Не можно сбросить с корабля ни слово “х..”, ни слово “.ля”!

Каковы шансы избежать нецензурщины или вовсе искоренить ее?

Не можно сбросить с корабля ни слово "х..", ни слово ".ля"!

Каковы шансы избежать нецензурщины или вовсе искоренить ее?

Точек зрения на нецензурные слова в основном две: "Это недопустимо!" или "С кем не бывает". О мате с точки зрения науки мы беседуем с преподавателем кафедры русского языка ВГПУ, профессором Владимиром Ивановичем ФУРАШОВЫМ.

Родимая
трехэтажность

– Мат – это низший словесный пласт русской лексики. Он ниже просторечных слов и даже вульгарных. Запрещенную лексику еще называют нецензурной или ненормативной. Но мат – определенная часть языка и имеет исконно русское происхождение.

– Есть версия, что слово на букву "х" происходит от слова "хвоя". Вроде бы, и то и другое символизирует жизненную силу, ведь хвоя зеленеет круглый год.

– Это пример "народного языковедения". Так люди пытаются найти объяснение "срамным словам" или другим, им непонятным. Чтобы сделать роднее иностранное заимствование, в старину простой народ называл гувернанток "гуверняньками", а бульвар – "гульваром". Научные гипотезы о древнеславянских корнях мата совсем не так просты и выразительны, как версия с "хвоей". Кроме того, все они труднодоказуемы – с тех пор прошло более тысячи лет.

– Многие убеждены, что мат достался нам от татаро-монгольского ига.

– Понятно желание все плохое приписать влиянию чужаков, захватчиков. Однако нашествие татар на Русь было в XIII веке, а есть неопровержимые исторические свидетельства того, что мат на Руси был еще до ига. Значит, чтобы опровергнуть татарский след, даже не нужен сопоставительный анализ русского и татарского языков.

Более того, уже за два с лишним века до татар вполне общеупотребительные слова, обозначающие то, что ниже пояса, стали попадать под запрет. Ведь в 998 году Русь приняла христианство, а значит, соответствующую культуру и нормы поведения.

– Якобы существительное женского рода на букву "б" запретила специальным указом сама Екатерина II.

– Никто матерщину указами не запрещал. Она становилась запретной постепенно, на протяжении столетий. Мат отвергался всеми слоями русского общества – от знати до крестьянства. Причина этого явления в христианском сознании народа. Процесс табуирования мата и теперь не завершен. В некоторых областях России ряд крепких словечек до сих пор употребляется как местное просторечье, а не как брань. Слово же на "б" образовалось от слова "блуд". Оно не относится к самым древним выражениям.

Когда матом разговаривают

– Выходит, что запрещение матерных слов и сделало их ругательными?

– В некотором смысле, да. Подчас даже сегодня в "откровенном разговоре" люди употребляют мат не ругаясь, а просто называя своими именами определенные вещи, органы и действия. Других слов для них в русском языке нет.

Или, допустим, мужики матерятся на рыбалке. Они, не стесняясь, выражают так сильные эмоции или машинально используют мат для связки слов, но вовсе не собираются кого-либо оскорблять. Разумеется, это признак низкой речевой культуры, но не брань.

Мат, великий и могучий

– Есть стишок о богатстве мата: "Слов немного, быть может, пяток… Но какие из них комбинации!"

Действительно, всего от нескольких корней образовано не по одному варианту всех частей речи.

– Дело в том, что русский язык в целом (а не только мат) дает широчайшие возможности для словообразования. Скажем, английский в этом смысле не столь богат. Но такая гибкость позволяет заменить вообще любые слова на их матерные аналоги, что и происходит среди деклассировнных элементов. Получается не грубость, не ругань, а однообразный словесный поток, скудный по форме и по содержанию.

– А как же легенда о величайшем мате мира, таком же могучем, как сам русский язык?

– Русский мат иногда употребляют и нерусские. Тут есть и историческая подоплека, и психологическая. Ругаясь на чужом языке, человеку легче преодолеть в себе внутренний запрет на грубую брань. Что же до особой великости… Тургенев и Гоголь превозносили русский язык, когда один из них жил во Франции, а другой – в Италии. Это своего рода ностальгия. В других обстоятельствах расхваливать свой язык, тем более его ненормативную часть – просто чванство.

Язык принадлежит народу. Ему все и решать

– А может, придумать другие, "хорошие" слова про ЭТО? Кто-то предлагал называть, например, мужской орган словом "яр" и образовать соответствующий глагол – "ярить"…

– Пока слово не примет народ, оно не войдет в язык. Когда космонавт Леонов впервые вышел в открытый космос, "Комсомолка" предложила термин "леонить" в значении "находиться в открытом космосе". Слово не прижилось, слишком оно походило на "филонить". Карамзин утвердил в русском языке слово "промышленность", Достоевский – слово "стушеваться". Два великих ума дали нам только по одному слову!

Со "стыдными словами" – еще сложнее. Старик Державин, приехав в лицей, запросто спросил у швейцара: "А где тут нужник?" И вот сначала неприличным стал "нужник", затем "уборная". Как только название "той самой комнатки" входило во всеобщий обиход, его сразу становилось как-то неловко произносить вслух и ему снова искали замену.

Если заменители "срамных слов" вдруг приживутся в языке, то в нашем сознании они станут той же самой нецензурщиной. Со всеми вытекающими трудностями в свободе употребления.

– А если легализовать уже существующий мат? Снять с него печать запретности. Кажется, так происходит с отдельными ненормативными выражениями в английском?

– Я бы не стал исключать такую возможность. Со временем, а главное – с коренной переменой отношения к тому, что обозначают эти слова, теперешний мат может утратить черты грубости, оскорбительности и постепенно легализоваться в обиходно-бытовой речи. В таком случае мат – уже как бы и не мат. Добавим только, что тогда обязательно появятся новые грубые выражения, до тех пор, пока есть ситуации, где они оказываются востребованными.

Беседу вел Михаил ЯЗЫНИН.

г.Владимир.

управы нету на слова?

Сталина материли под страхом лагерей

– Уголовный кодекс предусматривает наказание за нецензурную брань. Сейчас Госдума дорабатывает "Закон о государственном языке". Что, если, наконец, применить к матершинникам силу?

– Нецензурные выражения всегда будут там, где есть экстремальные ситуации: в ссоре, в драке, в тюрьме, на тяжелой работе. Я помню, как в открытую материли Сталина после войны! Люди годами переносили такие лишения, хлебнули столько горя, что их не останавливала даже опасность угодить в лагерь. А ведь все знали, что за это сажают!

– То есть, из песни слова не выкинешь, а из языка не выкинет мат даже Дума?

– Раз существуют предметы и явления, обозначаемые этими словами, значит, такая лексика пока остается востребованной. Сегодня эти вещи есть – и есть соответствующие слова. Но они запрещены. Причем запрещены не столько законами, сколько сознанием народа, творца и носителя языка.

Улучшить или испортить язык законодательно невозможно. Язык, хотя и постоянно изменяется, остается все же более или менее стабильным.

Другое дело, что разные стили речи засоряются: деловая речь – иностранными словами, употребляемыми без надобности, офицальная – канцеляризмами.

Сегодня мы встречаем чудовищное количество сложносокращенных слов, аббревиатур. Название фирмы рядом с "ООО" или "ЧП" выглядит нелепо и несолидно. А МУП ЖРЭП, а ЖКХ? Скучища. Хуже мата! Как говорил Маяковский, "лучше уж от водки умереть, чем от скуки!"

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике