Музыкант, игравший пацанам

В воскресенье во Владимире, в Доме творчества юных, состоится концерт памяти музыканта и художественного руководителя Дмитрия Карповича Русака.

Музыкант, игравший пацанам

В воскресенье во Владимире, в Доме творчества юных, состоится концерт памяти музыканта и художественного руководителя Дмитрия Карповича Русака. На вечер придут родственники, друзья, знакомые и любители хорошей музыки. Перед концертом наш корреспондент встретился с женой Дмитрия Карповича, Ниной Александровной.

– Дмитрия Карповича знают очень многие, но никто не может охарактеризовать его лучше, чем вы. Каким он был человеком?

– На первый взгляд, Дмитрий Карпович был суровый человек, но когда узнаешь его лучше, то понимаешь, что он очень душевный. Не оставлял равнодушным никого, когда говорил о музыке. Ребята, работавшие с ним, понимали его с полуслова. Вместе с тем был волевым человеком. Когда что-то не получалось, он мог часами сидеть, но добьется своего. Самый наглядный пример: осенью он купил себе компьютер, чтобы не только на работе, но и дома писать компьютерную музыку.Видела, что ему тяжело дается освоение компьютера. Но он сидел за ним часами. И даже, лежа в больнице, изучал теорию компьютера.

Он не был очень общительным человеком, но умел слушать, выслушивать людей. Долго молчит, а потом даст совет, который наверняка поможет. Особенно в последнее время, он как магнит притягивал к себе людей. Всегда был в центре внимания.

Его целью было выпустить диск, освоить компьютер, определить дочь в жизни. Дочь определил, а остальное – не успел.

– Какую музыку он играл?

– Ностальгическая романтика, музыка – размышление.

– Нина Александровна, если можно, задам личный вопрос. Чем он очаровал вас?

– Он не пел мне песен и не сочинял стихи. Мы познакомились в 1974 году, в лагере, куда он приехал со своими ребятами. Больше всего поразила его интеллигентность. Остальные ребята меркли на его фоне. Когда он начал учиться в Москве, то приезжал каждую субботу. Всегда с цветами – из Москвы вез гвоздики. Это тоже подкупало. И всегда называл меня только по имени-отчеству и только на "Вы". Я удивлялась: "неужели так может быть?".

Постепенно мы воспитывали друг друга. Он был нелюдимый, а я – общительная. Потом поменялись – он стал общительным, а я стала больше разбираться в музыке. Вот так и шли по жизни вместе. Когда его не стало, я не знаю, кого больше мне не хватает – мужа или друга.

– Почему он начал работать именно с молодежью?

– В нашем доме всегда было много молодежи. И вечерами начинались хулиганства под балконами. Он реагировал философски: "Мы сами не привлекаем ни к чему молодежь, ей просто заняться нечем". Это его толкало на занятие с ними.

Когда Дмитрия пригласили участвовать в системе профтехобразования, то одной из его задач было набрать трудных ребят, занять их досуг, обучить музыкальной грамоте. Может быть, не все из них стали великими музыкантами, но к музыке у них осталось особое трепетное отношение. И даже обзаведясь семьей, они часто приходили и благодарили за то, что в какой-то период он помог не остаться "за бортом". Однажды у нас был об этом разговор. Он сказал: "Не только я им помогаю, но и они мне. Когда я начинаю с ними разговаривать, душой молодею. Начинаю понимать их. Хочется для них сделать еще больше".

– Расскажите, чем он занимался помимо музыки?

– Он был талантливый человек в музыке и талантливый во всем. Хорошо разбирался в радиоаппаратуре. Мало кто знает, что он отлично ткал ковры. Сохранился огромный ковер его работы с изображением Иисуса Христа. Любил готовить.

– Он был верующий человек?

– В душе – да, но никогда этого не показывал. Пел в хоре. Несколько раз его приглашали петь в церкви. Говорил, что это очень тяжело в моральном плане. Уже после того, как его не стало, мне приснился сон. Он стоит, озаренный светом, и говорит: "Я тебе сейчас покажу, что я могу". Я выхожу с ним на балкон. Он оттягивает балконные веревки за пределы лоджии и начинает крутиться на них, как артист: "Нина, смотри, что я могу!". И такое довольное, счастливое выражение лица было у него. Радовался, что он еще что-то освоил.

Камила Шаназарова.

г.Владимир.

Фото из семейного архива Н.А.Русак.

Досье "Призыва"

Дмитрий Русак родился 18 октября 1948 года во Владимире. Он создал одну из первых вокальных групп города "Золотые купола". В 1980 году закончил Московский институт культуры по классу дирижер академического хора. Стал одним из первых художественных руководителей только что открывшегося Дворца культуры завода "Точмаш". К этому моменту "Золотые купола" распались. Участники группы стали играть в Доме торжеств.

Д. Русак много работал с детьми. Руководил вокально-инструментальным ансамблем во Дворце творчества юных, студией звукозаписи на станции юных техников. Сейчас работу с ребятами продолжил друг Дмитрия Карповича – Сергей Владимирович Чуракин.

Вспоминают друзья

"Золотые купола" выдавали хиты на все времена

Сергей Чуракин познакомился с Д. Русаком в группе "Золотые купола". Он вспоминает о друге с особой теплотой:

– В 1980 году, когда он был художественным руководителем дворца культуры завода "Точмаш", я пришел к нему как музыкант-исполнитель, с желанием играть. Он меня прослушал и взял в группу. Мы играли вместе более 10 лет. "Золотые купола" – это не первая его группа, но первая, которая получила общественное признание. После того как распались "Золотые купола", он уже занялся педагогической деятельностью.

– Какую черту его характера вы бы особенно выделили?

– Доброта. Я не работал никогда музыкантом, это было как средство дополнительного заработка. В 90-х годах я из музыки ушел вообще. А потом все-таки музыка меня догнала. 8 лет я не брал гитару. Обратился к Дмитрию Карповичу, и он меня взял. И я не один был такой. Ему важно было не столько, какую музыку играют команды, сколько то, что этих молодых людей надо приютить, дать им возможность заниматься музыкой.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике