большие судьбы

Сбитые сапоги Солоухина

Чтобы написать книгу "Владимирские проселки", наш знаменитый земляк в июне 1956 года прошел пешком, проскакал на лошади, проехал на автомобиле и проплыл на колесном пароходе через всю Владимирскую область. К 80-летию Владимира Солоухина в будущем году общественная эколого-культурная организация "Экополис" повторит его литературную экспедицию.

Путевой дневник, ставший лирической повестью

Простодушный Солоухин как-то обмолвился, что особенно хорошо ему пишется о родине в парижских бистро. За это его многие невзлюбили. Мол, "почвенник", а по заграницам ездит! А ведь он и в самом деле был настоящим патриотом глубинки, и чтобы правдиво писать о ней, отмахал сотни километров по российским ухабам.

Когда живший уже в столице писатель задумал отправиться в путь, его жена Роза собиралась проводить его только до поезда. А уже на вокзале решила – едем вместе! Под Юрьев-Польским к ним случайно присоединился странствующий художник Сергей Куприянов. За 41 день Солоухин преодолел 635 километров от реки Киржач до Вязников. Им двигала идея, что хорошие книги рождаются в путешествиях, во встречах с живыми людьми. Все сбылось: "Владимирские проселки" принесли Солоухину славу.

Пускаясь в дорогу, 32-летний Владимир Алексеевич вовсе не думал плакать о потерянной деревне, как это делали другие писатели-почвенники. Он хотел увидеть реальную жизнь, отображая все что есть в ней хорошего и плохого. Ибо нет смысла верить словам встречного рыбака, что "раньше уловы были царские, а теперь – нет ничего", ведь наверняка так же грешил на жизнь и его прадед.

Задуманный путевой дневник (даже главы назывались "День первый", "День второй") превратился в лирическую повесть о нестоличной России середины 50-х.

Иногда автор давал детальный список небогатого ассортимента сельпо, отмечал, что церковь в селе порушена, а убогий клуб пуст, поскольку денег ему выделяют лишь на уборщицу и дрова.

Но чаще действительность радовала – выходили прекрасные бытовые сцены, вроде "Встречи на мосту через реку Селекша". Солоухина завораживал процесс литья металлической посуды в Кольчугине и вдохновляли многочисленные тогда стройки. 10 дней писатель прожил в родном Алепино, о жителях которого написал отдельную книгу "Капля росы".

После успеха "Владимирских проселков" Солоухин подумывал о новом путешествии и новой книге – на этот раз по мещерским лесам, муромским дорожкам. Этот замысел не сбылся. В последние 10 лет жизни Владимир Алексеевич настолько погрузился в политику и историю, что, говорят, стал уже с прохладцей относиться к своей первой знаменитой книге.

Глотовская церковь:
"Нужен музей деревянного зодчества!"

В пути Солоухину многие предлагали, сделав крюк, заехать в деревню Глотово Юрьев-Польского района. Оказалось, что там сохранилась чудной красоты деревянная церковь, похожая на древний корабль.

Понимая, что этот шедевр в ближайшие годы обречен на гибель от гнили или пожара, писатель выдвигает гениальную идею: "Нужно создать (например, в Суздале) музей деревянного зодчества. Свезти туда отовсюду уцелевшие ветряные мельницы, церкви, самые красивые избы! Я попытаюсь об этом похлопотать".

Об этом мечтал не только он один, и так все и вышло. А первым экспонатом нового суздальского музея встала на берегу Каменки как раз та церквушка из Глотова.

Проселочной писательской дорогой

Евгений Локтионов, председатель организации "Экополис", прошел почти половину солоухинского маршрута еще мальчишкой. После окончания шестого класса, на каникулах. Книга настолько поразила Женю, что он и у родителей не спросил разрешения. А повзрослев, он преодолел все "Проселки" целиком.

За 27 лет работы в системе землеустройства Евгений Григорьевич прошел и проехал всю область вдоль и поперек. Неудивительно, что именно он, к тому же знававший Солоухина лично, возглавил работу по составлению детальной карты путешествия писателя, недавно представленной владимирской публике.

– Еще в 1997 году "красный" состав владимирского горсовета запретил установку мемориальной доски Солоухину на техникуме, в котором он учился. Дело удалось довести до конца только после перевыборов, – рассказывает Евгений Григорьевич. – А вот 2004 год постановлением губернатора уже офицально объявлен "Годом Солоухина". И оказалось, что многие мероприятия, задуманные "Экополисом" заранее, отлично вписались в программу: и поход по маршруту "Владимирских проселков", и даже возможная организация постоянных турпоездок по солоухинским тропам.

В год 80-летия писателя мы отправимся в путь где-то в конце июля, он как раз закончил свое путешествие 17 числа этого месяца. Предполагаем, что участников будет человек 30-40: почитатели Солоухина, школьники-победители конкурса "Знай родной край", даже некоторые старожилы захотели проделать с нами хоть часть пути. Пойдем пешком, это реально, потому что сам писатель преодолевал в день где-то километров по 25. Будем делать фотовидеосъемки, вести дневники, писать очерки, а главное – встречаться с жителями тех мест. Рассказывать им о Солоухине, расспрашивать стариков о нем. Остановимся на несколько дней в его родном Алепино.

Представьте себе, насколько будет интересно сравнить жизнь владимирской глубинки 48-летней давности с современной! Причем проводником нам будет книга нашего земляка, одного из лучших писателей России.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Родился в селе Алепино 14 июня 1924 года в крестьянской семье. Член КПСС с 1952 года, впоследствии называл себя монархистом. Учился во Владимирском механическом техникуме. Во время войны охранял Кремль.

Начал печататься как поэт и переводчик. Писал очерки для журнала "Огонек". Особенность прозы Солоухина – привязанность к невыдуманным сюжетам. От книг о "малой родине" и природе писатель постепенно перешел к критическим работам об искусстве и архитектуре, а затем к резкой критике Ленина и "перестройщиков".

Умер 4 апреля 1997 в Москве. Был первым, которого отпели в храме Христа Спасителя. Похоронен там же, где и родился? – в селе Алепино Собинского района.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике