Из-за королевы оперетты дрались поклонники

Оперетта – это шлягер, канкан, любовь, страсть, цветы, праздник – что бы ни происходило за стенами театра. Оперетта – это суверенная сказочная страна. И у этой страны есть своя Королева. Её имя – Татьяна Шмыга. И даже родиться Королева умудрилась в праздник – 31 декабря.

– Я родилась 31-го в девять вечера, чуть-чуть не дотянула до боя курантов, – смеется Татьяна Ивановна. – Это самый лучший день для рождения. Правда, в паспорте лишний год, но это не беда. Зато всегда, даже в самое трудное время, мой день рождения отмечался. Сначала гости поднимают бокал за мое здоровье, а затем и Новый год стучится в дверь. Чего хочется? Встретить Новый год еще много раз.

Примадонна остается примадонной – эти слова в адрес Татьяны Ивановны Шмыги хочется повторить в эти юбилейные дни для нее, ведущей солистки Московского театра оперетты, с которым неразрывно целых 50 лет связан ее творческий путь.

Татьяна Шмыга – "сама Муза оперетты, первая леди жанра", которой присущи "напевный артистизм", техника причудливых обертонов, изящество фразировки, тонкого психологического рисунка, никогда не отягощенного внемузыкальными акцентами, прозрачная беззаботность и ажурная ирония, умное лукавство и афористичность натуры…" Красиво, но главное, верно сказано.

Её знают наши деды, родители и дети. Многие годы под неё стриглись, одевались, под неё пели и танцевали другие актрисы. Её имя стало символом российского музыкального театра.

– Татьяна Ивановна, откуда в вас этот парижский шик? Откуда вы знаете, как говорят и смотрят графини, как носят туалеты и танцуют принцессы?

– Родители, всё родители. В папе была частичка польской крови. Так что, может быть, и польская шляхта виновата? К искусству они прямого отношения не имеют, но были очень образованными и воспитанными людьми. Папа – инженер-металлист, много лет проработал заместителем директора крупного завода. А мама была просто мамой, красавицей и умницей. Театр они обожали. Каждый поход туда напоминал ритуал. Мама торжественно делала прическу и маникюр, папа неторопливо брился и застегивал хрустящую белую сорочку. Папа очень любил петь. В доме было два патефона. Голубой и красный. Один из них звучал каждый вечер. Слушали Лещенко и Утесова. Танцевали настоящие бальные танцы: мазурку, венгерку. Когда были молодыми, даже призы за танцы брали. Может быть, эта их мечта об изящной жизни и возвышенных чувствах и стала для меня путеводной звездой? Почему-то из детства самым сильным воспоминанием остались они, танцующие, и розы с росой поутру на даче, куда меня возили "витаминизироваться".

– Так и хочется сказать, что вам удалось воплотить сказку в жизнь. А какое испытание оказалось для вас самым сложным?

– Жизнь, конечно.

– Она была сложнее жизни сценической?

– (Несколько задумавшись). Думаю, да. В театре все-таки знаешь, что случится с твоей героиней, какая судьба её ждет. А в жизни предугадать что-нибудь трудно.

– Татьяна Ивановна, несколько поколений людей смотрели на вас с восхищением, "ходили на Шмыгу". Вас носили на руках?

– Я не очень любила "носиться". Любовь поклонников придает актрисе уверенности, но и курьезов с этим связано немало. В Оперетте, как и в Большом, в лучшие годы были знаменитые "сыры". Из-за меня ссорились, даже драки бывали. Поэтому пришлось поставить грань между собой и горе-поклонниками. Заявила им ультиматум: если это продолжится, не буду здороваться и принимать цветы.

– Что, по-вашему, профессионализм?

– В первую очередь преданность театру. И разумеется, умение прекрасно двигаться, петь и быть приличным драматическим актером. Я пришла в театр в тот момент, к счастью, когда главным режиссером был Иосиф Туманов, дирижёром – Григорий Столяров… Было у кого учиться. А через год в театр пришёл главным режиссёром супермузыкальный артист Владимир Канделаки.

– Он ведь был вашим первым мужем?

– Мы прожили больше десяти лет. Это отдельная песня, отдельный разговор. А если в двух словах, быть женой главного режиссёра и работать в его театре я бы не пожелала никому.

– Как вы отмечаете сразу два праздника – Новый год и ваш день рождения?

– Едем на дачу. Собирается человек двадцать. Сначала отмечаем день рождения, потом Новый год. Танцуем, поём, фотографируемся.

– Соблюдает ли примадонна диету?

– Просто не ем после пяти вечера.

К нашему разговору присоединяется Анатолий Кремер, муж певицы, композитор и дирижер. Он автор оперетт "Катрин", "Джулия Ламберт" и "Джейн", в которых последние годы играет Шмыга. Я не удержался, чтобы не задать ему вопрос:

– Анатолий Львович, как вы познакомились с Татьяной Ивановной?

– Мы знакомы ещё с 1962 года. Я работал в Театре оперетты дирижёром. В 1969 году мы даже вместе снимали фильм. Тогда Таня была для меня просто очень симпатичной и безумно талантливой актрисой. А влюбился я в нее только в 1976 году. Мы летели в Париж. И вот в салоне самолёта я вдруг посмотрел на неё и понял: влюблён. И все. Как только мы возвратились в Москву, я за две недели написал для неё оперетту "Эспаньола", к постановке которой мы и приступили. С тех пор мы вместе. Вот уже двадцать семь лет.

– Татьяна Ивановна, вы давно не были во Владимире…

– (Задумалась). Знаете, я помню ваш город. Мы много раз были у вас с нашими концертными номерами. У вас во Владимире какая-то особая атмосфера царит во время концертов. Может быть, из-за того, что у вас нет своего музыкального театра.

Анатолий Кремер вставляет в магнитофон видеокассету с записью юбилейного вечера Т.Шмыги пятилетней давности. Певица комментировала отдельные моменты вечера. Мне посчастливилось быть на нём и приклонить колено перед Примадонной. Она – замечательная. И пусть так будет ещё долгие годы!

Михаил КОСТАКОВ,
заслуженный работник
культуры России.

Фото из архива редакции.

Из досье "Призыва"

Татьяна Ивановна Шмыга родилась 31 декабря 1928 года в Москве, училась в Музыкально-театральном училище им. Глазунова, потом в ГИТИСе. В 1953 году поступила в Московский театр оперетты, где и работает до сих пор.

Творческий путь Т.И.Шмыги – это более 60 ролей на сцене и на экране. Среди них: Виолетта ("Фиалка Монмартра" И.Кальмана, 1954 г.); Тоня Чумакова ("Белая акация" И.Дунаевского, 1955 г.); Чана ("Поцелуй Чаниты" Ю.Милютина, 1956 г.); Глория Розетти ("Цирк зажигает огни" Ю.Милютина, 1960 г.); Адель ("Летучая мышь" И.Штрауса, 1962 г.); Луиза Жермон ("Гусарская баллада", реж. Э.Рязанов, 1962 г.); Элиза Дулитл ("Моя прекрасная леди" Ф.Лоу, 1964 г.); Мария ("Вестсайдская история" Л.Бернстайна, 1965 г.); Нинон ("Фиалка Монмартра" И.Кальмана, 1969 г.); Марфа ("Девичий переполох" Ю.Милютина, 1971 г.); Роксана ("Неистовый гасконец" Кара-Караева, 1978 г.); а также главные роли в опереттах: "Катрин" А.Кремера (1984 г.); "Великая герцогиня Герольштейнская" Ж.Оффенбаха (1988 г.); "Джулия Ламберт" А.Кремера (1993 г.); "Джейн" А.Кремера (1998 г.).

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике