гальцев и Гена Ветров, начала работать в Питере в театре "Буфф". Это уникальный театр – первый в стране театр-кабаре.
– Ваш звёздный час настал в 1993 году…
– Я приняла тогда участие в конкурсе "Ялта-Москва-транзит". Если вы помните, я появилась в школьной форме, с косичками и с бутербродами в руке. Именно этот образ помог получить мне и "Гран-при", и Приз зрительских симпатий, Приз ОРТ и приз спонсоров конкурса – поездку в Сан-Ремо. Кстати, впервые в истории конкурса "Гран-при" и Приз зрительских симпатий получил один и тот же человек.

Куда ж без Примадонны
– Именно тогда вас заметила Алла Пугачёва.
– Победа в конкурсе – это одно, а чтобы тебя заметили и начали показывать по ТВ – это другое. Нужны деньги. Их у меня нет. Как-то вижу афишу "Аркадий Укупник. Режиссёр программы – Алла Пугачёва". Как я попала за кулисы – отдельная тема. Иду по коридору. Навстречу – Пугачёва. Одна. Глазам не верю. Ноги ватные. В глазах темно. "Извините, Алла Борисовна, вы меня не знаете…" – "Почему не знаю? Ты ж выиграла конкурс "Ялта-Москва-транзит". Ну, как живёшь, что-то тебя не видно. Зайди в гримёрку, расскажешь".
Зашла, что-то лепетала. Договорились, что приеду в Москву, покажу свои песни. Собрала весь свой музыкальный материал. Приехала. Алла Борисовна послушала всю мою любовную лирику и сказала: "Это всё фигня. Тебе песня нужна смешная. Как у меня был "Арлекино". В итоге она пригласила меня в "Рождественские встречи". Это стало событием №1 в моей жизни. Потом были вторые "Рождественские встречи" и т.д.
И тут из театра "Буфф" уходят Гальцев и Ветров – в "Аншлаг". Через год звонит Ветров и говорит: тебе должен позвонить очень известный человек. Этот звонок решит твою судьбу. Действительно, позвонил Владимир Винокур: "Мне нужна артистка. Приезжайте на прослушивание. Возьмите весь материал". Он послушал и говорит: "Вообще-то у меня театр пародий. Пародии можешь делать?". "Могу", – отвечаю. И тут же выдаю из студенческих времён Вайкуле, Распутину, Пугачёву. "Ну вот, всё, что нужно. Приезжай!".
– А когда вас стали узнавать?
– Это произошло после выступления в концерте "Лёвчик и Вовчик. 30 лет спустя", где я вместе с Гальцевым и Ветровым придумала оригинальный номер – они изображали Винокура и Лещенко, а я – Вайкуле, мне предложили выгодный контракт. Так начались мои сольные выступления, съёмки, гастроли.
– У вас безумный график. Откуда черпаете энергию?
– Из допингов – только поливитамины. Даже 50 грамм перед концертом выпить не могу. Только после тура могу немного выпить чего-нибудь лёгкого.
– Вы не боитесь показаться некрасивой. Почему?
– Я не боюсь быть смешной, знаю – во мне много граней. Я могу быть и серьёзной, и даже величественной. Помните один из "Голубых огоньков"? Я играла королеву, а Гальцев – короля. Так вот, когда я шла от гримёрки до павильона, все оборачивались. Во мне видели королеву!

Текст: Михаил КОСТАКОВ.
Фото из архива редакции.
Москва-Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике