Актер Валерий Гаркалин: Запонки с бриллиантами не ношу – ценителей нет

ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС! Путь Гаркалина "в звезды" был странным. В размеренный круг столичных светил экрана и сцены он ворвался непонятно откуда.

ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС!

Актер Валерий Гаркалин: Запонки с бриллиантами не ношу – ценителей нет

Путь Гаркалина "в звезды" был странным. В размеренный круг столичных светил экрана и сцены он ворвался непонятно откуда. Он не оканчивал ни "Щуки", ни "Щепки", ни ВГИКа. Он появился на сцене Театра Сатиры в 30 с лишним лет – и сразу в главных ролях. А в одно прекрасное утро проснулся знаменитым – когда на экраны вышел фильм "Ширли-мырли", в котором Гаркалин сыграл не одну, а сразу 3 главные и несколько эпизодических ролей. Ему был тогда 41 год . А ведь когда-то его не хотели принимать ни в один актерский вуз…

– Теперь история о том, как вас дружно забраковали все театральные вузы столицы, выглядит анекдотом…
– …Но тогда, в 18 лет, мне было не до смеха. Когда строгая дама из очередной приемной комиссии заявила, что мне на пушечный выстрел нельзя подходить к театральному институту, я разрыдался… "Вот, и плакать вы не умеете, – услышал я, – у вас же полное несоответствие внешних и внутренних данных".
– И как же вам удалось преодолеть все препятствия и попасть на драматическую сцену?
– Препятствия я обошел. Поступил в музыкальное училище им.Гнесиных – там набирался экспериментальный курс на базе Театра кукол С.Образцова. Именно на сцену Театра Образцова я и вышел.
– Разве актеры образцовского театра кукол выходят на сцену?
– Ну, я же мечтал быть драматическим актером, а не кукловодом! Сергей Владимирович Образцов первым признал меня в этом качестве, и у него я почти всегда играл героев и работал без куклы. Так же, как и у худрука ансамбля "Люди и куклы" Леонида Хайта, где я проработал шесть лет.
Например, в спектакле "Алые паруса" я был "живым" Греем, а Ассоль была куклой. Эту Ассоль по очереди "оживляли" все девочки нашего курса.
Но моя "Ассоль", как выяснилось, сидела в зале. Катя – моя жена – работала в Театре Образцова педагогом-методистом. Как-то наш педагог попросила ее посидеть в качестве единственного зрителя на прогоне "Алых парусов". Так-то мы и познакомились. А как только я получил диплом актера Театра кукол, мы с Катей поженились.
Начало семейной жизни было у нас необычным. 3 июня мы расписались, а 5-го я уехал в Кемерово с ансамблем "Люди и куклы", который возник из нашего курса. С этим коллективом исколесил всю Россию, а Катя ждала меня в Москве.
Сейчас она говорит, что первые 6 лет жизни врозь очень укрепили наш брак. И вот результат – вместе мы уже почти 30 лет.
– Ваша дочь Ника унаследовала папины актерские гены?
– Она унаследовала родительскую любовь к театру, но артисткой не стала. Когда Ника училась в старших классах школы, я очень боялся однажды услышать сокраментальную фразу: "Папа, я решила стать артисткой!". Но, к счастью, обошлось. В детстве, еще совсем маленькой, дочь устраивала нам представления на даче. Ставила стулья, рассаживала взрослых и садилась вместе с ними. Когда бабушка спрашивала: "А что же будем смотреть?", Никочка отвечала: "Сейчас что-нибудь покажут!"
Рассадив зрителей, она просила деньги за просмотр – то есть, поступала как прирожденный продюсер. Неудивительно, что после школы Ника решила поступать на продюсерский факультет РАТИ. Сегодня она – дипломированный специалист с несколькими собственными театральными проектами, и я невероятно горжусь дочерью.
– Вы сыграли много ролей в кино, но настоящая слава пришла к вам после выхода "Ширли-мырли". По легендам, на главную мужскую роль Меньшов перепробовал пол-Москвы.
– В том числе себя самого и Никиту Михалкова. Проб было такое количество, что из них можно было снять еще одну картину. В результате Меньшов выбрал меня, и за это я считаю его своим крестным "кинопапой". У нас сложились очень нежные и теплые отношения.
– После этого нашумевшего фильма ваша жизнь круто изменилась. Жизнь любимца публики – вечный праздник. Череда приемов, банкетов.
– (Смеется). Да уж, так и напишите: "Измученный светской жизнью Валерий Гаркалин не променяет тихий семейный отдых на все бриллианты Фаберже". Шутка с долей правды. Когда вышли "Ширли-мырли", телеведущий "Тихого дома" Сергей Шолохов как раз проводил на ТВ свой зрительский конкурс, на котором ваш покорный слуга был назван лучшим артистом года. И вот Шолохов звонит мне по телефону, сообщая эту приятную новость. Я благодарю и собираюсь повесить трубку, но тут Сережа удивляется, почему я не спрашиваю, не полагается ли мне в связи с этим какой-нибудь приз. Я из вежливости интересуюсь призом, думая, что меня собираются "нагрузить" очередной неподъемной вазой или статуэткой, но заранее предупреждаю, что очень занят и в течение ближайшего месяца не смогу приехать в Питер, где должно состояться вручение.
Шолохов выдерживает эффектную пазу и "раскалывается": мой приз – золотые запонки, усыпанные бриллиантами, в точности копирующие запонки Николая II работы Фаберже! Не успел он договорить, как я перебил его вопросом: "Когда нужно быть?"
– Наверное, эти запонки вы надеваете только по особым торжественным случаям?
– Пробовал носить их со смокингом, но у нас нет истинных ценителей бриллиантов! Как я ни подтягивал руки перед глазами окружающих, никто не торопился выразить свой восторг. Теперь я вообще не ношу их…
– Вы разноплановый актер, но зритель почему-то чаще вспоминает вас веселым, озорным.
– Я глубоко убежден, что почти любую роль нужно делать через ощущение смешного. О серьезном ведь тоже можно говорить весело, как, например, это делают наши эстрадные исполнители. Они вскрывают все социальные язвы с помощью сильного оружия – смеха, хотя речь идет о серьезных вещах. Говорить о наболевшем серьезным языком – скучно.
– Вот уже несколько лет вы не играете в репертуарном театре, а ушли в антрепризный.
– Я вас понял. Антреприза прекрасна тем, что имеет ограниченные сроки жизни. Перестал зритель покупать билеты на спектакль – и все кончается самым естественным образом. Чего нельзя сказать о репертуарном театре, в котором спектакли, давно потерявшие художественную значимость, могут идти годами.
– Вашей основной партнершей по антрепризе давно выступает Татьяна Васильева. Почему режиссеры так любят ваш дуэт?
– Феллини разделил мир на рыжих и белых клоунов. Татьяна – рыжий клоун, а я имею честь оставаться при ней белым. Она великая актриса, и таких партнеров по сцене, как она, я больше не знаю.
– Вот уже несколько лет вы преподаете в Российской академии театрального искусства (РАТИ)…
– На факультете эстрады и массовых представлений. Учу студентов петь, танцевать, играть и делаю это через свое мироощущение. В моих учениках меня больше, чем их самих. Обожаю своих ребят. Они мое продолжение. В них я точно не умру.
– Говорят, вы студентов учите не только актерскому ремеслу, но и прививаете им определенные нравственные категории.
– И актер, и режиссер, и любой человек должны избавляться от скверных качеств, если они у них есть.
– Где вы снялись в последний раз?
– Я сыграл Короля в фильме Эльдара Рязанова о жизни великого датского сказочника Андерсена. Это подарок судьбы. Я работал с выдающимся мастером, искусство которого возвышает и дает ощущение, что у тебя вырастают крылья. Я рад, что наша встреча с Рязановым состоялась.
– Как вы относитесь к выражению: у посредственного актера несколько штампов, а у гениального – тысяча?
– Штамп – это неизбежная вещь в профессии. Армен Джигарханян говорил: "Мы включаем сегодня, к примеру, шестьдесят седьмой Штамп, а шестьдесят восьмой придержим для другого города. Потому что они – соседи, и могут рассказать. Будет неудобно!" Штампы неизбежны, но с ними нужно бороться. Самый лучший способ борьбы с ними – работа над новыми ролями. А талантливый или бездарный? Если ты бездарен, то о каком штампе вообще может идти речь? Его ведь тоже надо выработать.
– Валерий, готовы к блицу?
– Давайте попробуем!
– Какая музыка вам нравится?
– Я воспитан на классической. И, учась в Гнесинке, понял всю красоту этих шедевров. Но моя слабость – Селин Дион.
– А из книг что вы бы могли отметить?
– Романы японского прозаика Харуки Мураками. Это удивительное сочетание азиатских и европейских традиций.
– А по ТВ что вы смотрите?
– Передачу "Последний герой" не понимаю. Обожаю "Школу злословия". Интересно наблюдать, с какой тонкой иронией Татьяна Толстая с Дуней Смирновой "раскручивают" своего гостя.
– Спасибо за беседу!
– До встречи! Будьте счастливы!

Михаил КОСТАКОВ,
Фото из архива редакции.
Москва-Владимир.

ИЗ ДОСЬЕ "ПРИЗЫВА"
Валерий Борисович Гаркалин родился 11 апреля 1954 года. Окончил Музыкальное училище им. Гнесиных (1978), факультет эстрады и массовых представлений ГИТИСа (1988, курс В. Шалевича). C 1988 – актер Московского театра Сатиры и Театра-студии "Человек". Премия "Киношок" в номинации "Призы за лучшие роли" за 1995 год.
Наиболее известные актерские работы:
"Катала",
"Белые одежды",
"Ширли-мырли",
"Досье детектива Дубровского",
"Ландыш серебристый",
"Остановка по требованию-2",
"Кодекс чести",
"Участок",
"Сестры".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике