Родная деревня поэта Дербенева

Притяжение родных мест испытывает каждый. Известный поэт Леонид Дербенев на излете жизни вернулся в края своих предков - в деревеньку Улово между Владимиром и Суздалем.

Родная деревня поэта Дербенева

Притяжение родных мест испытывает каждый. Известный поэт Леонид Дербенев на излете жизни вернулся в края своих предков – в деревеньку Улово между Владимиром и Суздалем. Мистически настроенные люди уверены, что именно в этих местах особая энергетика – сходятся некие меридианы, открывая связь с космосом…

Наша справка

Леонид Дербенев родился 12 апреля 1931 года в Москве. Умер там же 22 июня 1995 года.

В 1954 году окончил юридический институт и 5 лет совмещал работу по специальности и поэтическое творчество. Потом полностью переключился на стихи. Популярность обрели песни, написанные на стихи иностранных поэтов в переводе Л.Дербенева: "У моря, у синего моря", "Прощай, моряк!".

Потом хитами стали и его собственные песни из фильмов "Бриллиантовая рука", "Кавказская пленница", "Земля Санникова".

Помог раскрыться многим известным исполнителям, а для Маши Распутиной стал крестным отцом, написав для нее популярные "Гималаи"

Так и не стал членом Союза писателей, но признан народным – недавно у концертного зала "Россия" зажглась звезда с его именем.

Уловские легенды

– Я в таких явлениях несведуща, но знаю немало действительно удивительного об этом крае, – окончательно заинтриговала нас очаровательная Елена Мацапаева, словесник Порецкой школы и краевед-любитель. Она стала нашим гидом по дербеневским местам. – Старожилы рассказывают о блаженном Михаиле, который жил в Порецком. Он всегда ходил в веригах, босиком и обладал даром исцеления. Говорят, когда блаженный умер, колокола сами собой зазвонили. А целительная сила появилась у земли с его могилы.

Могила блаженного не сохранилась. Приезжала съемочная группа с Рижской киностудии. Снимали фильм "Семья вурдалака" и сами повели себя, как нечисть: стали расчищать площадку на кладбище, могилы смешали, таблички долго грудой валялись…

А еще любой из местных расскажет вам историю "Дома Романовых". Стоял он в Улово на небольшом холме. Люди там жили очень злые – между собой ссорились и другим пакостили. Однажды ночью во время грозы односельчане услышали страшный грохот. Утром смотрят, а дом как бритвой срезало, и место, где он стоял, дерном покрыто.

Потом на этом месте провал образовался. Давайте вам про это лучше Николай Матвеевич Курилов расскажет, – предложила провожатая. – Он из Улова и эту историю от родителей слышал.

– Все так и было, – подтвердил историю ветеран. – Мы мальчишками бегали на этот холм. Ляжем, ухо к земле прижмем, а кто-нибудь бросит камень в этот провал, и мы слушаем долгий гул. Как будто там пустота бесконечная. А в 60-х годах, когда на Уловке решили плотину строить, на холме земляные работы затеяли. У экскаватора ковш пополам сломался, словно предупреждение: нечего копать там, где зло похоронено.

И еще в том месте потом огненные шары появлялись. Идет человек и вдруг ощущает какое-то преследование. Оборачивается, сзади большой – метр в диаметре – огненный шар катится и искры от него летят. Вот до мостика через Уловку докатится и исчезает. Или пропадал, если человек начинал истово молиться. Видно, что раскаленный, а никакого выжженного следа не оставалось.

Шары всегда появлялись в вечерних сумерках. Видели их не только те, кого он преследовал, но и из деревни. Даже эксперимент ставили: шар из соломы скатывали, поджигали и катили. Убедились, что совсем не похоже на огненные шары. Подобное явление и в Порецком многие наблюдали, но здесь шарики были меньше – как для большого тенниса.

Любовь к родному пепелищу

Как рассказала мне вдова поэта Вера Ивановна, Леонид Петрович проследил свою уловскую родословную до 1700 года. Все поколения Степановых жили здесь. Был среди них весельчак, любивший по всякому случаю припевать: "Ах, дербень-дербень, Калуга". Прозвали этого мужичка Дербенем, дети его автоматически стали Дербеневыми. Ну а поскольку Степановых – добрая половина деревни, то такое отличие оказалось удобным. Им и паспорта выдали как Дербеневым.

Может, Леонид и не стал бы москвичом, если бы не страшный пожар 1924 года, уничтоживший 12 домов. Говорят, тогда огонь остановила одна из местных жительниц, которая обошла пожарище с "Неопалимой купиной"…

Семья деда поэта оказалась в числе погорельцев. Лишившись крова, они отправились искать счастья в Москве.

К тому времени многие уловские обосновались в столице: кремлевский управляющий Филипп Сафронов землякам давал подзаработать на строительных работах. Все шестеро детей деда – три девчонки и три пацана – получили высшее образование и закрепились в Москве. Но в родной деревне они все-таки отстроили дом и на лето съезжались сюда семьями. Малышом бывал там и будущий поэт. Но запомнился он соседям уже 10-летним мальчишкой, когда в 1941 году приехал с бабушкой в Улово в эвакуацию.

– Мы тогда дом только купили, но не жили в нем. Пустили их постояльцами, они свой-то уже продали, – вспоминает старейшая жительница деревни Ефросинья Ерастовна Седова, в свои 90 лет сохранившая прекрасную память. – Леня озорной мальчишка был, спокою-то с ним не было. Но не хулиганили. Злого-то хулиганства у нас тогда и не было.

Потом он уже через много лет приехал. Снимали они тут что-то. Ему командуют, как встать, а он: "Не мешайте, я с бабой Фросей буду разговаривать!" А уж когда дом задумал строить, спросил: "Баба Фрося, где его лучше поставить?" Напротив нас место было, но я ему говорю: "Здесь не ставь – затеснят. А вот лучше у церкви".

"Дом Распутиной" Машу не дождался

В 1991 году Дербеневы начали строительство.

– Он эти места очень любил, – вспоминает жена. – Мечтал здесь песни писать, были задумки и для Маши, и для Аллы, и для Филиппа. А когда заболел, говорил: "Большую махину мы затеяли. Мне бы будочку поставить, я б и зимой здесь жил".

Он и Машу Распутину в эти места зазвал. Она тоже здесь строительство летней резиденции вела. А после Лениной смерти ее в этих местах ничто не удерживало, и она продала еще недостроенный дом московскому соседу.

Не получилось из Улова творческой дачи для эстрадников. Хотя на фоне изб местных жителей выделяются не только дома Дербеневых и Распутиной. Добротные каменные коттеджи возвели в этой деревне еще несколько небедных москвичей. Не уступят им в размахе и местные VIPы: бывший представитель Президента во Владимирской области С.Соколов, экс-вице-губернатор Г.Волков, экс-губернатор Ю. Власов. Основная масса домов – загородные резиденции, куда постояльцы приезжают на отдых. В деревне, где когда-то жизнь круглый год кипела в 280 домах, сейчас она теплится только в десяти.

И Муза не чурается грядок

Вот и за дербеневским домом уже несколько зим подряд присматривает сосед Николай Павлович. А Вера Ивановна приезжает на лето. Тогда наездами бывает и дочь Лена – преподаватель иностранного языка и переводчица. Иногда гостит внучка поэта Лиза. Оставляя бабушку одну в огромном доме, беспокоятся:

– Тебе не страшно?

– Я не слишком смелая женщина, но здесь мне совершенно спокойно и вполне хватает общества любимого пса.

Судя по отзывам соседей, скучать Вере Ивановне некогда -вдохновенно работает на земле. С мужской работой помогает управляться все тот же Николай Павлович, который справедливо считает себя "управляющим имения":

– Хорошая женщина. Если что надо, мы всегда к ней – не откажет. Она сама машину водит, поэтому и привезет что-то, и нас куда подбросит, если нужда. И Леонид Петрович очень добрый был. Церковь мечтал восстановить…

Не стоит село без храма

Вокруг церкви разговоров очень много. Местные жители уверены, что Леонид Петрович мечтал восстановить храм, у которого строил дом. А после его смерти якобы жена хотела воплотить эту мечту, но с условием, что Улово переименуют в Дербенево.

– Да вы что?! – засмеялась Вера Ивановна, услышав от меня народную версию. – Уловская церковь уже в таком упадке, что легче новую поставить, чем эту восстановить. Да и смысла нет – она не будет "жить" без прихожан, а кому там в нее ходить? Тем более, рядом – в Порецком и Васильково – есть действующие церкви. Единственное, что мы делали, это следили, чтобы молодежь храм еще больше не оскверняла…

А разговоры эти, видимо, пошли после того, как Леонид помог в реставрации Порецкой церкви. Он нашел среди друзей спонсоров, которые профинансировали кровельные работы.

Я не удивляюсь, что какие-то слухи ходят – что же за деревня без этого. Но люди там в основном приветливые, приняли нас хорошо. И я эти края полюбила – своего уловского лета жду, как праздника. Приезжайте ко мне туда, побеседуем…

От таких приглашений не отказываются. Ждите, дорогие читатели, интервью с вдовой Леонида Дербенева в летних номерах "Призыва".

Валерия СЕРГЕЕВА.

Фото Геннадия ПОПОВА.

Суздальский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике