Сергей Мясоедов – публицист, доктор социологических наук, вице-президент Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО):

О высшем образовании у нас говорят много, громко и невнятно. Основной мотив – дайте денег! Мол, даст государство денег, тогда и будем хорошо учиться.

Не могу с этим согласиться. Я 15 лет отработал в системе академического образования. Еще столько же – в бизнес-образовании. Какая разница между ними кажется важной? Хотя бы такая: в академическом образовании профессора получают $3 за час, а в бизнес-образовании – $50. Поэтому в бизнес-образовании сейчас работают самые сильные специалисты.

Я специально начал с этого заявления. Для бизнес-образования призывы к государству о помощи не актуальны. Нам никогда не давали ни гроша бюджетного финансирования. И мы никогда его не просили. Бизнес-школа учит людей эффективно работать на рынке, учит, как этичным методом делать деньги, получать прибыль. И, если бизнес-школа сама не умеет делать деньги, не может себя прокормить, какое она имеет право кого-то учить бизнесу? Если бизнес-школа просит денег у государства, ее надо закрыть.

Есть мудрая притча: Моисей водил народ израильский по пустыне 40 лет, ожидая, пока умрет последний раб. С начала удачных и неудачных реформ мы прошли половину этого срока. Поколения не сменились полностью. Но, хотя старое находится у руля, подросло новое. Новое поколение – это бизнесмены 25-35 лет. Они основные клиенты бизнес-школ. Это хорошо образованные, энергичные, творческие ребята, которые идут в менеджмент, в предпринимательство и достигают там успеха. Это тягловые лошади, которые вытягивают воз реформирования российской экономики.

Но есть и проблема: наша система академического образования все больше становится тормозом на пути эффективных реформ. Давайте критически посмотрим на наше образование на уровне средней школы, техникума, вуза. Давайте перестанем, как попугаи, повторять, что советская высшая школа – лучшая в мире. Давайте осознаем, что, кроме дипломов физмата и физтеха, российские дипломы не признаются нигде в мире. Давайте вспомним, что образование – это не только профессиональные знания, но и формирование жизненной позиции.

Если представители вузовского образования все время жалуются, что страна их не кормит, как они помогут студентам поверить, что рынок дает возможности для самореализации? Как люди с психологией иждивенцев, будь они трижды доктора наук, могут хорошо преподавать экономику, маркетинг или менеджмент? Они сами не вписались в реформы – хотя это не вина их, а беда.

Чему они могут научить, кроме отвращения к рынку и честной конкуренции? Наши вузы продолжают ковать кадры не для рыночной, а для плановой экономики. Они готовят тех, кто с возмущением требует: "Устройте нас на работу и гарантируйте стабильную зарплату – государство нас учило, теперь обязано кормить". Счастье, что часть выпускников активно и предприимчиво устраивается в новой жизни – вопреки идеалам и ценностям, которые насаждались в их головах традиционной академической системой.

Во всем мире предприниматель – тот, кто создает богатство общества и рабочие места, кто решит проблему трудоустройства для менее одаренных и предприимчивых, кто кормит не способных прокормить самих себя. Это тот, кто тянет вверх кривую экономического роста, создавая будущее страны. Пока наше общество не усвоит эту истину, столетия назад понятую всем миром, мы будем все больше отставать по уровню жизни не только от США, но и от Португалии, которая сегодня принята за ориентир.

Традиционная академическая школа даже одаренных студентов калечит, стремясь привить им потребительскую, социалистическую систему ценностей, отучив самостоятельно думать и принимать решения. Вузовские профессора в основном немолоды – их средний возраст зашкаливает за 60. Они по-своему – хорошие люди и сильны в своих предметах, но не понимают и не принимают конкурентную экономику. Для них рынок – это неприкрытый грабеж, а любой предприниматель – вор, который "должен сидеть в тюрьме". Чего могут добиться их ученики, усвоившие подобную жизненную позицию?

Система ценностей, заложенная в российской высшей школе, конфликтует с системой ценностей западных университетов. Наше образование ориентируется на усвоение огромного количества готовых материалов. Западная школа – на поиск собственных решений. Они, даже слабые, ценятся куда выше, чем повторение, сделанное другими.

Это определяет и построение учебного процесса. Лекции, рассчитанные на запоминание, требуют массу времени. Самостоятельный поиск и обобщение – минимума знаний в аудитории, но больших самостоятельных усилий. Когда российские студенты, не приученные к самостоятельности, приезжают в европейский университет и обнаруживают, что количество занятий в классе составляют 6-8 часов в неделю, начинаются жалобы родителям, что здесь их не учат, сплошные каникулы.

Затем приходит сессия, состоящая из защит самостоятельных проектов. И наши студенты-отличники начинают набирать "хвосты". Кто-то пытается решить проблему, отыскав готовый проект в Интернете. Но это в зарубежных университетах считается плагиатом, этическим проступком, достаточным для отчисления. Так же серьезно карается списывание или подсказка на экзамене.

Наша система образования в условиях рынка и научно-технической революции становится вопиюще неэффективной. Нам надо, не разрушая существующего, срочно формировать альтернативную систему образования, ориентированную на самостоятельный анализ и самостоятельное принятие управленческих решений.

Эта система должна быть выведена из-под контроля министерств и ведомств, и уж тем более, нельзя передавать ее под контроль государственных академических вузов. Она должна находиться только в ведении самостоятельных общественных организаций и объединений, представляющих интересы бизнеса нашей страны.

Иначе мы будем проводить реформы так, чтобы ничего не менять.

В этом печальном случае мы Португалию не догоним никогда.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике