встреча для вас

Карлсон, сирота испанская

Его знают все. 35 лет он с упоением играет роль Карлсона в Московском театре Сатиры, которому служит с 1961 года. Вся страна смотрела культовый фильм "Белое солнце пустыни", где он сыграл Саида. Большинству он знаком как пан Директор из "Кабачка 13 стульев". Народный артист России Спартак Мишулин недавно побывал на гастролях во Владимире.

– Скажите, Спартак Васильевич, а на вашего Карлсона все дети одинаково реагируют?

– Да, это ведь материализованная мечта ребенка. А иногда на спектаклях встречались взрослые, которые защищали Фрекен Бок – они считали, что детям требуется такая дисциплина и строгость. И, помню, давно в "Литературке" была статья, в которой нас ругали за то, что мы развращаем детей, и приветствовали Фрекен Бок… А другие в конце спектакля даже плакали, потому что спектакль про детство, а детства у нашего поколения не было.

– Вы думали о преемнике на вашего Карлсона?

– Конечно, я же не вечен, а спектакль идет уже 35 лет. Мне одному уже трудно играть, потому что в месяц у меня идет по 12 спектаклей. Я хочу дождаться 2000-го спектакля, и это будет абсолютный рекорд, чтобы спектакль шел так долго без доделок и переделок. За все время только костюмы где-то подштопывали.

Между прочим, я не должен был исполнять эту роль. Я пробовался на Жулика. А на Карлсона – два или три очень известных актера. Но что-то у них не получилось, и мне сказали: "Спасай!" Я был уже "в материале" и сразу вошел в образ Карлсона. Как потом выяснилось, он ненамного отличался от задумки самой писательницы. Вплоть до цвета костюма и грима.

– Когда закрыли "Кабачок 13 стульев", ходило множество версий, почему это случилось. Однако никто из артистов на эту тему не распространялся. Но сегодня вы можете об этом рассказать?

– Да, версий ходило много. Лех Валенса, который много лет назад проиграл президентские выборы в Польше, в то время развивал профсоюзную деятельность. Это не понравилось нашему тогдашнему руководству. И то, что наш "Кабачок" был "польским", сыграло роковую роль в судьбе популярнейшей телепередачи.

– Маска пана Директора сделала вас очень популярным, но не мешала ли она вам в актерской работе?

– Бывали, конечно, трудности. Некоторые кинорежиссеры опасались этой маски и не приглашали меня, но тот, кто не боялся, по-моему, не проигрывал. Я снялся в 80 фильмах. Да и в театре характеры моих персонажей не напоминали маску пана Директора.

– Признайтесь, Спартак Васильевич, приятно быть узнаваемым артистом?

– В этом есть и свои минусы. Однажды мне пришлось, чтобы не узнали, месяца три в гриме ходить. Правда, только по ночам. У нас сожгли дачу, и я, чтобы подработать, устроился в коммерческую палатку около "Мосфильма" – водку продавать в ночную смену. Платили хорошо, но все равно было стыдно и жутко. Хотя на покупателей мне везло: многие были навеселе, а некоторые просто в дымину пьяные, так что моя персона их интересовала гораздо меньше, чем продукт, который я им выдывал.

– Тайна вашего появления на свет покрыта мраком неизвестности. Что же вы все-таки знаете о своих родителях?

– Об отце абсолютно ничего. Есть несколько версий, кто я такой на самом деле. Одну из них – наиболее правдоподобную – я вам расскажу. Я один из тех детей, которых в 36-м году привезли из Испании в СССР. Так и напишите: Спартак Мишулин – испанец, хотя не знает, какая такая фамилия у него была: Санча или Манча? До сих пор надеюсь: а вдруг я сын миллионера и мне наследство причитается?

– А про маму что можете рассказать?

– Мама занимала пост замнаркома золотопромышленности, поэтому ей некогда было особенно со мной возиться. И моим воспитанием занимались дядя – ректор Академии общественных наук при ЦК КПСС и его жена. Маму вскоре сослали в Учкудук. После освобождения она переехала в Ташкент, где и умерла. И остался я, испанский сирота, один-одинешенек.

– Вы все-таки продолжаете настаивать на своем испанском происхождении. А версию о том, что известный артист Мишулин в юности сидел в тюрьме, будете опровергать?

– Конечно, нет! Я даже паханом был, на нарах сидел и на жаргоне фортово изъяснялся. Хотите, сейчас вспомню: "Прокнокал я, что ты до звонка к Марьяне хиляешь"… Ага, поверили? А это текст из моей роли в фильме "Бедная Саша". Если же серьезно, то я был паханом только от слова "пахать" – работал трактористом около тюремных лагерей в Анжеро-Судженске.

– А как вы там оказались?

– Как многие мои сверстники, мечтал о военных подвигах и решил отправиться на войну. Ради этой цели я в 12 лет сунулся в Суворовское училище. Думал, что оттуда пацанов посылают на фронт, а нас загнали в эвакуацию в Сибирь. Как только приехали, я сбежал и начал самостоятельную жизнь. Сначала я был прицепщиком. Потом стал "паханом"-комбайнером, эта работка посложнее, особенно если колос лежалый.

– Расскажите о своей семье – я знаю, что это ваш тыл и вы преданы ей.

– Моя семья состоит из жены Валентины, дочери Карины и пуделя по имени Лаврентий Палыч.

Моя жена – необыкновенная женщина. Я это понял 36 лет назад, когда мы познакомились с ней на телецентре. Она там работала монтажером в программе "Время". Я как подошел к ней-так и остался на всю жизнь рядом.

Карина – наша единственная дочка. С малолетства я таскал ее в театр. Совсем маленькой она уже играла в моих детских спектаклях и приросла к театру. Она выросла и стала актрисой. Когда она оканчивала училище, я бы мог ее пристроить в какой-нибудь крупный театр. Но ее индивидуальностью заинтересовался главный режиссер театра на Перовской. И я ей посоветовал идти туда, где она будет играть, а не просто числиться в труппе. Работы у нее много – и почти все роли главные.

Михаил КОСТАКОВ, заслуженный работник культуры России.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике