Отснятый за 4 месяца материал кинофильма <Возвращение мушкетёров, или <Сокровища кардинала Мазарини> монтируется на киностудии, а миллионы россиян с нетерпением ждут выхода на экран продолжения мушкетерской саги, давным-давно покорившей их сердца. На широком экране фильм, в котором занят невиданный звездный актерский состав, появится в 2008 году. Главные роли сыграли, конечно же, Михаил Боярский, Вениамин Смехов, Владимир Смирнитский и Игорь Старыгин.

– Игорь Владимирович, новый фильм, говорят, о бессмертии мушкетеров. Это правда?
– В каком-то смысле да. Такой ход придумал Хилькевич. Фильм начинается с того, что мушкетеры погибают, оказываются на небесах и оттуда видят, как их дети ищут сокровища Мазарини, но безуспешно.
И д´Артаньян вымаливает у Бога, чтобы тот вернул их всего лишь на сутки на грешную землю, чтобы помочь детям. Тут-то и начинается самое интересное – настоящий круговорот событий, из которых дети и мушкетеры выходят победителями и возвращают награбленные и вывезенные из России деньги кардинала Мазарини.  
– Насколько комфортно Вы в очередной раз чувствовали себя Арамисом? Не возникало  ощущения, что времена былой славы реанимировать с каждым следующим разом все сложнее?
– Быть заложником однажды созданного образа, конечно, – удовольствие сомнительное. Но приходится мириться. Понимаю: второй такой роли уже не будет. Для многих зрителей я навсегда останусь Арамисом. Не одного меня постигла такая актерская участь: Броневой обречен быть Мюллером, Тихонов – Штирлицем, Демьяненко – Шуриком. А эти артисты – не чета мне по уровню мастерства и количеству сыгранного. Конечно, и нам, и режиссеру хотелось повторения триумфа первой части мушкетерской истории. Поэтому снимали одно продолжение, второе. Словно старались доказать, что нам все по плечу, поднимали планку все выше, а взять ее не могли… Наверное, надо было остановиться. Но всякий раз теплилась надежда: а вдруг случится чудо?
– И в этот раз оно случилось?
– Мне сложно судить, но очень на это надеюсь. Фильм сейчас монтируется, и пусть лучше выводы потом сделает зритель. Больше всех, конечно, хотелось чуда Мише Боярскому, это он был инициатором продолжения <Мушкетеров> и даже предложил свой сценарий, но фильм был снят не по нему.
Кстати, Боярский перед съемками в шутку обмолвился: <Хочу посмотреть, как Старыгин на лошадь взбираться станет!> А если серьезно, мысль, что момент упущен, посещает все чаще. Смириться с ней трудно. Преклоняюсь перед мудростью Евгения Ташкова, создателя фильма <Адъютант его превосходительства>. На него давили со страшной силой, требовали продолжения, даже присылали готовые сценарии, но Евгений Иванович как отрезал: <Никогда!> И оказался прав.
– Вы всегда говорили, что популярность Вас нервирует. Не переменили к ней отношение?
– Нет, повышенное внимание по-прежнему раздражает. Не люблю, когда навязчиво пристают, за руку хватают, начинают тянуть в ближайшую кафешку и предлагать запанибрата сто граммов. Чаще всего люди не понимают этого, продолжают настаивать, обижаются, в бутылку лезут. А я не терплю, когда хамят. Отвечаю адекватно. Такие выяснения отношений неоднократно завершались в отделении милиции. Меня, правда, всегда сразу отпускали.
– Но, кажется, милиционеров Вы не играли?
– Зато был пограничником. После фильма <Государственная граница> много ездил по заставам с шефскими концертами. Несколько лет назад даже получил за это орден <Меценат> – <Серебряный крест>. Но дело не в награде, мне доставляло искреннее удовольствие общаться с ребятами. Не в обиду другим родам войск будет сказано, но именно пограничников считаю армейской элитой. В свое время я ведь тоже собирался служить на границе. Сам попросился бы туда, если бы не поступил в театральный. У меня даже собака была специально обученная, восточноевропейская овчарка Карай, родственник знаменитого Ларса, снимавшегося в фильме <Ко мне, Мухтар!>. Псину мне подарили на день рождения, когда учился в 9-м классе. Карай прошел курс служебного собаководства, мы настраивались вместе Родину защищать. Потом началась учеба в институте, и на собаку оставалось все меньше времени.
Мама тогда жила в другом городе, дедушка с утра до ночи пропадал на работе в органах ГБ, и заботы о Карае легли на плечи бабушки. Так долго продолжаться не могло. Через 3 года я отдал пса в МУР. Он служил в угрозыске верой и правдой, имел медали за задержание особо опасных преступников.
– После съемок <Сокровищ Мазарини> не хочется устроить себе заслуженный отдых?
– Вообще-то я уже 6 лет как пенсионер. Правда, не по возрасту, а по инвалидности. Несколько лет назад у  меня был крайне тяжелый период  – обострились проблемы с  сосудами, за  полтора года я  перенес пять сложнейших операций.
А пенсия – около 4 тысяч рублей в месяц.: Одиночество, безденежье. Только не подумайте, что я жалуюсь. Это плохой тон – жаловаться  на  власть, на советскую ли, демократическую, капиталистическую. Я прекрасно понимаю, какие у нас в государстве проблемы. И вы понимаете – нищие пенсионеры, зато самые богатые в мире олигархи. И не жаловаться нужно, не приносить себя в жертву, а менять жизнь. И я начал с себя.
В молодости я был далек от любой политики, мой образ вряд ли встраивался в господствовавшую тогда идеологию. Коммунист-мушкетер? Смешно!
Меня часто спрашивают: зачем ты вступил в <Справедливую Россию?> Что тебе, на пенсии спокойно не сидится? А я всем отвечаю: кто-то должен защищать элементарную справедливость? Простых работяг, стариков, детей? Тех, кто ни сердцем, ни душой не принял капитализм, тех, кто <сделан в СССР>? А таких людей – полстраны.
Скажите: разве законы капитализма справедливы? А у русского человека очень остро чувство справедливости, хоть его и стараются вытравить. И когда люди сами протягивают руку помощи, это трогает.
У меня была просто невероятная история, почти мистическая. Когда у меня были проблемы со здоровьем,  я вскользь сказал о них в одном интервью.
Вдруг звонок из  Турции. Оказывается, наша молодая соотечественница, имеющая в Турции бизнес, прочитала это интервью, каким-то чудом разыскала мой телефон и  (извиняясь за  беспокойство!) предложила мне помощь. Я  был очень тронут. Она присылала мне лекарства, которые в  Москве днем с  огнем не  сыщешь. Словом, очень мне помогла. Потом она приехала в  Россию, мы  познакомились. Я  ее спросил: <Почему вы  это делаете?> И  она достала из  сумочки фотографию своего погибшего мужа.
– На фото были вылитый Вы?
– Просто один к  одному! Невероятно! И как после этого не верить в мистику?

Текст и фото: Андрей Кучеров. г.Москва.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике