Право открыть сезон выпало премьерному спектаклю по малоприметной пьесе Виктора Мережко <Мужчины по выходным>. Пьеса мало ставилась прежде, и теперь лишь изредка встречается в репертуарах провинциальных театров. Во Владимире на суд зрителей пьеса предстала с новым, длинным, как кавказский тост, названием: <Пусть плачут те, кому мы не достались. Пусть сдохнут те, кто нас не захотел>.

Под такой тост-отчаяние, наверное, выпивают огрубевшие от обессиливающей работы одинокие женщины, с поломанной судьбой.
Квазифольклорное, зомбическое название спектакля, направленное, видимо, на то, чтобы завлечь большее количество зрителей, походит на дань безвкусной моде перестроечных времен, когда наши милые женщины носили яркие лосины, свитера-платья и немыслимую пластмассовую бижутерию.
Мужики же, под стать им, носили мохеровые кепки "с начесом" и пиджаки с подбитыми ватой плечами.
Грубоватая присказка, ставшая названием спектакля, стала откровением и кармой для самого сценического действа. Будем откровенны, многим из нас по душе помуссировать щепетильные и подчас скользкие темы. Тем не менее, мы знаем, где надо остановиться. Но, видимо, не все.
Высказанное после премьеры одним из зрителей: <Ну, так: нормально: чуть-чуть пошло:> – может служить оценкой спектаклю, а скорей всего, режиссеру и художественному руководителю, но не артистам.
Свои роли они исполнили очень реалистично. Но главное в другом. С упрямым постоянством в репертуаре <Вечернего> появляются постановки упрощенного порядка. Видимо, это и есть заявленный хозяином <Вечернего театра> поиск своего, упрощенного зрителя.
Отсутствие творческих составляющих на любом процессе сказывается дурно, а уж в театре – подавно. В работе над спектаклем <Пусть плачут:...> не принимали участия ни композитор, ни художник-постановщик, творчество коих, даже при самом откровенном провале, позволяет не потерять лица театру.
По-обывательски всё понятно. Упрощение всего во имя удешевления производственного процесса, с целью увеличения прибыли хорошо лишь до той поры, пока не пересекается с высказыванием <простота - хуже воровства>.
Здесь вступают в противоречие понятия рыночная стоимость и художественная ценность. Но это уже мало волнует создателя спектакля, когда все билеты проданы.
Неужели всё-таки публика – дура? Возможно, если, "неся культуру в массы", руководство <Вечернего> допускает грамматические ошибки даже при написании названия спектакля в программке.
А зритель всё это <съедает>, принимая за деликатес.

Аркадий БОГДАНОВ.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике