Оружейных дел летописец

АЙ, ДА НАШИ! Конструктор-пенсионер написал 9 томов по истории российского оружия. Это оказалось легче, чем найти средства на издание книги

Михаил Иванович Черногубов после ухода на пенсию добровольно обрек себя на затворничество и "архивное дело". Живет он в рабочем районе, в шлакоблочной двухэтажке, в двух шагах от бывшей работы в Конструкторском бюро "Арматура" (КБА). Долгими зимними вечерами вместе со своим "секретарем", супругой Тамарой Петровной, складывает историю оружейного изобретательства.

Одним пальцем по компьютерной клавиатуре набрал уже :9 томов оборонного трактата. Труд уникальный и титанический. Здесь подробное описание каждой единицы стрелкового оружия – от начальной винтовки до последних моделей автоматов и крупнокалиберных пушек.Теперь дело у архивариуса за малым – найти современных "рябушинских" и "мамонтовых" для издания своего труда массовым тиражом.

Он уроженец Ивановской области. В 1946 году уехал из родного Юрьевца поступать в Ленинградский военно-механический институт. Оттуда в 1952 году прямой дорогой по распределению в престижное ковровское ОКБ-2, которое свою родословную ведет еще от предреволюционной "оружейной мастерской". Позднее это конструкторское подразделение много раз переименовывалось, но высокую его миссию знали все военспецы СССР – здесь был союзный конструкторский костяк оружейного дела. В своих "исторических хрониках" летописец отразил личный вклад каждого руководителя ОКБ, коротко рассказал об их работе и судьбах.

Разумеется, большая часть там, конечно, о прославленном В.А. Дегтяреве, но были и те, кто попал в репрессивные жернова (как, например, военный инженер 2 ранга П.И. Маин), кто незаслуженно забыт потомками.
Сам Черногубов попал работать под начало талантливого оружейника В.В. Бахирева, который ценил его конструкторский талант и по-отечески опекал молодого специалиста. Позднее Бахирев стал директором ЗИДа, а в середине 60-х его перевели в Москву, где он возглавил Министерство машиностроения.

О своем личном вкладе в конкретное стрелковое изделие Черногубов умалчивает, разве что из полутонов его пересказа можно определить любимую тему – крупнокалиберные пушки. Конечно, в нашей беседе не обошлось и без легендарного Калашникова. Думалось, что наверняка он не мог обойти центральное конструкторское бюро стрелкового оружия. Так и было: первые "калаши" прислали сюда на испытания и доработку. В летописи Черногубова есть уникальные архивные документы о результатах первых испытаний АК: сколько "заеданий" и сбоев, кучность, дальность и прочие тактико-технические данные.

У ковровских собственная гордость: по версии Черногубова, каких-то двух месяцев не хватило ковровским конструкторам, чтобы опередить Калашникова и представить на министерский конкурс свой аналог того же "калаша". Якобы правительство тогда недооценило старания другого конструктора- Константинова, буквально "наступающего на пятки" Калашникову. Не умаляя заслуг последнего, автор тем не менее беспристрастно сообщает, сколько времени потребовалось ковровскому ОКБ для "доводки" АК до идеального состояния – едва ли не год. Была, была в оружейном деле какая-то своя "междоусобная" интрига.: Но какая же история без интригующих загадок, версий и умолчаний!

Со временем ОКБ трансформировалось и перешло под "крыло" конструкторского бюро "Арматура", сориентированного на нужды развивающейся отечественной космонавтики, стало филиалом ГКНПЦ им. М.В. Хруничева. Михаил Иванович приоткрывает "тайное тайных" – как готовился к полету "Буран", какими изделиями снабжало его ковровское КБ, какие случались казусы при запуске корабля многоразового использования. Чего уж теперь скрывать, "Буран" позабыт-позаброшен и покоится где-нибудь в музее. Правда, точная сувенирная копия этого корабля всегда на столе у конструктора. На ней гравировка: "И в виде обломков различных ракет останутся наши следы:" "Черный" юмор содружества знатных конструкторов в самый разгар работы. Но ведь как в воду когда-то глядели:.

Про ковровский вклад в дело обороны страны написано уже немало книг. Пожалуй, лучшей из них считается "Ковровские оружейники" под авторством конструктора О.С. Русакова. Но, во-первых, в советских книжках есть ощутимый пробел: там форма давит на содержание, почти в каждом абзаце "по велению партиии и правительства:", " руководствуясь директивами съезда:" и прочие насквозь идеологизированные ремарки. Такую книжку сейчас хоть "сахаром облепи" – редкий читатель дойдет до десятой страницы.
А во-вторых, уж слишком "персонифицированный" характер имеют эти труды. Биография того или иного из оружейников, конечно, расписана детально, а про конкретное "номерное" изделие его ума и таланта – от силы пять строчек. Понимаем: цензура свирепствовала вовсю. Тем дороже сейчас труд М.И. Черногубова, где все подтверждено документами "строгой отчетности": приказы, технические заключения, акты приемки, фотоснимки с 1921 по 1966 годы – все подлинно. Труд включает в себя 10 разделов с подробным описанием "убойной силы" каждого стрелкового изделия ЦКБ, и даже прицелов, боекомплектов, сошек и станин. Это не только бестселлер, но и отличное учебное пособие для молодого поколения оружейников.

Весь вопрос в том, когда эта книга увидит свет? Ковровский горсовет имеет желание ее издать, но :не имеет возможности. Руководитель местного издательства "Великоросс", сам знатный коллекционер П.В. Абросимов, берется выпустить макет книги – на другое у него не хватает средств. Кто больше:?

Анатолий ПАРФЕНОВ.
Фото автора.
г.Ковров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике