встреча для вас

Певец Игорь Наджиев: Я уже давно не человек

Как мы уже рассказывали ("Призыв" за 23 августа), в селе Порецком Суздальского района был праздник, День села. На нем пели известные исполнители братья Радченко и Игорь Наджиев. Наш корреспондент побеседовал со звездой российской эстрады Игорем Наджиевым.

Игорь Наджиев cвоей экзотической внешностью обязан папе-иранцу. А вот мама у Игоря – русская. Себя он считает русским по духу и православным по вере.

В начале 90-х годов Игорь приехал покорять столицу. Пришел за поддержкой к Алле Пугачевой. Примадонна, посмотрев и послушав его, была категорична: "Тебе, Игорек, никто не нужен, ты и сам пробьешься!"

– Я не первый раз на твоем концерте и вижу, как ты воздействуешь на аудиторию. Чем?

– Артист – ряженый, лицедей, которыми всегда славилась Русь. Сцена – уже театр. Плох тот артист, который не может заставить зрителя сопереживать. Поэтому моей главной задачей является желание сделать спектакль.

– В детстве кумиры – дело обычное. С возрастом они тускнеют. А как у тебя?

– Маленьким мальчиком мама водила меня на концерт Елены Камбуровой. Я тогда еще ничего не понимал толком, но испытал какое-то потрясение. Помню, ночь не мог уснуть.

Сейчас практически не обращаю внимания на то, что делается вокруг. В первую очередь прислушиваюсь к себе, к своему сердцу. Считаю, что только оно может подсказать, что и как нужно делать.

– Кумиры – это что-то далекое, как звезды на небе. Есть ли люди, которым ты благодарен за что-то конкретное? Я имею в виду людей, которые помогли тебе стать известным исполнителем?

– Их много. На первом месте родители. Но рождение Игоря Наджиева как эстрадного певца связано с именем замечательного поэта-песенника Леонида Дербенева. Он меня услышал и понял мой голос, дал нужный толчок к творчеству, поверил в мои силы. Леонид Петрович научил меня разбираться в текстах, в музыке и дал ориентир на будущее.

Вдвойне приятно, что в российской глубинке закладывается замечательная традиция – отмечать День памяти этого гениального поэта. Спасибо Вере Ивановне, вдове поэта, за приглашение участвовать в таком празднике. Леонида Петровича вот уже нет 8 лет, а песни на его стихи знают, любят и поют.

– На сцене ты выглядишь ярким, у тебя сложный сценический грим. Вспоминается Вертинский. Но известно, что когда он надел свою маску, критика его не пощадила. Пьеро Вертинского пришлось выдержать множество нападок. Не было ли что-то подобного у тебя?

– Я не исключение. Все началось с черных губ. Они в свое время наделали много шума. Причем это не было подражанием Фредди Меркьюри или еще кому-то. Сначала это была просто случайность, которая позднее переросла в нечто большее.

И только спустя много времени, когда я стал серьезнее к этому относиться, я узнал, что все это давно есть на Западе. Но Вертинский был все-таки раньше.

Мой грим – состояние моей души. Душа не может быть статичной, поэтому грим никогда не повторяется. Когда говорят о моей яркости на сцене, всегда вспоминаю и привожу слова Фаины Георгиевны Раневской: "В этой стране не любят ярких!"

К сожалению, ее слова применительно ко мне оказываются пророческими. Но не в этом дело. Для меня главное – выходить на сцену и говорить правду: о жизни, о любви, о чувствах…

Я убежден, что артист не может, не должен выглядеть так, как будто только что встал с дивана. Я ценю и уважаю своих зрителей, не могу позволить ронять себя в их глазах. Они все – моя большая любовь!

– Игорь, признание, поклонники, цветы… Видимо, это и есть счастье артиста. А в чем заключается счастье Наджиева-человека?

– А я уже давно не человек. Я – существо, которое выходит на сцену и живет, питается только в этом. Согласитесь, что настоящие великие личности в искусстве живут в памяти людей не как, скажем, конкретные мужчина или женщина, а как некие существа, посланные с неба, призванные своим творчеством выполнять в мире определенную миссию.

– Ты красивый мужчина, у тебя черные, бездонные глаза. Им позавидовала бы любая девушка. Не жалеешь, что родился мужчиной?

– Раньше, может, и жалел… Видел, что женщине легче пробиться на эстраде, сделать карьеру, благополучно устроиться в жизни. Женщине легче сделать вид, что она с чем-то смирилась, подавила в себе гордость.

Мужчина так не может. Ему нужно сразу все высказать, и не всегда в лучших выражениях.

Мне с моим характером вдвойне тяжело. Порой впадаю в раздраженное состояние, но весь свой яд направляю на себя же. В такие минуты начинаю сомневаться в правильности того, что делаю.

Собой недоволен очень часто. Впрочем, для творческого человека это хорошо. Поэтому на сцене никогда не работаю вполсилы, и когда слышу крики "Браво!" – испытываю счастье.

– Почти все твои песни о любви. Что тебя вдохновляет?

– Сама любовь. Я по гороскопу – Скорпион, а этот знак – король секса. Я, действительно, очень влюбчив. Артисту требуется постоянная подпитка, я все время должен быть в состоянии хотя бы легкой влюбленности. Мне очень везет, рядом со мной много прекрасных женщин – и возлюбленных, и преданных друзей.

– Что в твоем представлении настоящая женщина?

– Та, что будет рядом всегда, в горе и в радости, которая любит не за блага и достоинства, а просто за то, что ты есть.

– Ты человек верующий. Что тебя привело к вере?

– Наверное, те потери, которые мне пришлось пережить. Сначала не стало отца, потом – мамы. Умер брат. Мама, связь с которой я чувствую постоянно, помогает мне и сегодня. Ну а привела меня в храм певица Ольга Кормухина. Когда-то у нее были проблемы с алкоголем, карьера не складывалась, сидела без работы. Встреча с известным старцем Николаем Гурьяновым стала поворотной в ее судьбе. Вышла замуж, родила ребенка – жизнь наладилась.

– А ты сам изменился?

– Конечно. Когда знаешь, что на все Божья воля, трудности переносишь легче, а если ты что-то задумал – все получится.

– Игорь, молится ли кто-нибудь за тебя и помогают ли тебе эти молитвы?

– Есть люди, которые молятся за меня в церкви. Это и мои поклонники, и друзья. Иногда на концертах подходят пожилые женщины и говорят: "Игорек, мы все время молимся за вас, ставим свечки."

Это меня и спасает, потому что жизнь артиста и любого человека, который хочет согреть своим сердцем всех, – очень тяжелая. Зло не остается безнаказанным. Но и за доброту приходится расплачиваться по полной программе. И человеку обязательно нужна поддержка.

– Жаль, что на экране ты появляешься редко.

– 5 лет назад в Театре эстрады у меня прошел концерт "Памяти родителей" – тогда и мамы, и папы уже не было в живых, и для меня он был особенно важен. Концерт удался, я выложился, его оценили зрители, а я получил благословение Патриарха. Когда же пошел на ТВ, то услышал расхожую фразу – "не наш формат".

– Не стоит расстраиваться. Тебя знают и любят. Смотри, сколько поклонников у тебя в глубинке…

– Это и спасает. Ради этого я и выхожу на сцену.

Михаил КОСТАКОВ,
заслуженный работник
культуры России.

Фото автора.

Суздальский район.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Игорь Наджиев родился 13 ноября 1967 года в Астрахани. С 4 лет учился музыке.

Впервые вышел на профессиональную сцену на конкурсе «Сочи-86" и получил приз зрительских симпатий.

В 1995 году Наджиев выпустил дебютный альбом «Потерянная страна".

В том же году работал с Максимом Дунаевским в Америке.

В 1997 году – лауреат Международного фестиваля поп-музыки «Золотой Олень" в Румынии.

В 1999 году Игорь Наджиев вместе с Сергеем Избашем (бывшим солистом группы «Нескучный сад") начали работу над проектом «Звездные птицы".

В 2000 года Игорь и Сeргей заключили 3-летний контракт с американскими импресарио.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике