кумиры

Александр Малинин: С сыном не спорим, кто из нас круче

Малинин – один из немногих долгожителей российского шоу-бизнеса, который постоянно экспериментирует. Благо есть с чем работать – как говорит сам Александр, "голос не пропьешь!". С ним встретились наши корреспонденты.

– Вы недавно стали народным артистом Украины. Мнения прессы по этому поводу разделились: одни говорят, что это звание – награда за концерты в поддержку одного из кандидатов в президенты Украины, другие – за ваш шикарный украинский альбом…

– Тут нет никакой политики – я получил звание за вклад в украинскую культуру. В позапрошлом году я был человеком года в Украине.

– В вашей семье есть украинские корни?

– Нет. Я никакого отношения к украинскому народу не имею.

– А язык знаете?

– Да – погано, но размовляю! На студии есть человек, который мне выправлял произношение слов в текстах песен моего украинского альбома.

– В быту общаетесь, когда бываете в Украине?

– Редко. Но люблю на украинском травить анекдоты. Есть очень смешные, но, увы, они не для прессы – неприличные.

– Александр, в Чебоксарах прошел ваш единственный концерт – все средства от него вы направили на строительство республиканского Детского центра вирусных гепатитов. Что вас подтолкнуло к этому?

– Подтолкнуло желание помочь детям Чувашии. Можно было бы чаще давать такие благотворительные концерты, но засасывает текучка. Много работы, семья большая – надо ее кормить. Но я всегда помню, что есть и другие – им тоже надо отдавать.

– У вас появилось много новых песен в стиле вашего хита прошлых лет "Осторожно, двери закрываются". Решили вернуться к рок-н-ролльному стилю?

– А я никуда и не уходил – делал свое дело. Параллельно работал в разных стилях, в том числе пел и рок-н-ролльные песни, о которых вы говорите. Просто в разные периоды что-то превалировало. Но на сольных концертах все это отлично гармонировало, не мешало друг другу.

Формально шоу-бизнес похож на обычное производство. Например, есть известные бренды, под которыми делаются совершенно разные вещи – домашние кинотеатры, стиральные машины и мобильные телефоны. Так и на эстраде – под моим "брендом" выходят романсы, попса, какие-то философские вещи. Разница в другом: фабрика производит только то, что пользуется спросом, а я пою только то, что хочу сам.

– Да, такое бывает редко, чтобы творец был в ладу с самим собой, пел что хотел, да еще и деньги за это получал…

– Чтобы стать долгожителем на нашей эстраде, надо правильно расходовать свой потенциал. А я, к сожалению, понял это не сразу. Были периоды, когда сжигал себя чуть ли не дотла. А это неправильно. Не обязательно форсировать звуком, можно где-то на эмоции выйти, на театральном действе. От этого мои способности не умаляются, и качество концерта хуже не становится. Просто есть определенные приемы, которыми пользуются все.

– Трудно даются новые песни?

– 15 новых песен, которые я сейчас пою, действительно очень сложные. И я их постепенно вводил в свою программу. Верха высокие, яркие и богатые по текстуре, тяжелые физически. Но я не ищу легких путей. Чем сложнее концерт, тем мне интереснее работать. Зрители видят, что человек поет вживую, берет такие высокие ноты прямо перед ними, у края рампы – это заставляет их уважать меня как артиста.

– То есть хлопушками, дымом и другими спецэффектами сегодня зрителя не привлечешь?

– Надо просто петь живьем. Надо быть артистом на сцене, а не ремесленником. Не открывать рот под фонограмму, а создавать искусство.

– Ваша программа "По дороге домой" чем отличается, например, от "Территории любви"?

– Здесь у меня больше песен. Мы поставили много новых номеров с другими костюмами.

– Говорят, что ваша модельер Татьяна Кудрявцева раньше жила в Америке и делала костюмы для бродвейских постановок. А что нового она придумала для вас?

– Я не могу про это рассказать. Надо прийти и увидеть все своими глазами. На мой взгляд, это все очень красиво. Но понятие "красоты" очень субъективно.

– Ваш сын Никита учится у вас манере держаться на сцене, берет ли уроки вокала?

– Он параллельно дает свои собственные сольные концерты. Поэтому мы видимся нечасто. Есть какие-то семейные праздники, когда мы встречаемся – дни рождения, годовщина свадьбы.

– А раньше – до "Фабрики"?

– Ну, конечно, я с ним занимался вокалом. Он работал в моем коллективе бэк-вокалистом, ездил на гастроли. Смотрел как я работаю, учился у меня. Он грамотный музыкант и все время совершенствуется. Очень многое ему дала и "Фабрика.

– Не появилась ли у него после "Фабрики" "звездная заносчивость" по отношению к вам?

– Нет. Он всегда очень уважительно относится ко мне. Для него папа – авторитет. Нет такого, что он круче или я – круче.

– Александр, как вам удается всегда оставаться в такой хорошей физической форме? Это от природы?

– Я стараюсь поддерживать себя. На самом деле, я иногда даже сутулюсь. Поэтому занимаюсь со штангой. Купил для дома все необходимые "железки". Вот поупражняешься со штангой и хочется расправить плечи, "мозжечком тянуться к солнцу". Правда, я работаю с одним и тем же весом, просто для мышечного тонуса, потому что дома страховать некому.

– За рубежом поете на русском?

– В основном. Ведь на концерты приходит русская публика. Иногда те приводят своих друзей – коренных жителей. Иностранцы ничего не понимают, но мой голос им нравится.

Специально для "Призыва" Евгений Глуховцев, Раиса Романенко.

г.Москва.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике