Олег АНОФРИЕВ: В молодости я был еще тот стиляга

"Призыв" отправился к народному артисту России Олегу Анофриеву - поздравить с 75-летием и взять интервью для своих читателей

Олег АНОФРИЕВ: В молодости я был еще тот стиляга

"Призыв" отправился к народному артисту России Олегу Анофриеву – поздравить с 75-летием и взять интервью для своих читателей

У вас есть дети? Проведите над ними эксперимент, и убедитесь – этот голос они наверняка узнают за секунду.

Если детей нет, проверьте себя. Результат – тот же. Каждый из нас вырос на "Бременских музыкантах" и знает, что почти все роли там поет-озвучивает Анофриев. Даже за Атаманшу. А началась его популярность…

– О-о, даже страшно вспомнить – более полувека назад! Это был короткометражный фильм "Секрет красоты". Там героиня Тамары Носовой, горе-парикмахерша, обстригла своего приятеля-стилягу так, что у него на голове оставался один чубчик.

Я не мог предположить, что 20-минутный фильм может иметь такой успех! Его крутили вместо журнала перед каждый сеансом во всех кинотеатрах. Меня стали узнавать на улицах. А когда на пластинке появились песни из фильмов "Путь к причалу" и "Там, где кончается асфальт" ("Я хочу, шофер, чтоб тебе повезло") – стали узнавать и голос.

– Вы из актерской семьи?

– Нет. Папа врач, а мама, когда была молодой, еще до революции, успешно сдала экзамены в театральное училище. Но когда она радостная пришла домой, отец ее выпорол и запер. Потом она вышла замуж и – прощай, мечта! Когда я поступил в Школу-студию МХАТа, мама была счастлива. Тем более что опасалась за мое будущее из-за руки…

– А что с рукой?

– Я в войну был пацаном, но все помню. Нас эвакуировали в Свердловск. Мы ехали в вагонах метро, прицепленных к поездам, целый месяц. В эвакуации пробыли недолго, вернулись, и тут однажды мы с ребятами нашли в подвале гранату. Я снял кожух, высыпал порох. Запал взорвался в моей левой руке. С тех пор все пальцы изуродованы.

Нас у родителей, кроме меня, было еще два брата. Старший погиб под Новороссийском в начале войны. Второй прошел концлагеря, ранен, дважды попадал в плен. Вернувшись из Финляндии, оказался в нашем лагере как изменник Родины. Вышел только после смерти Сталина.

– А вы видели Сталина?

– Только в гробу. Мы с ребятами раза четыре бегали в Колонный зал, вокруг гроба ходили. Наша актерская студия была рядом, вот мы и бегали посмотреть на вождя в гробу. Вокруг было перекрыто машинами, армией, но мы все равно проходили. Я обманывал милиционеров, пробирясь к своей возлюбленной, которая жила на Пушкинской. Покупал полбуханки хлеба, на большее денег не было, подходил к милиционеру и канючил: "Пропустите, я же с хлебом, мне домой надо". Пропускали.

– И чем же закончился этот "авантюрный" роман?

– Она стала моей женой – единственной. Наталья Георгиевна, с которой мы живем более 50 лет, – врач. Дочь Мария – тоже врач. Старшая внучка Наташа закончила тоже мединститут, а младшая, Анастасия, закончила школу – пока еще не определилась.

– А правда, что в молодости вы были заправским стилягой?

– (Смеется). Я, конечно, носил ботинки на микропоре, но они, пожалуй, были единственной модной деталью моего гардероба. Но "стиляжные" задатки у меня были. Их увидели и пригласили сыграть в "Секрете красоты". После его выхода меня и обзывали стилягой.

– Чем вы объясните успех "Бременских музыкантов"?

– Мы стояли у истоков жанра. Первое всегда дороже повтора. Тогда у нас ВИА только начинались. А в мультфильме появились зверушки, что дало возможность пройти цензуру. Они пели, играли – ну чем не ВИА?

– А вы были уверены, что сможете спеть за всех персонажей?

– Я и раньше работал на озвучивании мультфильмов. Иногда до смешного доходило. Если не было песни, я придумывал ее и стоял наготове: "А можно здесь мой герой споет?" А мне говорили: "Пусть он здесь помолчит".

– Даже ваши отрицательные персонажи не поют "злым" голосом.

– Спасибо за комплимент. В детской сказке не место злости. Я вырос в подворотне, мы пели блатные песни, но когда все это вытаскивают на сцену, кончается искусство.

– А какие песни вы пели дочке и внучкам, когда они были маленькими?

– С дочкой получилось смешно – мы ждали мальчика, а родилась девочка. Пришлось ей засыпать под "спи, усни, мой шалунишка, баю-бай, мой ласковый малыш". Для следующего поколения, внучек, я уже написал специально "персональные" колыбельные песни.

– Самая известная в вашем исполнении песня – "Спят усталые игрушки…"

– Между прочим, этой песенке скоро будет 40 лет. Позвонил мне Аркадий Островский: "Олеж, не обижайся на меня. Я тут левой ногой написал детскую песенку. Она пустяковая, но запиши ее для меня". Спел. Очень давно с ней идет борьба – то поменяют на одну, то на другую, но никак не выживут из передачи "Спокойной ночи, малыши!"

– Вы играли в нескольких театрах. Почему уходили?

– У меня есть стихотворение, которое заканчивается такими строчками: "Я разлюбил профессию, которой сродни пустой и чистый белый лист". Актер – это не призвание, а ремесло. Артистом может стать каждый, вспомнить хотя бы итальянский неореализм, там прекрасно играли люди с улицы. Артистов много, талантливых – наперечет. С годами их становится все меньше. У меня очень жесткий критерий. С кем из нынешних можно сравнить Смоктуновского, Леонова?

– Вы человек разносторонний: артист, певец, поэт, композитор… Но кто – в первую очередь?

– Судите сами. Стихов написал более сотни, музыку к 40 песням, снялся более чем в 60 фильмах…

И если не считать моего супружеского постоянства, я и в быту внезапный. Променял 3-комнатную квартиру в центре Москвы на дом в деревне. Правда, это недалеко от города, минут 20 на машине, но жизнь иная. В Москву больше не вернусь.

– А как жена относилась к "зигзагам" вашего творческого пути?

– Критиковала, предостерегала, часто была права. Но перевоспитать так и не смогла.

– Я вижу, вы продаете сами CD с песнями в вашем исполнении…

– И ничуть не испытываю неловкости. Это и коммерция, и удовольствие. Покупают и дети, и родители. За всю жизнь я не выслушал столько добрых слов!

– Дары приусадебного хозяйства вам помогают?

– Это большое подспорье. Но когда денег "внапряг", мы относимся к этому философски. Для сограждан привычно ограничивать свои потребности.

– А знаете, что будете делать завтра?

– Конечно. Завтра выступаю на концерте – пою свои песни.

Михаил КОСТАКОВ.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике