Ее критики боялись все

"ПРИЗЫВУ" - 90! Светлана Игнатьевна Баранова - журналист, писательница и председатель правления Владимирского отделения Союза писателей России. Когда-то именно любовь к слову привела ее в журналистику. Тридцать два...

"ПРИЗЫВУ" – 90!

Ее критики боялись все

Дорогие читатели!
В мае нынешнего года "Призыв" отмечает свое 90-летие. Юбилейный год – прекрасный повод перелистать страницы истории газеты, вспомнить тех, кто в ней работал, о чем писало издание. Мы продолжаем цикл публикаций, посвященных 90-летию "Призыва", и приглашаем всех читателей поделиться своими воспоминаниями о газете, ее работниках, запомнившихся публикациях.
Авторы всех писем будут поощрены.
Редакция газеты "Призыв".

Светлана Игнатьевна Баранова – журналист, писательница и председатель правления Владимирского отделения Союза писателей России. Когда-то именно любовь к слову привела ее в журналистику. Тридцать два года жизни она отдала работе в газете "Призыв".

Светлана Игнатьевна закон-
чила историко-филологи-
ческий факультет Горьковского университета. Ее журналистская практика началась с работы на областном радио, редакция которого размещалась в то время по соседству с "Призывом".
В "Призыв" Светлана Игнатьевна пришла в 1969 году, в отдел культуры, прошла путь от корреспондента до руководителя отдела.
В апреле 2002 года ей предложили возглавить Владимирское отделение Союза писателей России. Но только после 19 мая, когда "Призыв" отметил свое 85-летие, Светлана Игнатьевна согласилась возглавить владимирскую писательскую организацию.
По сей день она вспоминает "Призыв" как свою альма-матер:
– На работу хотелось ходить не только для того, чтобы писать, но и потому, что это была семья, братство. Когда можно было и хохотать до упаду и получать знания друг от друга.
Работая в "Призыве", Светлана Баранова издала свою основную книгу "Тайны Покровского монастыря". Всего она выпустила 9 книг, но она по-прежнему считает себя журналистом.
– Мне нравилось работать корреспондентом – я объездила всю область. В то время жизнь в сельских клубах кипела и это было очень интересно. Мы с управлением культуры во всех глубинках устраивали всевозможные акции.
– А вы бы хотели, чтобы ваши внуки пошли по вашим стопам и получили журналистское образование?
– Я бы хотела, чтобы они стали врачами. Это единственная профессия, которая вызывает у меня уважение. Особенно хирурги, они действительно приносят пользу людям.
Впрочем, Светлана Игнатьевна сама неоднократно приносила им пользу. Ей до сих пор встречаются люди, которые благодарят ее за помощь. Хотя зачастую ее имя вызывало и страх, и уважение.
Как-то на одной фабрике по производству гобеленов пронесся слух: "К нам едет Баранова из "Призыва". Тут же всё стали чистить, драить. "Неужели я такая страшная?" – поинтересовалась Светлана Игнатьевна. "Нет, – отвечали ей, – мы боялись вашей критики".
И сейчас, куда бы ни приехала Светлана Игнатьевна, ее знают не как председателя владимирского Союза писателей, а как журналиста – Баранову из "Призыва"! Для Светланы Игнатьевны это очень ценно.

Работу в "Призыве" Светлана
Игнатьевна вспоминает с не-
которой ностальгией. По критическим материалам и статьям Светланы Барановой принимались серьезные меры – людей снимали с работы, наказывали, передавали дела в суд. Ее материалы слушались на бюро обкома партии.
– Как-то я написала судебный очерк об одном суздальском ресторане, где было какое-то воровство и там были замешаны наши функционеры. Редактор сказал, что этот материал нужно показать первому секретарю обкома Пономареву. Правда, редактор тогда схитрил и сказал, что если мы это не напечатаем, то Баранова отдаст очерк в центральную газету. Пономарев разрешил публиковать без правок.
Светлана Игнатьевна вспоминает, что в годы ее работы в газете за ошибки призывовцев "грели по первое число" – и выговоры объявляли (порой с занесением в трудовую книжку), и в обкомы на разбирательства водили. Как-то в свое дежурство один из работников газеты, Константин Николаевич Панфилов, поставил на первой полосе неправильную дату – 1798 год. За это его "затаскали" в обком.
А вот что касается корпоративных вечеров, то в те времена с ними было довольно-таки строго.
– Ни вина, ничего нельзя было. Мы накрывали столы, расставляли чашечки, а в кофейники и чайники наливали вино и водку. Только в чайник, стоявший рядом с редактором, всегда наливался чай. Он приходил, всех поздравлял, выпивал чашечку чаю и через 30 минут удалялся. Разумеется, редактор знал, что налито в других кофейниках-чайниках, но щадил нас.
Как только редактор уходил, начиналось веселье. Конкурсы, клоунада, капустники и всевозможные веселые розыгрыши.
– Василий Иванович Акулинин писал прекрасные стихи для капустников – он был ас в этом деле. Элла Рогожанская была Снегурочкой, а Саша Зарецкий – Дедом Морозом. Рудольф Новиков всегда был прекрасным артистом. Он как-то с трибуны читал юмористическую лекцию – все хохотали до упаду:
– Светлана Игнатьевна, что бы вы пожелали "Призыву" накануне 90-летия?
– Прошлое, конечно, не вернешь, но мне бы хотелось, чтобы в "Призыве" было больше аналитики, критики и публикаций о бедственном положении народа. Хочу пожелать, чтобы с газетой считались, прислушивались к ней, чтобы газета не боялась иметь собственную точку зрения.

Татьяна
ЛАПАТИНА.
Фото автора.
г.Владимир.

Каких только должностей не было…

В каждой газете есть редактор, его замы, ответсек и его замы, литературные сотрудники, корректора, выпускающие. Но в первые годы "Призыва", после его восстановления в ранге областного издания в 1944 году, в числе работников были и те, кто именовался необычно.

Так, в 1945 году в "Призыве" работали ночные курьеры Клавдия Никонова и Галина Карнулина. Была и стенографистка Милица Мартинович – для приема и набора новостей, полученных на специальной волне Всесоюзного радио.
В газетах с самого начала были корректоры – люди, ответственные за грамотность текстов. Сколько себя помню – профессия в основном женская. Но вот с марта 1946 года по 1955 год на этом посту трудился и мужчина – Арон Рутницкий.
Первым шофером "Призыва" с апреля 1946 года был Иван Зарецкий. Примерно тогда же впервые в газете появился агент по сбору объявлений – Александра Глебова.
В "Призыве" с весны 1945 года впервые появились свои собственные корреспонденты в районах и городах области. Первым из них был Виктор Лебедев, он давал материалы из Гусь-Хрустального с апреля 1945 года. Город Муром в "Призыве" с ноября 1945-го представляла Антонина Гладкова.
Характерным для газетчиков советского периода стало повторение опыта журналиста-писателя "Дяди Гиляя" – московского журналиста Гиляровского. За 90 лет существования "Призыва" в нем выросло 25 писателей. Среди них – поэт Александр Безыменский, Виктор Полторацкий, Евгений Осетров, Сергей Ларин, Тамара Кутузова, Геннадий Никифоров, Василий Акулинин, Иван Симонов, Любовь Фоминцева, Светлана Баранова, Виталий Волков, Феликс Медведев, автор этих строк и другие.
Причем, многие из призывовцев продолжали свою карьеру журналистов в газетах и журналах. А трудившийся в "Призыве" с 13 марта 1945 года (сначала – заведующим отделом пропаганды, а затем – и заместителем редактора) Евгений Александрович Петров стал затем в Москве одним из основателей, а затем и руководителем газеты "Советская Россия".
Первым фотокором "Призыва" был, начиная с 18 октября 1944 года, Алексей Сидоров. Он же руководил и фотоотделом газеты.
А вот еще несколько любопытных воспоминаний тех лет. В "Призыве" в 1946 году водителем редакционной машины трудился Борис Ельшин, а дворником-истопником – Александр Голычев. Был в "Призыве" даже свой швейцар – Николай Дружинин.

Вячеслав Юденич.
Фото из архива редакции.
г.Владимир.

ЛИСТАЯ СТАРЫЕ ПОДШИВКИ…
Там, где работает
доярка Новикова
Хозяйку большого стада коров мы встретили в дойном зале. Зинаида Леонтьевна быстрыми, уверенными движениями протирала детали аппаратуры, промывала молокопровод, посыпала полы дойной площадки свежими опилками. Наконец, все готово.
Первая группа коров проворно заходит в станки. Доярка надевает на соски стаканы дойных аппаратов, и молоко заструилось по трубам в приемную. Там оно распределяется по молочным флягам, которые автоматически закупориваются. Руки доярки к молоку не прикасаются. Много усилий и труда пришлось вложить доярке, чтобы все операции происходили отлаженно, четко и качественно. Одно время слабо держались стаканы на вымени; но специалисты и рационализаторы переоборудовали дойный аппарат "Да-3", укоротив такт дыхания. Теперь производительность труда доярки значительно увеличилась.
После дойки коровы выходят на выгульный двор. Одни из них останавливаются у самокормушек с грубыми кормами, другие нежатся под ласковыми лучами весеннего солнышка. Пить животные заходят в скотный двор, там же получают и свою норму дневную силоса.
В скотном дворе чисто, тепло, уютно. Уборка навоза производится с помощью трактора.
Новые технологии содержания скота дают хозяйству годовой экономии более 105 тыс. рублей! Доярка Новикова рада, что теперь ей не придется одной ухаживать и следить за 130 коровами одновременно, потому что с новой техникой этот процесс пойдет намного быстрее.
3 апреля 1960 года.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике