В Вязниках прошли IV Мошковские чтения

В вязниковском Музее песни XX века открыт новый сезон творческих вечеров. Недавно там прошли IV Мошковские чтения. Почтить память известного вязниковского поэта и эрудита, прочесть его стихи собрались...

В вязниковском Музее песни XX века открыт новый сезон творческих вечеров. Недавно там прошли IV Мошковские чтения.
Почтить память известного вязниковского поэта и эрудита, прочесть его стихи собрались друзья, знакомые, почитатели таланта. Имя Юрия Васильевича Мошкова широко известно в Вязниках. Он родился в Муроме в 1928 году. Отец был репрессирован, а самого Юру в малолетнем возрасте, укрывая от позорного клейма, перевезли в Вязники, где он и прожил всю жизнь. Писать стихи Мошков начал рано, в 13 лет. Маленький Юра вел переписку с фронтовиками, под впечатлением от военных писем и родились его первые строки.
Сразу после школы Мошков пытался поступить в Литинститут, даже имел рекомендацию от Ярославской писательской организации, но судьба сложилась иначе: вместо литературного поприща пришлось трудиться на военном – Мошков был призван в армию. А в институт он поступил уже после службы.
Вскоре вышел и его первый сборник стихов <Моя улица:>, затем были и другие: <Дым весны и лета>, книги очерков <В добрый путь> и <Голос земли>, повесть <Цветы на подоконнике>, сборник <Родниковый говор>.
Мошков увлекался не только поэзией и литературой, он был и великолепным журналистом, постоянно печатался в газетах <Комсомольская правда>, <Комсомольская искра>, <Маяк>. Поделиться воспоминаниями о своем бывшем коллеге на творческий вечер пришел корреспондент <Маяка> Сергей Апостолов. Он рассказал об аккуратности и ответственности, с которыми Мошков относился к профессии. А известный вязниковский краевед Донат Обидин внес ясность в некоторые факты биографии Мошкова – в ней, увы, слишком много белых пятен и спорных моментов. Донат Андреевич около двух десятков лет был лично знаком с Мошковым, вел с ним переписку, часто общался.
– Его судьба трагична, это самый трагический поэт Вязников, а может быть, и всей России.
В последние годы Мошков сильно болел, его решительно не хотели принимать в Союз писателей, не печатали, критиковали. И причиной тому являлось не творчество. Несмотря на бесспорный талант и скромность, поэт стал заложником амбиций, зависти и непонимания.
Признание, как это часто бывает в России, пришло позже. В <центральном> издательстве Мошков вышел лишь после смерти, но то были уже не стихи, а объемная исследовательская работа <Тетрадь книголюба>, её 50-тысячным тиражом напечатал <Альманах библиофила>. Литературные критики дали публикации высокую оценку, а сам автор назван серьезным исследователем книги.
К сожалению, письма и рукописи, которые сохранились в архиве Доната Обидина, – лишь часть того немногого, что осталось после Юрия Васильевича. Сразу же после трагической гибели в 1980-м году весь архив поэта бесследно исчез.
:Но не исчезла память. Стихи Мошкова звучали на творческом вечере постоянно, читали их известные вязниковские авторы, такие как Владимир Петрашко, и совсем юные ребята, учащиеся младших классов, победители конкурсов чтецов.
В следующем году Юрию Мошкову исполнилось бы 80 лет. Музей песни XX века уже начал готовиться к этому юбилею. Говорили о подготовке и друзья поэта, коллегиально было решено выпустить полный сборник стихотворений автора. Впрочем, кое-что из планов – вне компетенции этих людей. Некоторое время спустя после гибели Мошкова друзьями и близкими на собственные деньги была изготовлена памятная табличка, которая до настоящего времени сохранилась на фасаде дома в микрорайоне Ярцево, где жил поэт. К сожалению, пока это единственный памятный знак в Вязниках, напоминающий о Юрии Васильевиче.

Текст: Андрей РАТНИКОВ.
Фото из архива редакции.
г.Вязники.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике