Слой культуры в 2,5 метра

Археологи не любят давать интервью во время раскопок. Многие корыстные смертные расценивают это занятие как кладоискательство. Археолог с богатым опытом Татьяна Мухина рассказала:

археологический репортаж

Слой культуры в 2,5 метра

Археологи не любят давать интервью во время раскопок. Многие корыстные смертные расценивают это занятие как кладоискательство. Археолог с богатым опытом Татьяна Мухина рассказала:

– Однажды после публикации в одной владимирской газете я пришла на раскоп и обнаружила несколько ям. Люди прочитали, узнали, где идут раскопки, и ночью ринулись искать горшки с деньгами.

Здесь золота нет

Команда Татьяны Федоровны ведет работы за кафе "Тихая заводь". Практически там же одна из владимирских фирм решила сделать пристройку к своему зданию. И хотя по закону Российской Федерации о защите памятников истории любые строительные работы в местах, представляющих интерес для науки, должны проводиться только после археологических исследований – нехилое строение выросло, не побрезговав историческим прошлым. Предприниматели хотят строить дома в центре Владимира и очень болезненно относятся к тому, что их деньги зависают в воздухе из-за проблем историков. Поэтому бизнесмены постоянно торопят археологов.

Однако патриоты "культурного слоя", то бишь археологи, не сдаются. Только в этом году во Владимире археологические исследования ведутся на пяти объектах. Например, за старым Дворцом пионеров в областном центре ведет раскопки Виктор Петрович Глазов. Днем раньше я посетил его на месте изысканий древностей. Археолог встретил меня не очень любезно, хотя в нерабочей обстановке его речи всегда носили доброжелательный характер. Непонятное для меня поведение мэтра объяснила его помощница, пожелавшая остаться неизвестной для широкой публики:

– Рабочих нет, никого нет, поэтому и настроение не слишком веселое.

В настоящее время археологические исследования во Владимире возложены на плечи семи ученых. На помощь им приходят студенты вузов и школьники. За свой, надо сказать, нелегкий труд ребята получают по 10 рублей за час работы. Я наивно поинтересовался у Виктора Петровича:

– Дети, наверное, с энтузиазмом подходят к работе, радуются каждой выкопанной монетке?

– Никакого восторга нет, радости нет, молодые люди работают только за деньги. Два человека трудятся, а остальные бездельничают.

…А вот стекла
у нас хватает

Татьяна Федоровна Мухина к своим подопечным относится не столь критично. Она с удовольствием представила молодого археолога Даниила Андреевича Кабаева и студента лицея N 25 Сашу Емельянова. На ее раскопе трудились еще ученики школы N 14, но накануне, по завершении основных работ, их отпустили.

Татьяна Федоровна прочитала мне целую лекцию о своей нынешней работе и об археологии во Владимире вообще:

– В нашем конкретном случае толщина культурного пласта от начала XXI века до середины XII века от 100 до 140 сантиметров. Ниже начинается материк, то есть то место, на которое пришли первые жители города и начали свою хозяйственную деятельность. На этом объекте за кафе "Тихая заводь" площадью 100 квадратных метров мы работаем месяц. Археологи разбили участок на квадраты два на два метра, делают чертежи, проводят фото- и видеосъемку. Нужно это для того, чтобы зафиксировать и подробно описать археологические находки в том или ином культурном слое. Снимаются они осторожно – по 20 сантиметров каждый. Рабочие буквально через пальцы просеивают грунт в поисках артефактов. Археологи фиксируют план отдельной постройки и целой улицы или изучают планировку усадьбы. Дело в том, что в домонгольский период во Владимире практически не было улиц, дома горожане строили по усадебному типу. Древние зодчие соблюдали только ориентировку по сторонам света.

Дома во Владимире стояли бревенчатые, главным образом небольшие – три на три метра. Хотя встречались и огромные терема, я бы даже сказала – многоэтажные. Никаких землянок в городе мы не находим. XX век для нас пока малоинтересен. В культурных слоях XIX века мы чаще всего находим медные монеты, изразцы. Для XVIII века также характерны монеты и изразцы. От прочих эту эпоху отличают глиняные курительные трубки, осколки стеклянной посуды. XVII век интересен глиняной посудой и глиняными игрушками-погремушками, свистульками в виде лошадок, цилиндрической и других форм.

XV-XVI века прослеживаются слабо. Видимо, Владимир в то время был малонаселенным городом. Тем не менее мы находим хорошую глиняную посуду, игрушки, обломки ножей или целые ножи, ключи, замки. Практически не встречаются горизонты XIV века. Иногда мы поднимаем бусинки, обломки глиняной посуды, по-современному говоря – импортные вещи. То же самое можно сказать и о второй половине XIII века.

Середина XII века – это обилие сероглиняной посуды, обломки стеклянной кухонной утвари, шиферные пряжки. Владели ими пряхи. Привозились пряжки из-под Киева, во Владимире нет залежей шифера. Еще археологи находят много предметов вооружения: наконечники стрел, ножи, топоры. Частенько в пластах XII века встречаются глиняные рыболовные грузила, крючья, каменные нательные крестики, части икон. Мы нашли две мастерские по их производству. Одна расположена около памятника Фрунзе, а другая – на рыночной площади в Торговых рядах.

Интересно то, что стекло в XII веке ценилось. Мы находим не только стеклянную посуду, но и браслеты. Изготовляли их владимирские мастера, привозили купцы из Новгорода и Киева.

Похоронили историю

Татьяна Федоровна неожиданно прервала свою лекцию и попросила особо отметить следующее:

– Мы гордимся тем, что Владимир – древний город, гордимся его историей. Большинство памятников древности осталось в земле, их надо хранить, а не относиться по-варварски: захотел, построил дом и плевать на все. Экскаватор ковшом уничтожает все сразу. Человек не может считать себя культурным, если он не ценит свою историю. И не надо гнать археологов – мы и так делаем все возможное.

С 1992 года благодаря Управлению по реконструкции исторического ядра в областном центре ежегодно ведутся масштабные археологические раскопки. Сегодня этим делом занимается Государственный центр по сохранению, учету и использованию памятников истории и архитектуры. Все, что находят археологи, они передают во Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Затем раритеты пополняют музейные экспозиции, лицезреть их получают возможность как сами владимирцы, так и туристы. Нам надо выбирать, чем гордиться – или новорусским, или древнерусским городом.

Дмитрий КОШЕЛЕВ.

Фото автора.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике