Театр начинается с юмора

27 марта все страны отмечают Международный день театра

Закулисье недоступно рядовому зрителю, но очень интересно. В жизни театра немало курьезов и розыгрышей. Приоткрыть занавес и рассказать о том, что творится в повседневной жизни артистов, нам поможет главный режиссер Владимирского областного театра кукол Владимир Миодушевский.

Владимир Георгиевич – человек театра не в первом поколении. Истории, которые он поведал "Призыву", – не выдумки, это реальные события, происходившие в династии Миодушевских на протяжении многих лет.

История первая (совсем не детская)

Одному актеру выпала честь в кремлевской елке исполнить роль зайчика. Для него это было очень серьезно. Он всю ночь готовился к ответственному событию, но под утро сон его все же сморил и в результате он проспал. Пришел практически к концу мероприятия, второпях надев костюм зайца задом наперед. Дед Мороз не растерялся и сказал, что один зайчик – точно мальчик! Это стоило актеру работы – из ТЮЗа его выгнали. Однако потом он стал одним из режиссеров МХАТа.

История вторая (народная)

Бабушка Владимира Миодушевского была актрисой театра. Она с коллективом часто ездила по колхозам со спектаклем "Поднятая целина". Спектакли проходили при свете керосиновых ламп. Зрителей собиралось много – весь колхоз, приходили даже с грудными детьми. И вот в одном из колхозов зрители, видимо, съели много гороха, потому что весь спектакль то тут, то там раздавались соответствующие звуки. Атмосфера наполнилась стойкими "ароматами", по этой причине или нет, но керосиновые лампы стали гаснуть. Режиссер попросил председателя колхоза сделать объявление в антракте: "Товарищи колхозники, просьба не вонять! Артисты обижаются!" После этого актеры не могли играть, потому что истерически хохотали, вспоминая это объявление.

История третья (студенческая)

Когда Владимир Миодушевский учился в Нижегородском театральном училище, ему приходилось быть "гонцом" у "Ленина". Актер, играющий вождя мирового пролетариата, был неравнодушен к алкоголю. Жена и помощник режиссера конвоировали его, чтобы тот ни-ни. Каждый раз, когда оставался час до начала спектакля, он говорил "Мне надо сосредоточиться", и его запирали в гримерке. Актер высовывался из окна гримерки (под которым находились Миодушевский с товарищами) и говорил картавым голосом своего героя:

– Батенька, вот тебе трешенка, принеси мне водочки! Это архиважно!

Студенты, исполнив это поручение, привязывали бутылку к веревочке, с помощью которой "Ленин" поднимал ее на второй этаж. Актер получил необходимую "подзарядку", студенты – удовольствие, а жене и режиссеру осталось только разводить руками.

История четвертая (почти шекспировская)

В Иванове был такой случай. Труппа, тогда состоявшая из одних мужчин, приехала в детский лагерь со спектаклем "Прыгающая принцесса". Оказалось, что актеры забыли костюмы кукол – Бабы Яги и Принцессы. Возвращаться за костюмами не было времени, пришлось обойтись "подручными средствами". Взяли у технички черный халат, а у медсестры – белый. Артисты разделись до трусов, нацепили на себя халаты – так и играли с голыми волосатыми ногами. Все ухохатывались.

История пятая (о жизни собачьей)

История произошла еще до революции. Какой-то режиссер-новатор решил использовать в спектакле следующий ход: по следу преступника бежали штук пять собак – это было очень эффектно. Для того, чтобы они "шли по следу", по сцене разбрасывали кусочки колбасы. Но в одном из спектаклей собаки, вместо того, чтобы пробежать от одной кулисы до другой, вдруг свернули в суфлерскую будку. Оказалось, суфлер в это время жевал бутерброд с колбасой, забыв о том, что запах может привлечь четвероногих актеров. Суфлер был в шоке, собаки – довольны.

История шестая (политическая)

Прадед Миодушевского очень много гастролировал по разным городам. Тогда существовал обычай – перед началом гастролей приглашать местного губернатора на открытие. Губернатор Тифлиса, по мнению Миодушевского, плохо встретил труппу. И тогда прадед, гордый поляк, вопреки мнению других актеров решил сорвать гастроли:

– Мы не будем здесь выступать, и все!

Начался спектакль "Свадьба Кречинского", где по роли прадед должен был выходить пьяным. Он по-настоящему "принял на грудь" и, посмотрев в губернаторскую ложу, сказал:

– Чтоб я для такой сволочи играл!

В 24 часа труппа была вынуждена покинуть город…

История седьмая (патриотическая)

Один народный артист Башкирии был любителем выпить перед спектаклем, за что другой артист, секретарь парторганизации, его всегда за это ругал. Актеру надоели нравоучения, и в один прекрасный момент он решил подшутить над коллегой. Не пожалел денег, купил водки и разлил в огромные жестяные кружки. В момент, когда в спектакле прокричали "За Родину, за Сталина!", пришлось объекту шутки выпить залпом полную кружку (при такой фразе остановиться было нельзя). Вдобавок к этому после спектакля шутник "добил" коллегу фразой:

– Меня ругаешь, а сам пьешь!

История восьмая (эпистолярная)

Один актер в Вологодском ТЮЗе стал "угасать", у него уже не было вдохновения. Коллеги решили возродить в нем актерский запал и написали ему письмо от некой женщины: "Меня пленяет ваша игра. Я прихожу на каждый ваш спектакль. Мне ничего от вас не надо, я просто вас люблю!" Надушили письмо французскими духами и передали ему. После этого с актером стали твориться чудеса! Он играл в 10 раз лучше – творческий источник забил вновь. Заклеив это письмо в целлофан, ходил и всем показывал, чаще всего своей жене. После этого надо было уже спасать его жену, потому что актеры поняли, что переборщили!

История девятая (военная)

Бабушка Миодушевского работала в молодежном театре, шефствовал над которым Вахтанговский театр. Всей труппой (в числе которой были работники Вахтанговского театра – поэт Павел Антокольский и режиссер Зоя Бажанова) они ездили выступать на фронт. Во время фашистского налета актеры успели спрятаться, а Антокольский и Бажанова под обстрелом не успели добежать до укрытия. Они упали на землю – он лег на грудь, а она – на спину.

– Зоинька, почему ты так странно легла?

– Хочу посмотреть в глаза той сволочи, которая будет в меня стрелять!

Эпилог

Таковы театральные будни. Очень часто в жизни театра комичное граничит с трагичным. Даже в детских спектаклях. Казалось бы, чем могут быть опасны дети? Но именно юная публика порой реагирует неадекватно. Был случай, когда один актер, играющий Шапокляка, был обстрелян из рогаток – он потом долго ходил в синяках. Или ребенок, оказавшийся в какой-то момент без родительского присмотра, может выйти на сцену, просто стоять, смотреть, и бывает трудно уговорить его вернуться на место.

Несмотря на профессиональный риск, актеры делают свое дело. Владимирские театры остаются важнейшими центрами культурной жизни. Премьеры спектаклей становятся событиями. Яркие творческие личности – артисты, режиссеры, музыканты, определяют уровень и значимость театрального искусства.

Татьяна ЛАПАТИНА.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике