ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Лев Константинович Дуров родился 23 декабря 1931 года в старом московском районе Лефортово. Происходит из знаменитой династии русских цирковых артистов – дрессировщиков и клоунов, внучатый племянник А. и В.Дуровых.
Родители Льва Дурова не были связаны с цирком. Отец – Дуров Константин Владимирович (1895г.рожд.), работал в СОЮЗВЗРЫВПРОМе. Мать – Дурова Валентина Игнатьевна (1903 г.рожд.), работала в военно-историческом архиве.
Супруга – Кириченко Ирина Николаевна (1931 г.рожд.), актриса.
Дочь – Дурова Екатерина Львовна (1959г.рожд.), актриса. Внуки: Екатерина (1979 г.рожд); Иван (1986 г.рожд), студент.
Внучка Катя работала завлитом Абаканского кукольного театра, но недавно вернулась в Москву, так как ее муж поступил на музыкальное отделение ГИТИСа. Внуку Ване 18 лет, он учится на гуманитарном факультете университета.

При встрече с ним невольно улучшается настроение. Он еще и слова не произнес, а вы уже предвкушаете нечто интересное. Он излучает особую энергетику. В спектаклях он неутомим. Вживаясь в образ, может взобраться по декорации, перелететь через сцену, сделать стойку на руках…
– Лев Константинович, как вы себя чувствуете? Ведь недавно вы перенесли сложную операцию?
– Спасибо за поддержку и сочувствие. Не в моем характере долго залеживаться. Как только стало можно, сразу приступил к репетициям главной роли в спектакле "Кавалер роз". Премьера его состоялась в начале весны.
Когда я пришел в театр, коллеги обнимали, целовали меня и говорили, что соскучились. А я им верил! Что касается врачей, то, зная мой неугомонный нрав, они не слишком строго ограничили меня по части работы. Только осторожно посоветовали: "Ведите себя по самочувствию".
– Теперь о нашумевшем: почему вы покинули пост главного режиссера Театра на Малой Бронной?
– У меня никогда не было и нет до сих пор режиссерских амбиций. Я принял на себя творческое руководство театром в тот момент, когда был "съеден" очередной главреж Андрей Житинкин.
Принимая на себя полномочия творческого руководителя театра, я оговорил условия: до тех пор, пока на Малой Бронной не появится подходящая кандидатура главного режиссера. Такой человек появился – Роман Самгин. Он ученик Марка Захарова. За последние сезоны он поставил неплохие спектакли "Славянские безумства", "Веселая жизнь и грустная смерть француской артистки Адриены Лекуврер" и "Кавалер роз". Именно эти спектакли стабильно собирают полные залы, делают кассу и имеют хороший отклик у зрителей и критиков.
– Только чудом фильм "Семнадцать мгновений весны" не остался без артиста, блестяще воплотившего образ провокатора Клауса, а сами вы едва не лишились одной из своих любимых и удачных киноролей. И все из-за строптивого вашего характера. Лев Константинович, это правда, что перед тем, как съемочной группе "Мгновений" надо было ехать на съемки в Германию, вы повздорили с партийной комиссией, дававшей разрешение на выезд за рубеж, и вас не выпустили из страны?
– Так и было. Я тогда сказал Лиозновой: "У вас два выхода: или берите на роль другого артиста, или пусть Слава Тихонов застрелит меня не в Германии, а под Москвой. Я хочу умереть на родине". В итоге он и застрелил меня где-то возле МГУ.
– Чем же вам досадили ответственные работники?
– Да бредом своим. Представьте – меня, гражданина этой страны, спрашивают: "Опишите советский флаг". Еще бы спросили, знаю ли я, как зовут мою маму. Ну, я и рассказал им, что наш флаг – это череп со скрещенными костями на черном фоне и называется он Веселый Роджер.
Вижу, их схватил паралич. Когда они чуть пришли в себя, спросили: "Назовите союзные республики и их столицы". Я начал перечислять: "Малаховка, Клин, Тамбов, Магнитогорск…"
В общем, идиотничал. А про себя подумал: "Почему вы со мной так разговариваете, я что – дебил?" Напоследок они попросили рассказать, кого я знаю из членов Политбюро. Я ответил, что никого не знаю и не обязан знать, так как не член партии и вступать туда не собираюсь.
Мне сказали: "Вы свободны…" А потом дело дошло до горкома, Лиознову вызывали на ковер: "Да как вы могли?! Директор картины мне звонил в ужасе: "Вы сумасшедший?" Я отвечал: "А вы хотели, чтобы я, как идиот, отвечал этим людям на их идиотские вопросы? Да пошли они все!"
– Строптивость характера у вас наследственная?
– Возможно. У меня предки со странностями были, а это генетически передается. Мамина ветвь у меня, правда, основательная, купеческая. Дедушка, Пастухов, серьезный купец был – обувщик и поставщик Двора Его императорского Величества. А Дуровы – это по папиной линии, дворяне. Причем дворовые настоящие и очень давнишние – мой предок, полковник Афанасий Дуров, упоминается аж с 1540(!) года.
Наталья Юрьевна Дурова, худрук Театра Зверей, – моя двоюродная сестра. Изумительная женщина. Как она разговаривает, каким блестящим русским языком владеет…
– Сейчас дворянство в почете. Вас с радостью зачисляют во всяческие дворянские общества?
– Не валяйте дурака. Ко мне как-то прибегал племянник и говорит: "Дядя Лёва, я собрал все документы из архивов. Мы же родовые дворяне. Давай вступай в Дворянское собрание". Я ему сказал: "Кирилл, каждое утро, бреясь, я смотрю на себя в зеркало и вижу, что ничего дворянского там не отражается. Так что никуда я вступать не буду".
Сейчас все это дворянство смешно выглядит, словно ряженые… Когда я узнал про свою родословную, на меня это никак не повлияло, был рад только, что узнал свои корни, не более.
– А ваша дорога уже в школе была предопределена? Вы, кстати, как учились?
– Ужасающе. Я школу ненавидел. Мне казалось, что это насилие над личностью. Наверное, виноваты в этом были и педагоги. Ну зачем, зная, что я ничего не петрю в математике или физике, вытаскивать меня к доске, заставлять становиться посмешищем и вызывать еще большую ненависть к этим предметам? А часто поступали именно так…
У меня была курьезная история. Математику у нас вел Зиновий Борисович, мы его звали Зюзя. У нас была лютая ненависть друг к другу. Выпускной экзамен по математике я сдал еле-еле, только при помощи своего умного товарища по парте.
Спустя много лет у меня в Доме техники был творческий вечер. Вдруг в антракте ко мне на сцену подбегает человек с огромным букетом цветов и сообщает залу: "Товарищи, вот мой лучший ученик!" Это был Зиновий Борисович, тот самый учитель, который трижды исключал меня из школы. Я даже прослезился. Зал аплодировал встрече друзей. Это было забавно…
– Однажды кинорежиссер Лариса Шепитько в шутку поинтересовалась у Анатолия Эфроса, который работал с вами долгие годы в театре, как ей остановить вашу неутомимость? "Не вздумайте!" – замахал тот руками. Лев Константинович, а что случилось бы иначе?
– Когда артист успокаивается, он кончается как артист. На сцене надо оставлять часть жизни! И это не высокопарные слова. Как-то на Эдинбурском фестивале ко мне после спектакля подошел один известный английский актер и спросил: "Как вы так можете играть каждый день? Я бы после десяти таких спектаклей просто умер". Что я ему мог ответить? Просто наша школе такая актерская. Я ведь учил в знаменитой Школе-студии МХАТ.
– Там-то и встретили свою будущую жену?
– Да, но не сразу. Ирина Кириченко приехала к нам из Киевского театрального института на третий курс. Мы вместе с ней играли в "Егоре Булычеве" у нас и закрутилось.
За ней многие ухаживали, Ира была очень красивая. Но она, чтобы отвязаться, каждому ухажеру задавала один и тот же вопрос: "У тебя есть балберка?" Он говорил: "Нет". Тогда она заявляла: "А вот у Дурова балберка есть". " А что это такое?" – ошарашенно вопрошал "отставленный". "О-о-о, – загадочно улыбалась Ирина, -это настолько интимное, что я не могу тебе сказать". Ребята подходили ко мне и спрашивали: "Дуров, у тебя есть балберка?" "Да", – гордо отвечал я. "А что это такое?" – терялись они в догадках. "Я не могу объяснить, это вещь такая индивидуальная".
И все обескураженные отваливались, а что делать-то, балберки у них не было… Та балберка, кстати, у меня сохранилась. Да вот она. Знаете, что это такое? Пробочный поплавок от морской рыбацкой сети. Я часто ездил отдыхать к родственникам в Махачкалу, однажды нашел её на берегу, привез и показал Ире.
– А чем еще вы завоевывали внимание Ирины Николаевны?
– Я ухаживал за ней… У всех наших соседей в доме были палисадники, и папа мой тоже разводил цветы. Я для Ирины воровал цветы – отгрызал их. Денег-то не было. А после окончания училища мы поженились и зажили взрослой жизнью.
– Я знаю, что вы любите розыгрыши…
– Причем, не только когда сам кого-то разыгрываю, но и когда меня разыгрывают. Я получаю от этого удовольствие и каждый раз думаю: "Как же талантливо меня облапошили…"
– А что-нибудь из этого можете вспомнить?
– Конечно. Лучше всех, конечно, разыгрывал Юра Никулин. Чего он только не выдумывал! Однажды пригласил меня в Верховный Совет орден получать. Как потом выяснилось, кастрюлю на голову надел, чтоб я голос его не узнал. И я, дурак, обрадовался, поехал. Охранников убеждал в том, что они должны меня пропустить, так как мне назначено… А Никулин поджидал меня у подъезда со словами: "Ну что, приехал все-таки, поверил, как маленький. И не стыдно?"
В другой раз он в Голливуд меня пригласил на съемки. В дирекции театра мне конверт передали – весь в штемпелях. В нем письмо на английском языке, с печатью. Через переводчика я узнал, что там написано. Оказалось, что двух советских актеров – господина Дурова и господина Никулина приглашали на съемки американского фильма.
Для полной правдивости Юра и себе точно такое письмо подсунул. Я ведь, боясь розыгрыша, проверил. Несколько дней я ждал каких-то конкретных переговоров, все перезванивался с Никулиным. Пока, наконец, он не "раскололся", посоветовав мне внимательно изучить печать.
А там было написано латинскими буквами: "Счастливой дороги, дурачок!" Он удивительный был человек, грандиозно талантливый и поразительно добрый.
– А вам удавалось адекватно разыграть Юрия Владимировича?
– Ну а как же? Он у меня в Ленинград съездил на пробы в несуществующую картину. Я позвонил ему из Питера и, изменив голос, в стакан сказал, что он утвержден на роль отца трёх близнецов в советско-шведский фильм "Вишня". И попросил просто формально приехать на пробу сцены с близнецами, которых специально привезли из Швеции.
Юра приезжает в Питер, идет на студию, а я сижу в отеле и представляю, как все происходит. Думаю: "Вот сейчас он приходит в актерский отдел и говорит: "Мне нужна группа "Вишня". Ему отвечают: "Такой не существует". -"Как? У меня назначена проба с тремя шведскими мальчиками-близнецами". "Никаких шведских мальчиков-близнецов нет". И тогда он говорит: "Та-ак, я понял. Зато есть один русский "мальчик"… И только я про это подумал, у меня раздаётся звонок: "Ах ты, такой-сякой, тра-та-та-та!.."
Но не злобно, разумеется. На хороший розыгрыш умный человек не обижается.
– Благодарю вас, Лев Константинович, от имени всех читателей "Призыва" за интересную беседу. Приезжайте к нам во Владимир. У вас там много поклонников.
– Спасибо. Думаю, встреча с владимирцами у меня впереди.

Михаил КОСТАКОВ, заслуженный работник культуры России.
Фото из архива редакции.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике