Михаил Задорнов:

"Человек от природы смешлив"

– Михаил Николаевич, скажите, вам сегодня легко рассмешить зрителя?

– Публика бывает разная. Иногда сидят молча минут сорок, смотрят на тебя и просто уважают. И пока ты не скажешь, что ты юморист, совершенно никакой реакции. А вот в Одессе хохочут независимо ни от чего. В этом городе все время шутят, что бы ни происходило. Как-то в магазине при мне одна одесситка спрашивает: "Почем колбаса?" Продавщица говорит: "Двести купонов". Та: "А почему не триста?" И обе хохочут.

– А какую сверхзадачу вы ставите перед собой, обрушивая на зрителей водопад иронии и сарказма?

– Я стремлюсь сразу взять зрителей в союзники и говорю: давайте вместе посмотрим на те глупости, которые нас окружают. А они повсюду.

Думаю, задача сатиры – менять человека, показывая ему все его несовершенство. Я понимаю: нельзя враз изменить хромосомный набор. Под действием радиации он меняется в худшую сторону, а при помощи юмора, веселого настроения, возможно, будет улучшаться. Человек от природы любит смеяться. Когда он хохочет, у него в крови понижается холестерин. Часто ко мне приходят зрители и говорят: мы вам так благодарны – у нас головная боль прошла. Я шучу: от смеха еще и склерозные спайки рассасываются, у кого есть.

– А правда, что за рубежом вас хотели занести в "Книгу рекордов Гиннесса" за рекордное количество образцов собранной глупости?

– Возможно. Но для меня, поверьте, сбор этих глупостей – адский труд. Не ходить же по улицам с завязанными глазами. Помните борьбу за искоренение алкоголизма? При этом из хрестоматий убрали строки "Выпьем, няня, где же кружка". Дескать, великий русский поэт подает нынешним детям дурной пример спаивания своей няни.

Когда я со сцены цитирую наши бодряческие лозунги "минувших времен", люди словно просыпаются от сна, открывают глаза и видят, какая вокруг невероятная чушь.

– Каким было ваше детство?

– Я учился в Латвии в послевоенное время. Знания, которые давали педагоги еще старой, буржуазной Латвии, были на уровне очень средней школы. И отец нанимал мне репетиторов, в том числе и по латышскому языку. И я очень ему благодарен за то, что первые книги, которые прочел, были не Маршака, не Чуковского, а "Мертвые души" и "Фрегат "Паллада". Отец научил меня более глубоко познавать людей.

– Михаил Николаевич, кем вы себя считаете – сатириком или юмористом?

– Сатириком. Только я люблю, чтобы сатира подавалась в юмористическом соусе, иначе она очень назидательной получается.

– Согласитесь, о многих нелепостях нашей жизни, о которых вы и другие писатели-сатирики говорите с эстрады, вы заговорили только во времена гласности. Почему раньше молчали?

– Меня не печатали восемь лет. Это те рассказы, которые вошли в сборники, получили премии. Но я благодарен редакторам, которые не пускали их в печать: они были сырыми. Как-то Петросян, с которым меня связывает давняя дружба, посоветовал: "Надо бы тебе писать для артистов". Попробовал – получилось. С популярной в свое время телепередачи "Вокруг смеха" начался новый этап в моей жизни.

– Как я понял, у вас не было неладов с цензурой?

– Были. Вспоминаю одну суровую блюстительницу нравов из Министерства культуры. Она вычеркивала из рассказов фразы с такими комментариями – мороз по коже! Например, вымарала как-то "вернемся к нашим баранам". Я, говорит, знаю, на кого вы намекаете, а сама глазами кверху…

– Где вы даете образование дочери? Как и многие "звезды", за границей?

– Она еще маленькая. Это, во-первых. Во-вторых, я считаю, что давать детям образование за границей не надо. Все русские дети, которые учатся в Америке, – гении. Там уже генетическое отупение началось. Учиться они должны у наших учителей. В России хороших людей гораздо больше, правда, плохие лучше объединены.

– Если бы вас попросили выступить в парламенте с речью о положении дел в стране, с какой фразы вы бы начали?

– Уважаемые господа! Прошу впредь не рассматривать мои шутки как программу дальнейших действий.

– Какая революционная песня была вашей любимой и по какому случаю вы напеваете ее в наше время?

– "Весь мир насильем мы разрушим. До основанья, а зачем?"

За эту строчку, спетую мною в хоре, меня – шестиклассника, в первый раз выгнали из школы.

– Если бы вы были сказочно богаты, какую книгу издали бы за свой счет, чтобы бесплатно раздать всем россиянам? И почему?

– Букварь. Потому что, когда я смотрю телевизор, у меня складывается впечатление, что большинство не дочитало его до конца.

– Что бы вы, Михаил Николаевич, хотели пожелать читателям нашей газеты накануне Нового года?

– Те, кто хочет веселиться, пусть приходят на мои концерты.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике