16+

КОРОЛЬ ОПЕРЕТТЫ ПЕЛ СО СВОЕЙ ПРИНЦЕССОЙ

На сцене театра им.Луначарского с большим успехом прошел спектакль "Граф Люксембург" с участием звездной пары московской оперетты – народного артиста России Герарда Васильева и Жанны Жердер.
После спектакля наш корреспондент побеседовал с артистами.

– Герард, совсем недавно вас поздравляли с 70-летием. Как вы относитесь к своему возрасту?
– В паспорт заглядываю лишь по необходимости. Форму мне помогают держать армейская закваска, любимая работа и счастливая семья. В конце концов 70 лет – это всего лишь промежуточный пункт на марафонской дистанции творчества.
– Вы работает в жанре, где все перемешано: смех и слезы, любовь и ревность, трагедия и фарс… А что в жизни?
– Все было. В декабре 42-го года умерла мама (отец был на фронте), и мы с братом Анатолием остались одни. Нас забрали к себе друзья родителей (они жили в Архангельске), хотя у самих была большая семья. Но бабушка потребовала, чтобы нас привезли к ней, в Горький. Глубокой осенью 43-го мы с братом перебрались к бабушке и узнали, что в марте она получила последнее письмо от своего сына – нашего отца.
В связи с этими переездами я в первый класс пошел, когда мне было девять лет. Меня отдали в Горьковское суворовское военное училище.
– А почему именно в суворовское?
– Была война, и я собирался стать военным. Но в городе проходил гарнизонный смотр художественной самодеятельности, где я отличился. Председателем жюри был Струков Иван Яковлевич, солист Горьковской оперы. Будучи немолодым человеком, он все же поднялся на четвертый этаж, где я переодевался после концерта, похвалил меня: "Ты обязательно должен учиться пению – у тебя хорошие данные".
И все же я служил дальше. Даже когда позже поступил в консерваторию. Лишь в 1961 году я был отпущен в запас и по окончании консерватории поступил в труппу Новосибирского театра музыкальной комедии, где проработал сезон. А когда последовали приглашения в Ленинград и в Москву, я выбрал Московский театр оперетты. И вот с 68-го года я здесь.
– Как вы думаете, от чего зависит судьба оперетты?
– Ни от чего. Только от того, что когда-то этот жанр родился. Он живет и умирать не собирается.
– В вашем имени много "гордых" букв, оно – сценическое?
– Вы не первый, кто меня спрашивает об этом. Моя мама из рода Тургеневых. Зная язык, она зачитывалась французскими романами… Но, скорее всего, меня так назвали в честь фламандского картографа XVI века Герарда Меркатора.
– Пошел ли кто-нибудь из родных по вашим стопам?
– Мой брат, сын Вячеслав (назван в честь моего отца) окончили консерваторию, они – профессиональные певцы.
– Не секрет, что очаровательная молодая женщина с вами – Жанна Жердер – ваша жена…
– …и актриса нашего театра.
В разговор включается Жанна:
– В театр я пришла очень рано – в 19 лет, работаю здесь уже 19-ый сезон. Родилась, можно сказать, за кулисами Свердловского театра музыкальной комедии. Мне повезло – я никогда не играла маленьких ролей. С детства знала наизусть все оперетты. Мне было 15 лет, когда поступила в Гнесинское училище.
– Итак, Жанна – потомственная "принцесса" оперетты! Но была ли "повинна" оперетта в вашем супружестве?
– Еще как! Мы много лет служим в одном театре, хотя я почти не работал с Жанной в паре из-за разницы в возрасте. Но однажды заболела моя партнерша, и мы с Жанной сыграли "Принцессу цирка" – вот на этом спектакле все и произошло… На другой день мы встретились, как-то по-особенному посмотрели друг на друга и почти объяснились в наших чувствах…
Преодолевали сложности: я-то вдовец, но Жанна была замужем… В ЗАГС зашли, не снимая пальто, без свидетелей. Нам никого и ничего не было нужно, кроме самих себя… И так вот уже шесть лет.
Жанна: Мне наши чувства дали очень многое как актрисе. У меня как бы открылось, нет, не "второе", как у спортсменов, а какое-то "третье" дыхание.
Герард: Даже когда я играю спектакль без Жанны, а она – в зрительном зале, мне уютно. Я знаю, что на меня смотрит любящий человек, который мне честно сделает замечания: где я был плох, где хорош.
Вновь обращаюсь к Жанне:
– Герарда Васильева называют "королем оперетты". Вы чувствуете себя рядом с ним королевой?
– Принцессой. Королевой еще нет. Живя с ним, я ощущаю себя как в сказке. Я никогда не думала, что душе может быть так комфортно. Для меня он – эталон мужчины, артиста, партнера.
– Но вас, Жанна, не может не волновать, что женщины, невзирая на возраст, трепещут при появлении вашего мужа на сцене?
– В этом виновны его сценические герои, в которых они влюбляются. Хотя, конечно, и он молодец, если так их играет…
В разговор вступает Герард:
– Я люблю Жанночку еще и за то, что она подарила мне сына. Нашему Сереже уже два года. Я люблю с ним возиться. Все свободное время посвящаю ему.
– "Счастье – в любви", – говорит молодость. "Счастье – в покое", – говорит старость. За вашими плечами – большая жизнь. Так в чем же, по-вашему, счастье?
– Счастье и несчастье ходят рядом. Несчастье трудно переносить, счастье страшно утратить. Для меня счастье – моя семья и работа. Бог даст, голос мой не позволит мне уйти со сцены. Я буду петь, пока живу, и жить, пока пою…

Михаил КОСТАКОВ.
Фото автора.
г.Владимир.

Просмотры: