Остап теряет миллион, но находит счастье

ЗВЕЗДОПАД Новая версия "Золотого теленка" выходит на телеэкраны страны

30 января на Первом канале начался показ 8-серийного художественного фильма "Золотой теленок" – самого ожидаемого телевизионного проекта наступившего года. Режиссер Ульяна Шилкина рассказала о нем нашему корреспонденту.

– Почему Вы решили включить в свою экранизацию эпизоды, которые не вошли в первоначальный, классический вариант романа?
– Недавно вышло новое издание романа, которым занималась дочь Ильфа, Александра Ильинична. В него вошли карманные наброски, сцены, которые в свое время не были включены в книгу не только по цензурным соображениям, но и по ощущениям авторов. Мне они показались интересными, тем более, что после первой экранизации прошло уже 30 лет, и сегодня можно сделать все по-другому.
И потом, нам страшно не нравилось, как поступили с Остапом Бендером, что он остался ни с чем, ведь на самом деле Ильф и Петров удивительным образом симпатизировали этому персонажу, но в силу определенных обстоятельств, о которых мы не имеем представления, они вынуждены были его несколько наказать. У нас он теряет миллион, но обретает возможность личного счастья.

– Какие еще изменения Вы внесли в фильм?
– Мы отказались от голоса рассказчика – это противопоказано картине, но очень много текста Ильфа и Петрова перешло в уста главного героя. Но никаких вольностей мы себе не позволяли.

– Фильм по жанру ближе к трагикомедии. Вы специально ставили перед собой такую задачу?
– Это не кинофильм "Голый пистолет", и если мы говорим о комедиях, то к ним никто не стремился. Да здесь и тема другая – если вы хорошо помните роман, начинается он, что называется, весело, а кончается за упокой. Я должна сказать, что никогда Остапа не воспринимала как простого мошенника – то, что делали Леонид Гайдай с Арчилом Гомиашвили. У меня никогда не было такого ощущения этого персонажа, не знаю, почему. Я с детства зачитывалась романом, и когда, повзрослев, изучила его поподробнее, то поняла, что через Остапа Бендера Ильф и Петров, в общем, разобрались с советской властью, вложив в его уста истинное отношение к ней. И за счет этого, кстати говоря, "проскочили" и их опубликовали, потому что придраться было не к чему – все говорится от лица мошенника, типа асоциального и аполитичного. Но в то же время, обратите внимание, как разговаривает Остап, сколько в нем образования – авторы отдали ему лучшие свои черты. Они были одни из самых образованных и эрудированных людей своего времени, и очень хорошо понимали, что происходит вокруг – уже было начало 30-х годов. Соответственно персонаж приобрел уже другой объем, и вся история показывается его глазами.

– Олег Меньшиков сразу согласился на роль Остапа Бендера?
– Меньшиков думал не долго, как мне помнится. С самого начала мы все хотели снимать именно его, но подумали, что никогда не получим его согласия на этот проект. Помечтали, посидели полчаса, покряхтели, погоревали, а потом после этого начали думать, кто бы мог эту роль сыграть. Поэтому были разные кандидаты, о которых вы слышали, в том числе и Константин Хабенский, и Сергей Безруков и многие другие. Но случилось так, что мы все-таки вернулись к кандидатуре Олега Меньшикова, и он дал согласие сниматься.

– Вы уверены в том, что Меньшиков будет органично восприниматься в этой роли?
– Я была убеждена в этом выборе, у меня никакой другой химической реакции не было. Вообще, что касается его присутствия в этой картине, то я думаю, что здесь он абсолютно на своем месте. У каждого из нас свой Остап Бендер. У меня он свой, и разница между нами только в том, что мой, к счастью или к несчастью, оказался на экране, и я за него буду отвечать.

– Как Вам работалось с Олегом Евгеньевичем?
– Вы редкий журналист, который задает этот вопрос (Смеется). Хорошо работалось! Практически сразу мы, наверное, совпали, не было никакого перетягивания. Безусловно, были споры в тех или иных сценах, но это нормальные рабочие моменты. Олег очень профессиональный и тонкий актер, с такими людьми приятно работать.

– А будет ли прокатная версия фильма?
– Мы сейчас сделали 2-часовую версию для проката, но пока думаем над ней. Может быть, мы от этого откажемся.

– Как долго шли съемки, с какими сложностями пришлось столкнуться?
– Проект длился почти два года, он действительно не был легким, первая часть съемок прошла в сентябре 2004 года в Узбекистане, и была, наверное, самая тяжелая, потому что стояли очень высокая температура и песчаные бури. Техника ломалась, люди просто падали в обмороки. Основные съемки проходили в Одессе весной-летом 2005, потом в г. Плес Ивановской области и в Москве.

– Было искушение пригласить в картину актеров из "старой гвардии"?
– Мы три месяца репетировали роль Паниковского с Валентином Гафтом, к сожалению, по состоянию здоровья он не смог принять участие в фильме. Но, я думаю, это судьба, что появился Леонид Окунев, которого никто не знает, но я думаю, все полюбят.

– Это единственный случай или были еще какие-то другие?
– Ну, если вы имеете в виду возрастных артистов, то у нас еще заняты Игорь Дмитриев, Михаил Светин, Кахи Кавсадзе.

– Хотелось узнать про "Антилопу" – ее специально сделали или где-то взяли уже готовую?
– Конечно, был создан специальный автомобиль – его собирали по старым фотографиям на базе УАЗика. Пользовались тем, что попадалось под руку – например, фары сделали из старинных самоварчиков. Управлять таким чудом техники смог только актер Дмитрий Назаров (Козлевич), потому что ездить на нем было дико неудобно – ужасно трясло и руль крохотный. Всего было сделано две "Антилопы" – одна для взрыва, другая для езды. За оставшийся экземпляр сейчас ведется активная борьба – очень много желающих прикупить. Торгуемся.

– Обычно сразу после того, как выходит сериал по классическим произведениям, появляется куча наследников с претензиями и замечаниями. А в Вашем случае что происходит?
– Александра Ильинична Ильф нам помогала, она была на съемках, видела материал и осталась довольна. Наследники Петрова, которые находятся в Америке, проявились недавно, и недовольство их заключалось в том, что они хотели сами написать музыку к фильму.

– Многие режиссеры любят сами появляться в своих картинах, Вы не пробовали?
– Нет, я это дело не люблю. Мне просто не комфортно. Мне интересно снимать, фотографировать, а вот сниматься я не люблю. Я даже на площадке не разрешаю себя снимать.

– Ваши ощущения от фильма – Вы довольны результатом?
– Чем-то довольна, чем-то нет… Если бы я была всем стопроцентно довольна, то меня можно было бы уже куда-то помещать, наверное. Скажем так: есть сцены, которыми я горжусь.

Раиса ВИВЧАРЕНКО.
Фото автора.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике