Просто Гришковец

Неблагодарное это занятие - писать что-либо о Евгении Гришковце. Ругать - практически невозможно. Хвалить - всё равно, что говорить солнцу "спасибо" за восход. Гришковец - он просто есть....

Неблагодарное это занятие – писать что-либо о Евгении Гришковце. Ругать – практически невозможно. Хвалить – всё равно, что говорить солнцу "спасибо" за восход. Гришковец – он просто есть. И тем, кто с этим феноменом не соприкасался, как-то неловко что-то объяснять. Потому как не получится.
Многие критики долгое время ломали головы и клавиши компьютеров, чтобы пытаться дать более-менее внятное определение его творчеству.
В прокрустово ложе привычных понятий и определений его втиснуть так и не удалось, так что критики, махнув в сердцах рукой, договорились использовать простой и емкий термин – "гришковец". Как определение жанра, подачи, самой игры и всего, что происходит вокруг и около.
Надо сказать, маркер удачный и всеобъемлющий. Объясняющий всё и ни о чём не говорящий стороннему человеку. Потому что – повторимся – кто не соприкасался, тот не поймёт.
Между тем, краткий синопсис истории "человека из Кемерово" (привет Борису Гребенщикову!) достаточно прост и незамысловат. Родился, ходил в детсад и школу, окончил институт, побывал в армии (служил моряком на Русском острове – это важно!), занимался с единомышленниками театральными постановками, написал несколько пьес, наброски к двум из которых получили премию "Антибукер". а затем поставил моноспектакль "Как я съел собаку", после чего надолго стал любимцем российской публики. Вот так вот, практически в одночасье.
Потом были ещё различные спектакли, пьесы, книги, несколько музыкальных альбомов с группой "Бигуди", премии (кроме уже упоминавшегося "Антибукера", это ещё, например, и "Золотая маска", и "Триумф", а также недавно полученный "Русский бриллиант" за вклад в развитие современной России в номинации "Исключительность") и, как принято говорить в таких случаях, многое-многое другое.
Гришковец же остался неизменным. Он по-прежнему выходит на сцену и просто рассказывает истории про себя (к примеру, про службу на том же Русском острове в "Как я съел собаку") и про тех, кто рядом.
Получается так, что зрители, выходя из зала, задаются недоумённым вопросом: "Откуда он про меня это знает?". Ответа, как водится, нет, но настроение улучшается.
Гришковец – великолепный рассказчик. Он делает так, что мелочи жизни просыпаются и, в буквальном смысле слова, наливаются эпической силой. Он умеет несколькими лёгкими мазками нарисовать объёмную картину, на которую смотришь глазами художника. Он напоминает нам о себе такое, что мы, как нам казалось, напрочь забыли или никак не могли выразить собственными словами. Гришковец дарит нам простую радость. Радость жизни и радость узнавания.
Он рассказывает и показывает, а мы слушаем и смотрим. Не в силах воспроизвести позже, но долгое время помня в мельчайших последствиях. Так умеет только он. Это такой жанр. Это такой человек. Просто Гришковец.

Текст: Татьяна ЛАПАТИНА.
Фото из архива редакции.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике