16+

Писатель, рожденный “Призывом”

Вот строки одного из писем, полученных мною из Симферополя: "Посылаю тебе книгу. Интересно твое мнение – черкни. Напиши мне огромное письмо, если не лень. И много о Владимире. Я очень соскучился по нему и мечтаю как-то приехать. Видишь ли Афанасьеву? Огромный мой привет нашей Капе".
Письма Саши Ткаченко перечёл в начале декабря, когда узнал о скоропостижной смерти моего старого, доброго друга.
Познакомились мы с ним в редакции "Призыва", куда полузащитник владимирского "Трактора" зашел после одного из матчей и попросил посмотреть его стихи.
– Уже несколько лет, – сказал он, – пробую свои силы в поэзии. Даже в политехническом институте, когда бываю на лекциях, на рифмы тянет.
Обсудили его работу. Я предложил:
– Давай парочку лучших напечатаем в "Призыве", у нас как раз поэтический конкурс проходит.
Он согласился, только попросил напечатать стихи под псевдонимом, а то перед ребятами в команде будет стыдно.
– Поставь "пушкинскую" фамилию моей матери – Гринёв.
Так вот и начали печатать в областной газете будущего писателя.
Известность как к писателю к Ткаченко пришла не сразу. Все-таки его знали больше как футболиста.
Саша родился в Крыму, с детства занимался спортом. В 16 лет попал в команду СКГФ в Севастополе. После этого играл в классе "Б" за команду из Жданова (ныне – Мариуполь) и, наконец, вернулся в родной Симферополь, стал выступать за местную "Таврию". После этого были московский "Локомотив" (там Саша занимался под руководством известного в стране тренера – Бориса Аркадьева) и ленинградский "Зенит". Во Владимир Ткаченко переехал в конце 60-х годов ХХ века. Его пригласил Владимир Юлыгин, наставник местного "Трактора", знавший Сашу еще по Крыму.
Однажды весной на южных сборах в Батуми один из местных динамовцев-костоломов почти сломал Саше позвоночник. Грузин так "постарался", что Ткаченко пришлось лечиться у профессора Мироновой в Институте травматологии в Москве. А в паузах во Владимире он учился в институте и общался с литераторами.
На одной из таких встреч его познакомили с Капитолиной Афанасьевой – литературным редактором, изгнанным партийными идеологами из Владимирского книжного издательства за выпуск поэтического сборника "Мозаика" Андрея Вознесенского. "Капа" (как любовно её звали литераторы) познакомила Ткаченко с Вознесенским. И сдружила.
Саша уехал домой, в Крым. И стал издавать сначала поэтические сборники, а затем и прозу, но уже живя в Москве.
В середине 70-х годов, принимая "крымчака" в Союз писателей СССР, один из его руководителей, поэт Михаил Луконин сказал:
– Раньше в нашем Союзе был лишь один поэт-футболист. Это – я. Играл перед войной в Сталинграде за "Трактор". Теперь хочу, чтобы у нас был ещё один поэт-футболист. Это – Саша Ткаченко – игрок владимирского "Трактора"!
В последние годы жизни Саша к 15 поэтическим сборникам добавил ещё и прозу: "Футболь", "Левый полусладкий" и последнее, не дописанное сочинение "Сон крымчака, или Оторванная земля". Как и Василий Аксенов в романе "Остров Крым", Ткаченко рассказал о маленьком народе крымчаков, о его драматической судьбе последних лет.
10 декабря этого года Саша планировал уехать в Крым, чтобы писать вторую часть книги. Но ночью 3 декабря он умер. Скоропостижно, неожиданно для всего читательского и литературного сообщества.
В некрологе ("Литературная газета" за 12-18 декабря ) с ним простились его друзья: А.Вознесенский, Б.Ахмадулина, А.Битов (президент Русского ПЕН-клуба, его замом был Ткаченко), Р.Казакова, В.Ерофеев, В.Пьецух, В.Славкин и другие.

Текст: Вячеслав Юденич.
Фото из архива редакции.
г.Владимир.

Просмотры: