Она 35 лет исправляет чужие ошибки…

"ПРИЗЫВУ" - 90! ...Именно столько Татьяна Викторовна Назарова работает корректором в "Призыве"

"ПРИЗЫВУ" – 90!

Она 35 лет исправляет чужие ошибки

Именно столько
Татьяна Викторовна Назарова
работает корректором
в "Призыве"

Дорогие читатели!
В мае нынешнего года "Призыв" справляет свое 90-летие. Юбилейный год – прекрасный повод перелистать страницы истории газеты, вспомнить тех, кто в ней работал, о чем писало издание. Мы продолжаем цикл публикаций, посвященных 90-летию "Призыва", и приглашаем всех читателей поделиться своими воспоминаниями о газете, ее работниках, запомнившихся публикациях, авторы всех писем будут поощрены.
Редакция газеты "Призыв".

У нашего корректора Татьяны Назаровой вчера был юбилей. 35 лет назад она устроилась в "Призыв".

Истории из корректорских будней Татьяна не любит рассказывать. Вышедшие на страницах газеты ошибки она скорее хочет вычеркнуть из памяти, нежели внести их в специальный блокнотик и зачитывать знакомым для смеха.
– Когда ляпы пропускаешь, всегда потом обидно и за себя, и за газету, – говорит Татьяна Викторовна. – Особенно, если речь идет о глупых ошибках или описках. Ведь было же, что мы печатали "умудились" вместо "умудрились", "гада" вместо "года", "ебком" вместо "обком", "распутница" вместо "распутица", фигкультура" вместо "физкультура"…
В свое время и корректорам, и редактором за такие описки здорово попадало от обкома КПСС. Нередко за допущенные, особенно – фактические ошибки в партийных материалах, редактора газеты вызывали "на ковер" и воспитывали. А потом редактор отыгрывался на корректорах. Получить выговор за ошибку было как нечего делать.
Например, раньше журналисты вносили в свои рукописи много правок. А поскольку корректоры сидели в разных с редакцией зданиях, правки делались в основном по телефону.
– Иногда случались неприятные ситуации. Как-то раз мне позвонили и попросили внести правку: "выплаты увеличиваются на 5 миллиардов рублей". Я все добросовестно записала. А на следующий день, когда материал вышел, выяснилось, что не пять миллиардов, а пять миллионов. Доказать, что не я виновата, – невозможно. Но даже если логически подумать, я не могла перепутать слова, они ведь совершенно не созвучны. Написала я то, что мне продиктовали. Однако выговор получила я, а не кто-то другой.
Был и другой случай. Правда, на этот раз обошлось без выговора.
– Однажды в статье прошло словосочетание "сканное производство". Слово "скань" – это резьба по металлу такая. А наш тогдашний редактор не знал этого термина и принялся нас отчитывать. Но мы предъявили ему словарь, который специально захватили с собой, и нашли в нем определение скани. Редактор притих, но потом все равно нашел повод, чтобы нас отругать, – вспоминает Татьяна.

В прежние времена работать было труднее: и техника не то, что сейчас, и объем текстов был больше.Часто корректоры покидали пост в 2-3 часа ночи, а иногда – и в 7 часов утра.
– Правда, при этом не чувствовала усталости. Наверное, потому что молодая была. Я могла на следующий день после бессонной ночи поехать к друзьям в Москву и гулять там еще ночь напролет.
Татьяна считает, что для женщины работа корректора всем хороша. Но, рассказывая о себе, признается, что не понимает, как ее угораздило выбрать эту специальность, да еще и работать по ней 35 лет.
– Меня в редакции раньше звали "Товарищ Моментальников" – я привыкла все делать быстро, о чем не спросят – все уже сделано. Корректорская работа ведь сидячая, и как я, с моим темпераментом и подвижностью, уживаюсь с профессией – загадка. – улыбается Татьяна. – Мне и знакомые все раньше говорили: "Чего ты сидишь на этой работе, тебе бы куда-нибудь в артистки надо с таким-то характером".

Татьяна Викторовна со смехом вспоминает те времена, когда ее назначили секретарем комсомольской организации. Парадокс – Татьяна всю жизнь не любила коммунистический строй и даже не пыталась этого скрывать. А тут вдруг ее выдвинули в комсомольские вожаки.
– Единственное, что я делала, – собирала взносы, причем – с себя. Взнос был 2 копейки, а народу в ячейке мало, я за всех и платила, чтоб канители меньше было. Отчеты за меня коллеги писали. Когда меня решили заменить более молодым сотрудником, я должна была отчитаться о том, что сделала на "секретарском посту". Тогдашний парторг "Призыва" Юрий Васильевич Корнилов мне и сказал: "Эх, Таня, Таня, тебе бы организацию человек в 700! Вот бы ты ее развалила".
Татьяна рассказывает, что работать в "Призыве" в советские времена было невероятно престижно:
– Когда я говорила, где, в каком издании работаю, на меня даже смотреть по-другому начинали.
А еще из воспоминаний, греющих душу, осталось то, что сотрудникам областной газеты давали квартиры и машины, а в застойные голодные годы – ежемесячные продуктовые наборы: сыр, колбасу.
Кстати, размер пайка зависел от занимаемой должности. Например, завотделу выдавали 50 сантиметров колбасы (именно так ее измеряли, в погонных сантиметрах), а корректору – всего 22 см.

Анастасия ВРАНЦЕВА.
Фото Рудольфа НОВИКОВА.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике