Георгий Гаранян: Джаз должны играть профессионалы

20 ноября во Дворце Культуры молодежи прекрасный джазовый саксофонист, композитор и аранжировщик Георгий Гаранян даст единственный концерт Не знать Гараняна, пожалуй, стыдно. Во многом благодаря ему Россия занимает...

20 ноября во Дворце Культуры молодежи прекрасный джазовый саксофонист, композитор и аранжировщик Георгий Гаранян даст единственный концерт
Не знать Гараняна, пожалуй, стыдно. Во многом благодаря ему Россия занимает в мировом джазе не последнее место. Его выступления – событие из разряда культурной революции, а учитывая, что во Владимир маэстро приезжает впервые, так оно и есть.

Лауреат различных международных и отечественных конкурсов, он стал первым джазменом, удостоенным звания народного артиста РФ, и единственным на сегодняшний день джазовым музыкантом, имеющим свой абонемент в Большом зале Московской консерватории.
Немало им сделано и на композиторском поприще. Он написал музыку более чем к 30 фильмам. Среди них такие хиты, как "Рецепт ее молодости", "Покровские ворота", "Вечерний лабиринт".
Саксофонистом Георгий стал, можно сказать, случайно. В институтском эстрадном оркестре (он учился в Станкоинструментальном) был пианистом. Однажды завклубом попросил его отнести в ремонт саксофон. После починки инструмент на какое-то время остался у Гараняна, и он решил подуть в него.
Правда, инструмент оказался без трости: не беда, выточил сам из пластмассовой линейки. Несколько недель тренировался, поочередно нажимая на все клапаны… Потом рискнул сыграть на институтском танцевальном вечере. Звук оказался некрасивым, но претензий никто не предъявлял – саксофонистов в Москве были единицы, спрос явно превышал предложение.
Через год Гаранян попал в молодежный оркестр ЦДРИ, которым руководил композитор Борис Фиготин. Он дублировал партию третьего альта, но играл так слабо, что вскоре его из оркестра удалили. Обида была жесточайшая, хотя он понимал: плохой звук, техники просто никакой.
В оркестр Гаранян вернулся через два года. Коллектив к этому времени возглавлял уже Юрий Саульский. К Георгию он отнесся безжалостно: заставлял часами играть упражнения. Но эти занятия дали неплохие результаты – звук стал лучше.
Летом 1957 года оркестр принял участие в международном конкурсе джазов Всемирного фестиваля молодежи в Москве. И даже завоевал там серебряную медаль. Затем была запись на радио первой в СССР программы джазовых пьес, многолетняя работа в оркестре Лундстрема и на фирме звукозаписи "Мелодия"…

Сегодня Георгий Гаранян руководит биг-бэндом в Краснодаре, гастролирует по всему миру и пишет музыку.
В преддверии своего визита во Владимир Георгий Гаранян дал "Призыву" эксклюзивное интервью.
– Георгий Арамович, сколькими биг-бендами вы сейчас руководите?
– Одновременно тремя. Во-первых, это оркестр Олега Лундстрема. Кроме того, я руковожу биг-бендом Краснодара. И вновь выступает мой прежний коллектив "Мелодия".
– Откуда вы берете столько энергии?
– Просто нет времени задумываться о подобных вещах. Даже сейчас, в отпуске, ухожу из дома в девять утра, а возвращаюсь около десяти вечера. Я привык так жить с молодости. Отработав в одном месте, мы шли дальше репетировать, аккомпанировать или записываться. Нормальная творческая жизнь. И она продолжается.
– Говорят, все биг-бенды должны стремиться к американскому звучанию. Удалось ли вам его достичь?
– Американское звучание – это просто культура игры. Есть определенные атрибуты, и если они не соблюдены – оркестру грош цена. Слушатель должен получать удовольствие и говорить: "Это фирменный оркестр, американский". Хотя есть характерные моменты и в английском или канадском джазе. Российский джаз не может похвастаться тем, что у него когда-то было свое узнаваемое направление.
– Довольны ли вы нынешним состоянием оркестра?
       – Недоволен, и это не только мое мнение. К сожалению, полноценная репетиция – большая роскошь. Кроме того, необходимо дать возможность музыкантам как-то преодолеть барьер в 4-5 тысяч рублей, которые они зарабатывают на двух работах. Музыканты сегодня – одни из самых бедных людей в России, а дирижировать бедными музыкантами – это, в некотором роде, преступление.
– "Мелодия" – единственный оркестр, записавший несколько пластинок с Владимиром Высоцким. Как вы познакомились?
– Это было в 1973 году. Однажды в Доме звукозаписи он, уже знаменитый на всю страну актер и певец, подошел ко мне и предложил записать два диска с его песнями. Я, естественно, удивился, ведь в те времена даже и исполнять Высоцкого считалось крамолой. Но он уже обо всем договорился, и действительно, вскоре поступил официальный заказ.
Володя не был профессиональным композитором, он предоставил нам записи своих песен, которые сначала надо было расшифровать, а затем написать по ним партитуры. Чтобы развлекать нас во время долгих и утомительных сессий записи, он пел свои песни. И все ждали, когда будет очередной перерыв. Он сумел превратить муторную работу в праздник, и, когда она закончилась, все очень переживали.
-В последние годы вы играете в основном мейнстрим:
– Главная тенденция последних лет и у нас, и на Западе -это движение в сторону качества. Все сходятся на том, что джаз должны играть профессионалы и так, чтобы нравилось публике. Джазмены 50-70-х годов упустили важный момент: они перестали обращать внимание на аудиторию. Дюк Эллингтон потерял почти всех поклонников, когда начал скрещивать негритянскую музыку с симфонической. Новации неинтересны большой аудитории.
Джаз-рок появился как раз для того, чтобы вернуть слушателя. Но, кроме ритмов, которые сначала казались заразительными, а сейчас представляются монотонными, ничего нового в музыку джаз-рок не принес. Решение проблемы, на мой взгляд, – как раз в мейнстриме, потому что надо вернуть джаз к истокам.
– Вы недавно сказали, что за последние 20 лет в джазе вообще не появилось ничего нового:
– Да и в симфонической музыке тоже ничего за эти годы нового не появилось! Модерн и авангард безнадежно устарели, додекафония осталась только как прием: Но это не кризис.
В 40-50-х был великий Луи Армстронг. Потом оказалось, что великим стал Чарли Паркер, пришел би-боп. Потом – Колтрейн. А сейчас – пожалуйста, играй в любом стиле, только хорошо.

Гаранян с огромным уважением относится как к музыкантам, так и к поклонникам. Он не следует слепо пожеланиям слушателей и меломанов, и играет музыку, которая нравится всем. В этом нет противоречия. Классика джаза звучит у его биг-бенда исключительно современно, а новые сочинения – как проверенная временем классика.
Атмосфера на концертах Гараняна невероятно легкая – теплое, живое общение с публикой, знаменитые шутки маэстро… Но вот выйти на бис Гараняна уговорить сложно. Приходите на концерт и попробуйте сами. Может быть, у вас получится.

Текст: Маргарита КОРОЛЕВА.
Фото из архива редакции.
Владимир-Москва.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике