Несостоявшийся Гоголь

На улице Музейной некогда стоял большой двухэтажный дом под номером 7. Сейчас на этом месте каменное здание, удачно вписавшееся в архитектуру старого города. А вспомнили мы об этом...

На улице Музейной некогда стоял большой двухэтажный дом под номером 7. Сейчас на этом месте каменное здание, удачно вписавшееся в архитектуру старого города. А вспомнили мы об этом по одной простой причине: здесь жил Николай Федорович Бельчиков, советский литературовед, лауреат премии им.Белинского, член-корреспондент АН СССР, заслуженный деятель наук РСФСР.
Его литературоведческие работы заслужили всеобщее признание. Словом, Николай Федорович был в своем деле специалистом высшей пробы. Именно благодаря ему русская литература избежала большого конфуза. А дело было так.

Однажды ему позвонил неизвестный и сказал, что располагает двумя рукописными главами второго тома "Мертвых душ" Н.В.Гоголя. Главы эти не вошли в академическое издание, и до сей поры были неизвестны. Сенсация! Находки такого рода уникальны. В таких случаях невольно закрадывается мысль о мистификации. Но когда Николай Федорович высказал свои сомнения, неизвестный тотчас возразил, что рукопись уже видели известные специалисты и подтвердили ее подлинность. Мы не будем приводить имена этих ученых, но факт остается фактом.
Тогда Бельчиков попросил принести рукопись, чтобы собственными глазами взглянуть на сокровище. Незнакомец согласился, и через час Николай Федорович держал в руках пожелтевшие от времени листы, испещренные беглым почерком. Пришедший представился. Им оказался аспирант одного из московских вузов, некто Николай Найденов. На вопрос, как к нему попала уникальная рукопись, он ответил, что купил ее у хозяйки дома, где в свое время проживал Гоголь. Он назвал адрес этого дома и имя хозяйки. Бельчиков попросил оставить рукопись на пару дней и вплотную занялся этим делом.

В тот же вечер выяснилось, что Гоголь действительно останавливался в этом доме, но всего на пару часов. Понятно, что за это время написать две главы невозможно. Но, может быть, он их просто оставил? Известно сверхкритическое отношение создателя "Мертвых душ" к своему творчеству. Он мог просто выбросить их, как неудачные страницы. А то, что они были неудачными, Бельчиков понял сразу. Казалось, что Гоголь разом лишился не только вдохновения, но и мастерства. Речь персонажей была бледна и невнятна, образы лишены скульптурной рельефности, свойственной перу классика. Да и язык беден и безвкусно криклив. Это могла быть пародия на Гоголя или :ученическое подражание. Смущало только то, что рукопись действительно старая и написана гоголевским почерком. Но гоголевским ли? Чтобы выяснить это, пришлось обратиться к графологу-криминалисту. Тут выяснилось, во-первых, что почерк только похож на гоголевский, а во-вторых, писали стальным пером и совсем недавно.
Через два дня молодой человек снова пришел к Бельчикову. Но его уже ждали. Под неопровержимыми уликами он признался, что нашел на чердаке своего дома чистые листы старинной бумаги. А поскольку аспирант мнил себя писателем, ничуть не хуже, чем великий классик, он решил :пошутить. Сочинил две "неизвестные" главы и аккуратно переписал их на бумагу. А потом показал свой опус небезызвестным ученым. Те пришли в восторг, но на всякий случай посоветовали обратиться к Бельчикову. Это-то и подвело молодое дарование.
Таким образом, благодаря нашему славному земляку, русская литература избежала невольного конфуза, в который едва не втянул ее незадачливый графоман.

Текст: Борис Брагин.
Фото из архива редакции.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике